Животноводы нуждаются в финансах и чётких правилах игры

1053
14 минут
Животноводы нуждаются в финансах и чётких правилах игры

Южнороссийские производители и переработчики мясной продукции в условиях «санкционной войны» получили вполне определённый шанс для экспансии не только на внутренний рынок, но и для выхода в Ближнее Зарубежье и регионы Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока. С одной стороны ответные меры на санкции российского правительства резко снизили поступление сырья из Евросоюза, с другой, взрывообразный спрос на мясо и мясопродукты отмечен в регионах ЮВА и в Закавказье, куда производители юга России могут сбывать свою продукцию. Это является шансом для более чем 300 предприятий Краснодарского края, которые производят и перерабатывают сегодня порядка 300 тысяч тонн мяса в живом весе в год. Об этом шла речь на организованном журналом «Эксперт ЮГ» в Краснодаре «круглом столе» «Южный рынок мяса: как видят перспективы производители и переработчики?», прошедшем при поддержке КБ «Кубань Кредит» ООО.

Освобождённая полка

Отрасль животноводства и мясопереработки сегодня является одной из наиболее востребованных в текущих экономических условиях. Война санкций привела к тому, что сырьё и продукция из Евросоюза ушли с российского рынка и полок магазинов, что дало шанс отечественным производителям заполнить опустевшую нишу.

Другое дело, что они изначально оказались к этому не готовы по причинам малой мощности своих предприятий. А теперь, спустя два санкционных года, столкнулись с проблемой падения внутреннего спроса на высокомаржинальную и премиальную мясную продукцию. По данным отраслевых аналитиков, порядка 60% покупателей из-за падения платежеспособности намерены скорректировать свои гастрономические предпочтения в пользу более дешёвого мяса и мясопродуктов. 30% уйдут в эконом-сегмент, половина покупателей собирается следить за акциями и распродажами.

На этом фоне программа импортозамещения может вовсе потерять свой смысл, если производители просто не будут знать, куда сбывать то, чем они надеялись заместить зарубежную ветчину и окорока.

«Впервые в новейшей истории Россия становится нетто-экспортёром мяса, — уверен руководитель отдела аналитики рынков ЗАО “Юг РусиЛеонид Соболев. — В текущем году даже ожидается некоторое перепроизводство птицы и свинины, развития требует только сектор крупного рогатого скота. Доля импорта с 2013 года снизилась в 4,5 раза по свинине (с 960 до 200 тысяч тонн), по птице — в 3 раза (с 750 до 150 тысяч тонн). Сегодня перед российскими производителями стоит задача поиска рынков сбыта».

В первую очередь отечественные «мясники» должны обратить внимание на экспорт. В прошлом году из России было экспортировано около 15 тысяч тонн свинины, 70 тысяч тонн птицы. При этом прирост производства свинины ожидается на уровне 60 тысяч тонн, птицы — около 170 тысяч тонн. Поскольку внутренний спрос ограничивается покупательской способностью населения, то излишек мяса при падении национальной валюты может с успехом поглотить Дальнее Зарубежье.

«В последние годы в странах Юго-Восточной Азии наблюдается взрывообразный спрос на мясо, — отметил эксперт. — В Южной Корее, Китае и Японии сегодня отмечается рост импорта свинины и птицы в 2–4 раза, во Вьетнаме удвоено производство свинины и ожидается резкое увеличение спроса на этот вид продукции».

Ограниченность территории для проживания на фоне роста населения макрорегиона до нескольких миллиардов жителей вынуждает руководства стран ЮВА переходить от растениеводческой к более продуктивной животноводческой составляющей в потребительской корзине населения. Этому способствует и повышение благосостояния жителей ЮВА, в котором до конца 80-х годов прошлого века перманентные войны длились веками. Япония в этой связи находится в сфере торговых интересов США, но Китай, Вьетнам, Тайвань, Филиппины и другие вполне могут стать потребителями южнороссийского мяса.

Эксперты считают, что в ближайшие десятилетия спрос на мясную продукцию здесь будет только расти.

Кроме того, интерес к закупкам южнороссийской свинины (главным образом из ЮФО) уже озвучили Грузия и Армения. Как раз Закавказье по логистическим соображениям является наиболее предпочтительным рынком сбыта для мясной продукции Юга.

Мясной пояс

Однако, у самих производителей сегодня достаточно собственных проблем, которые могут помешать им воспользоваться импортозамещающим и экспортным шансом.

В первую очередь, это серьёзные убытки кубанских свиноводов от свирепствующей на Юге эпизоотии АЧС, из-за чего пострадали многие производители и возник дефицит сырья для переработчиков.

