Дело в пробке и шелухе

341
7 минут
Дело в пробке и шелухе

Автор: Сергей Семёнов


Александр Давиденко, один из основателей ростовской компании «Атлантис-Пак», после продажи бизнеса в 2011 Ивану Саввиди недолго сидел без дела. Он уже учредил две новые компании — по производству мюзле (проволочных каркасов, фиксирующих пробку игристых вин) и переработке рисовой шелухи. Общий объём инвестиций в эти проекты превысит 1 млрд рублей.

«Когда-то советское шампанское не делали с натуральной пробкой именно из-за этой штуки, — Александр Давиденко задумчиво вертит в руках раритетную проволочку, которую обычно достаёт в ответ на просьбу показать, каким не должно быть мюзле. — В восьмидесятые годы в СССР их выпускали с фиксированными ножками, из-за чего при надевании происходила деформация. Это приводило к огромному проценту брака, да и вид у бутылки был крайне неэстетичный. Поэтому советское шампанское всегда выпускалось только с пластмассовой пробкой».
Один из отцов-основателей «Атлан­тис-Пака» — компании, сделавшей себе имя ещё в прошлом столетии, — относится к тем людям, которые могут придумать новый бизнес буквально на пустом месте. Именно так когда-то и появился «Атлантис-Пак». Давиденко вспоминает, что в начале 90-х годов они с партнёрами чем только ни занимались, но их судьбу на ближайшие 20 лет решила одна случайная встреча — с питерским производителем колбасы, который пожаловался на проблемы с упаковкой.
Тогда будущие основатели «Атлантис-Пака» поехали в Европу и привезли оттуда в Россию станок, на котором стали делать первую в нашей стране целлофановую оболочку для колбас и сосисок. В 2011 году «Группа Агроком» Ивана Саввиди посчитала необходимым заплатить за предприятие 6,3 млрд рублей, а её владелец, комментируя сделку, признал «Атлантис-Пак» одним из передовых и немногих по-настоящему инновационных предприятий юга России.
С «АмА-Дон» история получилась похожей. Случайный разговор — на этот раз с производителем игристых вин, поездка в Европу, покупка оборудования и долгий кропотливый труд по его доводке, а в конце — стремительный выход на «пустой» рынок.
Сегодня Александр Давиденко поставляет мюзле 45 крупнейшим винзаводам России, контролируя 50% этого рынка. По его словам, можно было бы делать и больше, но три станка загружены круглосуточно и за последний год простояли без дела ровно два дня, да и то из-за необходимости профилактических работ.

Завернуть пробку
Мировой рынок мюзле — очень высококонкурентный и закрытый. На нём почти безраздельно царят всего два производителя — испанская компания Hite и итальянская ICAS; есть также около 20 небольших предприятий, в основном работающих с каким-либо конкретным винзаводом. Получить у них патент на производство либо открыть совместное предприятие, как говорит Давиденко, дело совершенно нереальное. Однако помогло банкротство: одна из итальянских компаний разработала и собрала собственные станки для производства мюзле, но так и не смогла найти покупателей для своей продукции.
В итоге эти станки оказались в России, и здесь-то команда Александра Давиденко поняла, почему европейские виноделы отказались работать с итальянцами. «Отличить качественное мюзле от некачественного очень сложно даже для профессионала, — поясняет Давиденко. — Здесь существует огромное количество нюансов и настроек, а проверить их правильность можно только одним способом — выезжать на производство и прямо на линии розлива пробовать ставить мюзле на бутылки. Потом возвращаться к себе, менять настройки на станках, пробовать новые настройки и опять выезжать к виноделам. Возможно, через несколько лет вы и добьётесь правильных параметров станков, а возможно, и разоритесь — как те итальянцы».
В течение двух лет созданное на предприятии «АмА-Дон» собственное конструкторское бюро перекраивало и переваривало «внутренности» итальянских машин, пытаясь найти правильный баланс. Огромную помощь ростовскому предприятию оказали крупные российские винзаводы — «Абрау-Дюрсо», МКШВ, «Фанагория» и другие, предоставляя на своих мощностях практически неограниченные возможности для производственных экспериментов. Терпеливо взращивая отечественное производство мюзле, они теперь пожинают плоды своей лояльности.
«В России было налажено производство всего необходимого для винной промышленности — виноматериала, бутылки, этикетки — кроме мюзле, — говорит Александр Давиденко. — Это создавало для крупнейших игроков определённые неудобства: например, из-за различных таможенных процедур они получали мюзле только через три месяца после заказа. Оперативно сделать мюзле с оригинальной плакеткой (металлической пластиной, в которое упирается пробка. — «Эксперт ЮГ») они тоже не могли. Кроме того, нам удается ещё и делать мюзле на 10–15 процентов дешевле, чем в Европе, и без потери качества».
Сейчас «АмА-Дон» производит около 200 млн мюзле в год. В планах — приобретение ещё десяти станков в дополнение к уже имеющимся семи, что позволит нарастить производство в 2,5 раза. Такой объём будет не только полностью закрывать потребности российских производителей игристых вин, но и даст ростовчанам возможность выйти на рынок Европы. «Наша стратегическая цель — войти в пятёрку крупнейших мировых производителей мюзле, — говорит основатель компании. — Она достижима, если мы осуществим все наши инвестиционные планы. Уже сейчас мы ведём предварительные переговоры под будущее расширение с виноделами СНГ — Армении, Белоруссии, Казахстана. Есть интерес к нашей продукции и в Европе, в той же Италии, в Прибалтике».

