«Бережливое производство — это философия»

1237
8 минут
«Бережливое производство — это философия»

О перспективах и целях создания лаборатории по имитации производственных процессов на базе ДГТУ и перспективах lean-технологий рассказал проректор вуза по научно-исследовательской работе и инновационной деятельности Олег Полушкин

Во второй половине декабря Федеральный центр компетенций и Агентство инноваций РО откроют на базе Донского технического государственного университета — в здании бывшего строительного института в Ростове — «Фабрику процессов». По сути это лаборатория, где имитируются производственные действия. Ее цель — обучить менеджмент и специалистов предприятий всем тонкостям бережливого производства. Проректор по научно-исследовательской работе и инновационной деятельности Олег Полушкин считает, что внедрение бережливого производства — это прежде всего вопрос изменения менталитета.

От технологии к философии

- Олег Олегович, как вы оцениваете уровень развития lean-технологий (бережливое производство) на предприятиях, с которыми приходится взаимодействовать? Насколько глубоко эти технологии внедрены в бизнес-процессы компаний?

- И в крупных, и в небольших компаниях, где я был, бережливое производство или не внедрено вообще, или производится его имитация: ограничиваются частью инструментов, например, наведением порядка на рабочем месте. А основных инструментов — таких, как поставка точно в срок, минимизация складских запасов — нет. Во-первых, такое взаимодействие требует внедрения технологии бережливого производства по всей цепочке поставщиков и в сбытовой сети. А во-вторых, всеобщего бережливого производства пока не требует сама бизнес-среда.

Те предприятия, которые сохранились с советских времен, выжили за счет того, что находятся в низкоконкурентной среде. Им достаточно имеющейся маржи. Ситуация не требует от них судорожно проводить оптимизацию. У Роствертола, например, нет конкурентов в области производства и обслуживания Ми-26, а НЭВЗ производит электровозы: это одновременно и монополизированный, и высокомаржинальный рынок.

Однако все понимают, что бережливое производство необходимо на крупных предприятиях, где экономия копеек на каком-то этапе может в финале привести к выгоде в сотни миллионов рублей. Ростовские предприятия делают какие-то шаги в этом направлении, но выглядит это, скорее, как тюнинг. Полный спектр не введен нигде — и не может быть введен, пока не создана повсеместная lean-экосистема.

- Но если все понимают плюсы бережливого производства, что мешает созданию такой экосистемы?

- Бережливая индустрия — это философия. Нужно поменять образ мыслей не только менеджеров, директора или собственника, а всех сотрудников, включая простых рабочих. Люди, стоящие за станками и делающие типовую работу, тоже должны думать о том, как ее улучшить. Не просто отстоять рабочий день, а засыпать и просыпаться с мыслью, «а что я могу сделать для родного предприятия, чтобы поднять свою собственную производительность труда».

У нас система оплаты труда не мотивирует людей на внедрение бережливого производства. Работник низшего звена сбережет деньги предприятию, но за счет максимизации собственных усилий философия lean опирается, прежде всего, на инициативу специалистов базового уровня.

У нас был случай: на одном крупном заводе мы смогли поднять производительность на балансировочном станке в 10 раз. Станок старый, работник управлялся с ним чуть ли не с помощью шаманских камланий и бубна. Мы заменили аналоговое управление на цифровое, и работа балансировщика стала занимать не всю смену, а два часа. Тогда ему дали дополнительную работу — по сборке барабанов, где нужно было крутить огромным гаечным ключом. Человек стал потихоньку ломать станок. Он нашел уязвимое место и постепенно его расстраивал, чтобы вернуться к старому процессу: «вот, я получаю свои деньги только за балансировку, мне некогда крутить гайки». Ему просто навалили в три раза больше работы и никак не мотивировали финансово.

- Изменение философии, менталитета может занять годы?

- Философию нужно менять и сверху, и снизу. Придется вырастить новое поколение или перевоспитать старое. Люди должны будут смотреть на завод как на свою собственность, как на важную часть своего бытия.

Неспроста все аспекты бережливого производства идут из Японии. Для японцев работа — это смысл жизни. Они воспринимают свой остров как дом, босса как отца, коллектив как семью. У нас работа это работа, от звонка до звонка. В Америке бережливое производство прижилось из-за доминирования корпоративных ценностей. Там босс — это не отец, а администратор, который может любого уволить за 30 секунд. Тамошний менталитет подчинен требованиям прибыльности, эффективности. В Японии это идет от сердца, в Америке — от рационального начала.