У одного из лидеров мясного рынка России Краснодарского края в отрасли заняты порядка 300 предприятий. По информации заместителя начальника управления пищевой и перерабатывающей промышленности министерства сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Краснодарского края Натальи Подгорной, нынешние совокупные мощности кубанских заводов способны ежегодно перерабатывать до 300 тысяч тонн мясной продукции в живом весе.

Тем не менее сегодня средняя загрузка мощностей по производству колбасных изделий в крае составляет всего 50%, а у ряда крупных предприятий — ещё меньше. Это, по мнению чиновника, связано со снижением потребностей населения в приобретении колбасных изделий (в 2015 году оно составило 14–15% к 2014 году) и уходом его в сегмент полуфабрикатов и продукции высокой степени готовности (рост на 35%).

«В крае серьёзно развивается малый и средний бизнес. Если ещё 5 лет назад мы говорили о высоком удельном весе крупных производителей, мощности переработки на которых составляют порядка 150 тысяч тонн колбасных изделий, то за прошлый год они выработали не более 70 тысяч тонн, — сообщила г-жа Подгорная. — Часть продукции перетекает в более дешёвую нишу малого и среднего бизнеса, особенно в производстве мясных полуфабрикатов. А также закрывается продукцией из других регионов России».

При этом в крае выбыл ряд заметных игроков — закрылся Краснодарский, Бабаевский мясокомбинаты, на Медведовском мясокомбинате идёт процедура банкротства. Вопрос о возможном увольнении 200 человек в связи со снижением сбыта возник и на Тихорецком комбинате. Новейший Павловский мясокомбинат мощностью переработки 150 тысяч тонн в год в живом весе загружен всего на четверть.

Проблему кубанские власти видят в «навязанной отрасли» компартментализации (ряд карантинных процедур по защите поголовья свиней для предотвращения эпизоотии. «Эксперт ЮГ»). Крупные мясокомбинаты, которые получили самый высокий IV-й компартмент санитарной защиты по ветеринарным требованиям, сегодня испытывают трудности при получении сырья из хозяйств соответствующего компартмента. В Краснодарском крае их недостаточно для загрузки мощностей МПК. «Вспышка АЧС лишила краевых переработчиков собственной сырьевой базы свинопоголовья, которая сегодня закрывается за счёт поставок из других регионов, главным образом, из ЦФО», — заметила г-жа Подгорная.

При этом колбасный импорт в регионе сегодня составляет не более 9% рынка.

IV-й компартмент, говорят участники рынка, палка о двух концах. С одной стороны ужесточение карантинных мер позволило обуздать эпизоотию, с другой, связало руки переработчикам.

«Мы готовы производить больше, но из-за падения покупательной способности девать продукцию некуда. Если в прошлом году в этот период у нас реализация была 25–28 тонн в сутки, то сегодня — не более 15–18 тонн во всех сегментах. Я не знаю, что будет дальше — остается только ждать начала курортного сезона, когда спрос вырастет благодаря туристам», — сообщил в своём выступлении на конференции заместитель директора мясокомбината «Каневской» (входит в одну структуру с Павловским МПК) Андрей Щётка.

«Наше предприятие загружено на 30 процентов, клиент не готов сегодня брать мясо по тем ценам и в том объёме, которые нас бы устраивали. Сильно ударила по производителям постоянная нестабильность рынка, цены то поднимаются, то падают. Если год назад цены между производителями колебались в рамках 5–10 рублей, то сегодня — до 30 рублей. Поскольку нет возможности закупать живок на Кубани, приходится ехать в центральные регионы, а это влечёт за собой дополнительные расходы», — добавил генеральный директор компании «Мясные традиции Кубани» Павел Полтинин.

Крупные переработчики сходятся во мнении, что в ближайшее время среди заметных рыночных игроков вообще ожидается волна банкротств. На этом фоне говорить о перспективах экспорта в АТР достаточно затруднительно.

По словам начальника отдела по продаже продукции АО «Фирма “Агрокомплекс” им. Н. И. Ткачёва» Александра Семеренко, прошлогодние показатели экспорта в 15 тысяч тонн — это лишь «начальные шаги некоторых передовых товарищей, прощупывание рынков». Возможности для работы с внешними рынками сегодня действительно выглядят неплохо в ситуации резкого падения курса рубля, однако технически выход на экспорт представляет собой достаточно сложную процедуру — одни только межправительственные согласования могут тянуться месяцами. К тому же ещё отнюдь не сказано, что российских производителей ждут на азиатских рынках с распростертыми объятиями.

«Завоевание новых рынков — это огромный пласт работы. Ее надо начинать, но с пониманием того, что будет непросто. Это перспектива более дальняя, чем текущий момент, а проблемы у всех переработчиков начались ещё в 2014 году», — считает г-н Семеренко.

