Продовольственная безопасность на волоске

173
11 минут
Продовольственная безопасность на волоске

Форум собрал более двух тысяч участников из 32 российских регионов, его главным выступающим оказался глава Минсельхоза Александр Ткачёв, а работу площадки осветили около 200 журналистов федеральных и региональных СМИ. Это вполне федеральный масштаб, хотя и меньший, чем два года назад, когда на пленарном заседании мероприятия выступил премьер Дмитрий Медведев, а посетителей было около 3500 человек.

Периодичность у форума необычная — один раз в два года. Она лучше способствует наглядности результатов в сфере осуществления политики продовольственной безопасности, считают организаторы. В прошлом году количественные показатели обеспеченности базовыми продуктами были основными в повестке. В этом году организаторы попытались выдвинуть на первый план тему качества продукции, однако проблему пока удалось лишь обозначить. Приоритет федерального Минсельхоза сегодня — увеличение экспорта. Именно в контексте этой задачи возникает тема экологически чистой продукции, мировой рынок которой составляет около 100 млрд долларов, а доля России на нём, по данным Александра Ткачёва, — 0,2%. «Люди готовы платить за экологически чистую продукцию, — заявил Ткачёв в Ростове, — мы не можем пропускать этот тренд». Но при этом в России пока нет института, отвечающего за качество продукции, попадающей на прилавок, и для участников внутреннего рынка гораздо важнее тема защиты от недобросовестных конкурентов, которым сегодня ничто не мешает при желании обманывать покупателя.

Форум продбезопасности, инициированный лично донским губернатором Василием Голубевым и поддержанный правительством РФ, — первая федеральная площадка для Ростовской области. Однако для того, чтобы её удержать, региону придётся поработать.

Овощи и молоко — самые дефицитные категории

Достаточный уровень собственного производства в России достигнут по зерну (95%), сахару (80%), растительному маслу (80%) и мясу (85%). По оценкам Александра Ткачёва, инвестиционная активность в сельском хозяйстве за последний год выросла на 10%. За три года просубсидировано 850 инвестпроектов общей стоимостью 350 млрд рублей. Самыми проблемными категориями в стране на данный момент являются молоко и молочные продукты, уровень продовольственной безопасности которых снижается и составляет 79,9%, а также тепличные овощи и фрукты, которыми страна обеспечена лишь на 30%. Именно в этих направлениях государство и бизнес должны сосредоточить свои усилия. «Государство даёт хорошие импульсы и намёки, что эти сектора всё ещё дефицитны, — заявил Ткачёв. — Я думаю, пройдет ещё пять лет, и каждый регион будет себя обеспечивать плодоовощной продукцией, что станет ещё одной нашей победой. Затем овощи и фрукты нужно двигать на экспорт, искать новые рынки сбыта и зарабатывать на этом». По его данным, эти сроки вполне реальны при сохранении нынешних темпов наращивания производства. Так, за последние три года темпы закладки садов увеличились в полтора раза, составив 15 тысяч га в 2016 году.

Что касается молочной продукции, по данным министра, с помощью дотаций и субсидий удалось сократить срок окупаемости таких предприятий в среднем с 15 лет до 8, что делает проекты в этой области значительно более привлекательными с точки зрения инвестиций. Однако этого может быть недостаточно, как заявил на одной из сессий гендиректор агрохолдинга «Степь» Константин Аверин: «Для снижения дефицита отечественного молока первоочередной задачей государства должно стать снижение срока окупаемости его производства до четырёх лет. Только тогда инвесторам это направление станет интересно. Вторая задача — создание кадрового потенциала в стране. Третья — формирование серьёзной системной политики государства, рассчитанной как минимум на 15 лет».

По оценкам г-на Аверина, официальные данные по обеспеченности молочными продуктами в России (79,9%) не отображают реальную ситуацию. В частности, картину искажает заниженная норма потребления молока россиянами по сравнению с рекомендованной. «Исходя из нормы на 1 человека, в России должно производиться 40 миллионов тонн молока, — считает Константин Аверин. — В настоящий момент у нас перерабатывают порядка 17 миллионов тонн, и ещё около 8-9 миллионов завозится. Таким образом, для преодоления дефицита нам нужно научиться производить дополнительно 20 миллионов тонн молока».