В России мы упираемся в невозможность уволить сотрудника просто так, за отказ внедрять какие-то инструменты. Он социально защищен, у директора должна быть веская причина для расторжения трудового договора. В России не получится выкинуть полколлектива за 15 минут. Но даже если использовать все рычаги и уволить всех ленивых и несогласных — их никем не заменишь. Ростовская область считается индустриально развитым регионом, но даже у нас огромный дефицит рабочих кадров, по сути мы все равно сельскохозяйственный и торговый край. Мы заперты в ловушке: у нас нет ни административных рычагов, чтобы все это внедрять, ни ментальных. И получается, что навели порядок на рабочих местах, можно рапортовать «производительность труда увеличилась на 1,5%, складские запасы уменьшились на 2,5%». Это великолепно. Это считается прорывом. А вот реального внедрения в умы не происходит, все стараются работать, как им проще, при отсутствии реальных финансовых мотиваций.

Бережливые технологии рождаются в бережливом вузе

- Как построено в ДГТУ изучение и внедрение технологий бережливого производства? Как строится взаимодействие с предприятиями?

- Мы открыли «Фабрику процессов» совместно с Федеральным центром компетенций и Агентством инноваций Ростовской области. Там уже проводятся занятия. На первом этапе — для специалистов региональных предприятий. Далее мы планируем обучать своих преподавателей, чтобы тиражировать эти знания и за пределами конкретной лаборатории «Фабрики процессов». Потом — привлекать студентов. До этого момента у нас никакого понимания бережливого производства не было. Мы это не преподавали ни инженерам, ни технологам. Государство дает нам решение под ключ: оборудование, преподавателей, учебные программы.

- Как Вы считаете, почему в качестве площадки для лаборатории был выбран именно ДГТУ?

- Мы ближе всех остальных вузов к производству. У ДГТУ есть свое научно-производственное подразделение на ул. Шаповалова — цех площадью 1200 кв. м. Это малое инновационное предприятие по изготовлению станков и специального оборудования — эта продукция поставляется и на экспорт. Мы будем внедрять там механизмы бережливого производства. Надеюсь, сможем на его примере демонстрировать и сторонним специалистам, и своим студентам, как бережливое производство работает в реальной жизни.

- Внедряются ли в самом вузе технологии бережливого производства?

- Само название подталкивает к стереотипу, что эти технологии привязаны исключительно к производственным процессам. Но в вузе все офисные процессы — управленческие, административные — тоже могут быть оптимизированы при помощи lean-технологий. У нас очень сложный, зарегулированный и забюрократизированный государством процесс работы, и нам важно использовать инструменты повышения эффективности, чтобы мы были более расторопными, обгоняли конкурентов. Сейчас некоторые процессы могут излишне растягиваться во времени.

Как сложить новые технологические цепочки

-  Какие задачи в сфере развития внедрения бережливого производства можно назвать приоритетными?

- В России должна появиться прослойка предприятий, у которых внедрено бережливое производство, система менеджмента качества ISO9001: они смогут доверять друг другу и работать друг с другом. На основании этого сложатся технологические цепочки, которые будут конкурентоспособными. Из-за отсутствия этих механизмов сейчас производства развиваются по принципу самобытности, по образцу советских мегазаводов. Хотим мы что-то производить — значит, с одной стороны завода руда вагонами завозится, с другой стороны, например, танки своим ходом выезжают. Мы все привыкли делать сами. Потому что не можем доверять смежникам и поставщикам. Поэтому нам «дешевле и проще» (хотя на самом деле дороже и сложнее) купить все оборудование самим и ни от кого не зависеть. При этом коэффициент загрузки некоторого оборудования может быть 3-5%: покупают станок для какой-то специфической операции, он используется день в году, но отдавать какую-то операцию на сторону — непредсказуемо и может выйти еще дороже. Поэтому стоимость раздувается, производство становится невыгодным.

В Турции, Китае — другой путь: они развиваются по принципу технопарков. Там предприятия делают все в кооперации. На одной территории собран кластер небольших высокотехнологичных производств. И ты всегда можешь пойти к соседу и заказать у него услугу или деталь. У нас технопарки развиваются активнее всего пока только в Москве. В столице свои проблемы: дорогая рабочая сила и высокая стоимость аренды. Но государство работает над этим: выдает преференции, налоговые льготы.

- Что, на ваш взгляд, в наибольшей степени мотивирует компании заниматься внедрением бережливого производства?

- Про бережливое производство обычно вспоминают, когда предприятие не может справиться с валом заказов и начинает изыскивать внутренние ресурсы, чтобы повысить производительность труда. Но для современного состояния и российской, и мировой экономики более характерна ситуация, когда пул заказов сформирован и он почти не растет, потому что экономика стагнирует. И тут обретают силу другие мотивы: желание снизить затраты и на производственном процессе, и на оптимизации количества персонала.

 

  • Комментарии
Загрузка комментариев...