К тому же аграрии подчёркивают, что с возвращением Крыма в состав России у кубанских производителей появился ещё один крупный рынок сбыта по соседству.

Малые формы

В то же время малый и средний бизнес находит пути выхода из ситуации, делая ставку на иные формы реализации своей продукции.

«Сегодня в мясопереработке существует два параллельных мира, которые практически не конкурируют друг с другом — крупные агрохолдинги и предприятия средней руки, — считает Владимир Касьянов, генеральный директор ООО “Восток”. — Крупные компании по праву сильного могут позволить себе выделываться в цене, демпинговать, но конкурируют они не с нами, а с такими же крупными игроками из Центральной России — Белгородом, Тамбовом, Липецком, Воронежем. Средние же компании имеют свои плюсы — чем меньше производство, тем лучше оно приспосабливается к изменяющейся рыночной ситуации. Наш клиент — это все заведения у дорог, все шашлычники, наш путь к покупателю значительно короче. Поэтому у малого и среднего бизнеса растут новые бойни, бизнес развивается. Потребление свинины будет только расти. Для этого необходимо развивать бренд “Сделано на Кубани”».

Впрочем, по данным регионального Минсельхоза, сегодня в свиноводстве наблюдается значительный прирост. В 2016 году поголовье увеличится на 700 тысяч голов. Это будет уже солидное подспорье, чтобы обеспечить сырьём не только собственных производителей, но и Крым, создав серьёзную конкуренцию сегодняшним поставкам сырья из ЦФО.

Есть свои проблемы и у кубанских птицеводов. В этом сегменте Россия почти полностью провела импортозамещение, и последние годы здесь наблюдался неуклонный рост объёмов производства.

«Проблема в невозможности своевременно сдать птицу на МПК, что нарушает технологию производства, — признался заместитель генерального директора Племенного птицеводческого завода «Лабинский» Николай Марьенко. — Основной доход у птицеводов идёт за счёт выпуска яиц, в то время как мясное производство заведомо убыточно (свыше 30 процентов от себестоимости)».

Гораздо хуже ситуация с говядиной, которая всегда была в дефиците на Кубани. Животноводы жалуются на серьёзное влияния западных санкций на отрасль.

До августа 2014 года (введения санкций) закупка живка составляла 65–67 рублей за килограмм, а уже в марте 2016 года — 105–107 рублей. Соответственно, говядина на магазинных полках становится неконкурентоспособной по сравнению даже с Беларусью.

«За три года мы увеличили производство в десять раз. Такой темп роста означает дефицит оборотных средств. Это все понимают, кроме банков. Но для банковской системы животноводство — слишком тяжёлый бизнес для кредитования, поэтому нам необходимо наладить доступ к вменяемым и, что главное, своевременным финансовым ресурсам, — считает директор ООО “Тимашевскмясопродукт” Александр Шуть. — Необходимо также развивать сырьевую базу, выращивать скот мясного направления КРС, а то сегодня животноводы делают упор на более продуктивное молочное поголовье. Животноводы должны понимать для себя, откуда они возьмут сырьё, корма, финансы и куда затем будут сбывать продукцию. Необходима консолидация для среднего бизнеса — создание единой системы структуры бизнеса и взаимоотношений. В 1999 года в Тимашевском районе было семь колбасных цехов со своими бойнями и переработкой. Мы попытались объединиться, взять хорошего технолога, поставщиков. Все отказались, решили выживать в одиночку. В итоге в районе не осталось ни одного колбасного цеха. То же самое может случиться с малым бизнесом, если не наладим партнёрских отношений между собой».

Господдержка

Впрочем, и государство, провозгласившее импортозамещение чуть ли не как новый «национальный проект», не должно самоустраняться от участия в судьбе животноводов и переработчиков. Принимаемые меры господдержки далеко не всегда однозначно воспринимаются аграриями.

«Доля отечественной продукции на российском рынке достигла 89 процентов, в прошлом году мы полностью обеспечили свои потребности в зерне, сахаре, масле, картофеле, — считает Тимур Бирюков, директор ООО Южный региональный филиал EMBA “Росэкспертиза”. — В 2016 году ожидается рост производства говядины, что сможет компенсировать выбывшие из-за эмбарго объёмы импортного мяса. К рискам можно отнести проблемы с субсидированием. В 2013–15 годах государством на поддержку АПК было выделено порядка 618 миллиардов рублей. При этом отрасль балансирует на уровне нулевой рентабельности. Получается, что господдержка неэффективна и нуждается в модернизации этой системы. В Счётной палате считается, что у нас избыточное количество различных программ субсидирования, несвоевременное доведение субсидий до адресатов и дублирование различных субсидий».