«Мы изучили опыт других стран по поддержке молочного производства, — говорит руководитель Центра международного агробизнеса и продовольственной безопасности РАНХиГС при президенте РФ Анатолий Тихонов. — Хотя мы любим говорить про либеральный рынок, почему-то в США и в Голландии эта отрасль подлежит жёсткому государственному регулированию. В Канаде госконтроль состоит из трёх переменных: регулирование цены, производства и импорта. Производитель молока при этом получает в полтора раза больше сырья, чем отечественные, а продавать не может свободно, он обязан передавать его в ответственные организации. Никакого свободного рынка в наиболее успешных странах в этой отрасли нет, и России тоже нужно развивать государственное регулирование».

Неожиданная проблема качества

«За качество продукции в нашей стране не отвечает даже Минсельхоз, — говорит глава Россельхознадзора Сергей Данкверт. — Я думаю, это могли бы делать губернаторы — федеральный центр должен передать им полномочия отвечать за свой рынок. Во всяком случае, мы хотим, чтобы Минсельхоз так воздействовал на рынок, чтобы продукция могла быть и безопасной, и качественной. Пока я могу сказать, что изобретена порочная система закупок питания для школ и детских садов. Победит ли качественная продукция в конкурсе, где главный критерий отбора — снижение цены? Другой вопрос: как проверить продукты на содержание пестицидов в магазине, если никто их не отслеживает в поле?»

«По-моему, это первый форум, на котором, говоря о питании, вспоминают и о потребителе, — призналась руководитель Роспотребнадзора Анна Попова. — Должна сказать, что первое определение качества продукции появилось летом 2016 года в Стратегии повышения качества продуктов питания, однако обязательных требований к качеству пока нет. Мы можем оперировать критериями безопасности, но не качества. Чем быстрее мы сформулируем требования к качеству, тем лучше — бизнес ратует за это».

По словам г-жи Поповой, стратегия повышения качества пищевой продукции значительно улучшила ситуацию на отечественном рынке, в её рамках в дальнейшем требования ГОСТов будут реформироваться из рекомендательных в обязательные, однако и на данный момент отечественная продукция безопаснее импортной. «В ввозимых овощах и фруктах в шесть раз чаще обнаруживается недопустимая концентрация нитратов, — приводит данные исследований глава Роспотребнадзора. — Рыба в три раза чаще не соответствует российским требованиям. В целом, до 25 процентов снятых нами с полок импортных продуктов не соответствует требованиям, и только 2–3 процента несоответствия — по отечественным продуктам. Так что чем больше мы будем производить сами, тем лучше».

«На такой большой территории, как Российская Федерация, ввести государственный контроль за качеством практически невозможно, — считает генеральный консул Италии в ЮФО и СКФО Пьерпаоло Лодиджиани. — Торговые сети не обязаны ничего контролировать, их цель — заработать на аренде, ничего необычного. Единственный способ улучшить ситуацию с качеством продукции — это повысить культуру производителей. Сегодня, естественно, рынку не хватает продукции. Все пытаются, легально или нелегально, поставить продукцию на рынок, а он возьмёт любую. Поэтому вопрос с качеством продукции через пять лет неизбежно станет ещё более актуальным». Г-н Лодиджиани приводит примеры самоорганизации итальянских производителей вокруг региональных продуктовых брендов — именно объединения предпринимателей вырабатывают стандарты качества продукции, представляющей их регион, и контролируют их соблюдение, поскольку дискредитация продукта сразу бьёт по всем производителям.

«У нас в области у контроля качества большие проблемы, — говорит руководитель проектов Общенациональной ассоциации генетической безопасности Надежда Новосёлова. — Все проверки, которые проводят государственные органы, происходят с предупреждением. У производителя есть время создать идеальные условия производства. Однако тот же Роспотребнадзор в конце марта заявил “Известиям”, что 66 процентов производителей на российском рынке нарушают санитарные нормы. Единственный способ защитить себя — поддерживать органы общественного контроля». Ассоциация создала свою систему добровольной сертификации. «Когда к нам приходит производитель, желающий получить “зелёный листочек”, мы отправляемся в магазин и берём его товар с полки, — рассказывает г-жа Новосёлова. — Затем мы отправляем его в лабораторию и проверяем на соответствие всем требованиям безопасности. Если всё соответствует — мы даём право носить этот листочек. А в течение года мы по принципу тайного покупателя возвращаемся в магазин и проверяем продукт второй раз. И тем самым подтверждаем или не подтверждаем качество».

Однако это пока — локальные достижения. Надежды возлагаются на принятие в этом году закона «Об экологически чистой продукции», который должен хотя бы возможностями позиционирования помочь производителям, уже сегодня задавшим высокую планку качества для своей продукции.

