Почему за пандемию заплатит малый бизнес

2602
4 минуты
Почему за пандемию заплатит малый бизнес

Существенная часть малого бизнеса не доживет до мер поддержки. Именно МСБ будет главной жертвой пандемии. Обидно, он только начал поднимать голову. Реальные меры поддержки должны были бы быть совсем другими, рассуждает гендиректор Аналитического центра «Эксперт Юг» Владимир Козлов

Бизнес заплатит за полумеры. Реальные меры — это карантин, его ввели целый ряд стран. У карантина есть важный плюс — юридически это форс-мажор, который позволяет отложить или отменить выполнение обязательств. Нет карантина — значит, все работают, как раньше. Неделя дополнительных выходных, начинающихся через два дня — это полумеры. Бизнес даже не может отправить людей в оплачиваемые отпуска — отпускникам надо заплатить за четыре дня до начала отпуска, иначе — штрафы трудовой инспекции. То есть это просто выходные, в течение которых будут начисляться все зарплаты, то есть — накапливаться долги на предприятиях, которые мы якобы спасаем.

Роль госсектора на фоне молчания сильных. Лидеры частного бизнеса безмолвствуют. Все, у кого есть деньги, временно удовлетворены существующим положением вещей. Им удобно ссылаться на отсутствие четких документов. Бесплатные подписки на киносервисы – это ерунда в ситуации, когда нужны бесплатные деньги. Ряд банков выступили с широкими жестами — отмена ряда комиссий, улучшение сервисов по дистанционному обслуживанию. У госбанков особая роль. Сбербанк объявил о программе помощи корпоративным клиентам, пострадавшим от пандемии — программа включает возможность переноса платежей второго квартала на более поздние сроки. ВТБ объявил о возможности отсрочек платежей для всех заемщиков, которые были вынуждены уйти на больничный в связи с пандемией.

Налоговые меры поддержки эфемерны. Блок налоговых поблажек для малого бизнеса, изложенный в экстренном послании президента, отсутствует в перечне поручений председателя правительства, который появился в тот же день. Сам же текст выступления вызывает вопрос: снижение страховых выплат с 30% до 15% обещано всем представителям микробизнеса или только тем, кто работает в отраслях, наиболее пострадавших (туроператоры, гостиничный бизнес, общепит). СМИ тут же раструбили о том, что это снижение — для всех, но оптимизм на данный момент не подтверждается ни одним документом, а разница в эффекте по этим сценариям — колоссальная. Начнем с того, что существенная часть компаний в наиболее пострадавших отраслях льготой не воспользуется, потому что не доживут. Ибо падение выручки на 70-80%, о котором сейчас регулярно говорят представители этих отраслей, — это закрытие бизнеса, без вариантов.

Малые предприятия умирают каждый день. Я за последнюю неделю в процессе передвижения по Ростову-на-Дону составил коллекцию снимков закрывшихся заведений общепита.
MyCollages.jpg
Это только то, что видно. Проблема пострадавшего бизнеса – не будущие расходы, а текущие доходы. Малый бизнес в прошлом году впервые за несколько лет показал положительную динамику субъектов и количества занятых. По нему бизнес ударит больнее всего — так было и во время предыдущих кризисов.

Антикризисное управление как сопротивление заморозке. Переход на дистанционку – это еще не антикризисный менеджмент. Внутренний блок работы — удаление всего, что не обязательно для функционирования основного процесса в компании. Многие управленцы воспользуются моментом, и лучше им не мешать призывами к выполнению эфемерных обязательств по сохранению рабочих мест. Внешний блок — уточнение своей ценности для клиентов. Если эта ценность сейчас вызывает вопросы, бизнес сразу попадает в зону риска. В ситуации кризиса стратегическое планирование – это не многомесячные размышления над документами, а немедленная корректировка бизнес-модели на основе аналитики, опросов, коммуникации с клиентом. Все препятствует сейчас этой коммуникации, но только она позволяет быть адаптироваться. На эту гибкость сейчас главная надежда — никто за предпринимателей эту работу не сделает.

На местах можно было бы быть поактивнее. Как президент вместо Минздрава у нас выступает с мерами по карантину, так же губернаторы в регионах по умолчанию высказываются за всех, чья работа сейчас очень нужна. Все региональные институты развития сейчас спят, ждут политики региональных министерств, которые ждут политики сверху. Между тем, каждый день — см. пункт 4. Региональные бизнес-сообщества не порождают сейчас ничего более содержательного, чем разговоры в чатах. Самое интересное происходит в том, как компании делают шаги навстречу своим клиентам, понимая особенности их положения. В идеале сопротивляться заморозке им могли бы помогать и региональные институты, и бизнес-сообщества — но под свою ответственность, конечно.

Реальные меры поддержки. В идеале, это консультационные пункты или «горячий» телефон для бизнеса в каждом городе и регионе, вооруженный реальными инструментами — аналитикой рынков, консалтингом, обучением, дешевыми деньгами, сервисами, позволяющими быстрее резать расходы. Некоторые виды поддержки можно было бы ввести временно, на один квартал. Неясно, способна ли на такие вещи бюрократическая машина. Бизнес-сообщества, по идее, способны.
  • Комментарии
Загрузка комментариев...