В качестве мер господдержки, отметил эксперт, с 2017 года запланирован ряд изменений в программе субсидирования. Их общее количество с нынешних 40 будет сокращено вдвое. С другой стороны, Минсельхоз намерен убрать обязательное требование софинансирования программ развития АПК из регионального бюджета, так как казна в подавляющем большинстве регионов сегодня дефицитна.

«Переработчикам имеет смысл идти в сырьевой сектор, так как государство сегодня больше поддерживает производителей мяса и молока, — считает руководитель департамента обеспечения животноводства и перерабатывающей промышленности АО “Росагролизинг” Константин Каравайный. — В 2010 году мы привезли корабль из Австралии со скотом высокопродуктивной элитной породы ангус. Часть его была отправлена в кубанские хозяйства. Два из этих хозяйств не смогли справиться с проектом, и вынуждены были вернуть скот. Мы не смогли продать его даже за 150–180 рублей за килограмм. На вопрос, почему МПК не берут этот скот, они отвечали, что им просто не нужно элитное мясо. Поставки обычного мяса из-за границы тогда были бесперебойными. Сейчас ситуация поменялась. Внутри страны сырья мало».

«В 2015 году 44 процента от всего объёма закупленного мяса (говядина, кролик, птица, субпродукты) поступило из Краснодарского края, остальное — в Ростовской области, Ставропольском крае и КЧР, — рассказал директор по корпоративным вопросам и взаимодействию с госорганами региона Центр группы компаний Danone в России Олег Жарко. – Мы заинтересованы, чтобы мясо нужного качества приобреталось максимально близко к предприятиям Danone в регионе, в модернизацию которого (ОАО «Завод детских мясных консервов “Тихорецкий”». «Эксперт ЮГ») мы вкладываем порядка 300 миллионов рублей. При этом мы понимаем, что рассчитывать на финансовую поддержку государства не приходится. Бизнес на Кубани сам способен развиваться. Но само государство должно содействовать реальному снижению административных барьеров и упрощению согласительных процедур. Проволочки в этой сфере ложатся дополнительными затратами на бизнес и сказываются на конкурентоспособности».

Господдержка может выражаться и во вполне конкретных формах. К примеру, в поддержке местных поставщиков и обеспечении их гарантированным рынком сбыта.

«Моё предприятие не имеет возможности поставлять мясо в детские сады, школы нашего района, поскольку они финансируются местным бюджетом. Поставщиками выступают непонятно какие предприниматели с неизвестной продукцией. Как происходит выбор поставщиков, непонятно. Мы можем поставлять качественное, свежее мясо, в выигрыше будут все», — посетовал генеральный директор ООО «Кущёвский пищекомбинат» Руслан Галка.

«Государство должно поучаствовать в профилактических мерах по предотвращению АЧС, — считает начальник отдела маркетинга УК “Агрохолдинг «Кубань»” Станислав Ветошкин. — Мы сегодня не знаем, откуда берётся эпизоотия, какие конкретно шаги необходимо предпринимать для борьбы с ней. Этим нам могут помочь государственные и надзорные структуры».

Вероятно, государство может помочь если не в финансировании отрасли, то хотя бы в налаживании контакта с финансовыми институтами. Ибо пока банки сами ищут дорогу к производителям.

«АПК является одним из наиболее приоритетных клиентов нашего банка, — заметила начальник управления кредитования малого и среднего бизнеса КБ “Кубань Кредит” ООО Светлана Мороз. – В прошлом году предприятиям АПК и переработки мы выдали порядка 4 миллиардов рублей кредитов (3 миллиарда рублей в 2014 году) на строительство складов глубокой заморозки, приобретение оборудования и другие проекты по ставке 11,7–13 процентов. За прошлый год банк пять раз снижал ставку по краткосрочным кредитам».

Все участники «круглого стола» сошлись во мнении, что государству необходимо выработать для мясного рынка долгосрочные и устойчивые правила игры, снижать административные барьеры и упрощать согласительные процедуры.

«Правила игры должны быть долгосрочные и перспективные, — уверен генеральный директор Ассоциации предприятий мясной промышленности агропромышленного комплекса Краснодарского края “Кубаньмясопром” Владимир Подковальников. – Должны выделяться дотации на выращивание КРС, без этого бизнес не обойдётся».

Так как пока производители мяса не могут ориентироваться в быстро меняющейся политической, экономической, финансовой, стратегической обстановке. Это мешает как инвестировать в модернизацию, так и заниматься реальным импортозамещением.

Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наши группы в Facebook и Одноклассниках, каналы в Telegram и на YouTube, наш Instagram, наше сообщество ВКонтакте.