Искушение экспортом

Но внимание к качеству на внутреннем рынке при этом сегодня скорее подстёгивается тенденциями на рынке глобальном. Сегмент экопродуктов за последние семь лет вырос на 60% и, по мнению Александра Ткачёва, отечественные производители, которые сегодня фигурируют на этом рынке на уровне статпогрешности, потенциально могут занять на нём до 15%. Для этого у России есть преимущества, среди которых — большие площади земель, которые последние 20 лет не получали удобрений, поскольку не использовались. Ткачёв оценивает их объём в 10 млн га.

Надежда Новосёлова тоже считает, что экологические продукты могут стать «новой нефтью» для России. «При поддержке государства Россия может добиться значительных успехов в экспорте продовольствия, — отмечает генеральный директор “Евродона” Вадим Ванеев. — Но это будет очень сложно, потому что никто в мире Россию не воспринимает пока как поставщика продовольствия. Мы пока ассоциируемся с нефтью, газом и оружием. Мы сейчас активно ищем внешние рынки. Серьёзные поставки планируем со следующего года. Мы думаем, что экспорт может занять до 25 процентов в наших продажах. Причём наш продукт — индейку — хорошо знают только в Америке и Европе. И там навалом своей индейки, мы там не нужны. Мы пойдём на рынки, которые не знают, что такое индейка». Генеральный директор «Атлантис-Пак» Игорь Переплётчиков отметил, что в России уже достаточно жёсткие требования к продовольственным товарам. При их полном соблюдении российские производители без особенных проблем могут выходить на европейские и другие рынки.

Хотя линия на поддержку экспорта сегодня может показаться неоспоримой, некоторые бизнесмены в своих выступлениях подчеркнули, что в этом направлении пока не хватает последовательности. «Конечно, государство сейчас очень много помогает сельхозпроизводствам — и это замечательно, — сказал генеральный директор ОАО “Астон” Вадим Викулов. — Но когда государство начинает вмешиваться в рыночные процессы, становится только хуже. Мы помним эмбарго на экспорт 2010 года, которое, наверное, всё же было необоснованно. Мы видели введение экспортных пошлин на 2015-2016 годы, которое было совершенно неоправданно. Просто руководству страны тогда сказали, что скоро в Москве не будет хлеба — при наличии колоссального экспортного баланса. Мы не можем исключить факторы таких вмешательств, но посмотрите, какое негативное влияние они оказывают». Вадим Викулов привёл конкретный пример ущерба: запрет на импорт турецких помидоров обернулся встречным запретом на ввоз российской продовольственной пшеницы 3 класса, которую в таких объёмах, как Турция, в мире никто не покупает. По оценкам Викулова, в амбарах юга России застряло около 3 млн тонн такой пшеницы.

Удержать форум

У Ростовской области пока небольшой опыт проведения федеральных мероприятий — форум проходит лишь второй раз, и ещё вопрос: есть ли воля продолжать эту тему как регулярную? Этот год показал угрозы: поддержку федерального центра, полученную один раз, трудно сохранить в том же объёме, тем более — приумножить. Главный вопрос, на который должно ответить правительство Ростовской области — для кого именно оно проводит этот форум? Сегодня складывается впечатление, что прежде всего — для федерального центра. Что ж, вполне рабочая схема — мы видим, что региональный бизнес серьёзно вкладывается в то, чтобы регион себя таким образом позиционировал на уровне страны. Но именно в этом компоненте форум оказался слабее, и это невозможно не заметить. Спонсорам, заплатившим фактически за внимание правительства страны и не получившим его, нужно, как кажется, предлагать что-то ещё.

Лучшие форумы в мире — это верхняя, малая часть айсберга. В нижней и основной — работа над исследованиями, соглашениями, проектами, инициативами. Это плоскость работы региона с отраслью, а не с федеральным центром, именно эта работа позволяет обрастать идеологическими союзниками, для которых форум становится основной площадкой. Форум продовольственной безопасности второй раз подряд упал на регион как снег на голову, и второй раз делался в авральном режиме. Повестка была придумана не без остроумия, вот только бизнес о ней почти ничего не имел сказать — к ней и государство пока не очень готово. При этом потенциал темы, объединяющей государственную политику, экономику с темой здоровья и человеческого капитала в стране, — огромный. Только авральный режим работы грозит тем, что на федеральном уровне через два года могут о такой теме не вспомнить, и сил продолжать тогда не будет. Если мероприятие региону нужно, стоило бы запускать другой режим работы, более содержательный для тех, кто приходит туда со стендами и покупает билеты.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...