Влагонепроницаемый бизнес
Параллельно с «АмА-Дон» Александр Давиденко запустил ещё один бизнес, который по всем критериям относится к инновационным — производство террасной доски на основе отходов рисоводства. Рисовая шелуха обладает уникальными свойствами, ставшими настоящим кошмаром для аграриев: она плохо горит, не гниёт и непригодна как корм для скота. Ежегодно только южнороссийские рисоводы пытаются каким-то образом утилизировать до 180 тысяч тонн шелухи, в основном закапывая её в землю и, как следствие, платя огромные штрафы природоохранным ведомствам.
Заинтересовавшись проблемой, Давиденко предложил знакомым ещё по работе в «Атлантис-Паке» химикам найти применение этим сельхозотходам. В результате родилась идея использовать свойства шелухи в индустрии стройматериалов. «На самом деле всё очень просто, — поясняет предприниматель. — Если эти отходы не горят и устойчивы к влаге, они идеально подходят для производства террасной доски, которую, если делать её из дерева, не спасают от осадков никакие пропитки. Как я потом узнал, не мы первые до этого додумались. Главная задача технологов была в том, чтобы найти возможность измельчить шелуху до фракций нужных размеров».
В итоге специалистами компании «Регион» разработан ряд технологических процессов, каждый из которых был запатентован: резание шелухи, смешивание её в определённых пропорциях с пластиком и красителями, варка, гранулирование полученного материала, скрепление и штамповка готовой продукции. Террасная доска используется в оформлении открытых площадок, и, по словам Александра Давиденко, разработка его компании уже пользуется большим спросом в центральных и северо-западных регионах России.
Сейчас «Регион» работает в режиме пробного производства — 10–12 тысяч кв. м в месяц. В стартовый успех проекта поверили не только крупные госбанки, которые уже одобрили выделение 543 млн рублей для строительства полноценного завода, но и региональные власти, сейчас подбирающие для расширения производства необходимую инвестиционную площадку. Причём, в отличие от мюзле, пределов рынка для материалов на основе рисовой шелухи Александр Давиденко не видит: «Это такая инновация, которую можно применить везде, где требуется повышенная износо‑ и влагоустойчивость. Планируем делать из такой доски и опалубку (как съёмную, так и несъёмную), и мебель. Есть и совсем специфические варианты использования. Например, прорабатываем с рядом автопроизводителей возможность изготовления из таких материалов элементов внешней защиты — бамперов, обвесов и так далее, которые сейчас делаются из пластика. Кроме того, из него можно делать и приборные панели внутри автомобиля».

Калькулятор
В «АмА-Дон» экс-совладелец «Атлантис-Пака» вложил уже около 200 млн рублей, из них более половины ушло на доработку итальянских станков. Сопоставимые суммы были затрачены на покупку и апгрейд оборудования для «Региона» — это экструдер, гранулятор и три производственных станка. В оба своих проекта Давиденко планирует вложить в общей сложности 1 млрд рублей. Сюда входят затраты на станки, проволоку для мюзле и материалы для террасной доски (рисовая шелуха обходится бесплатно), а также на зарплаты почти 150 сотрудникам. Больших маркетинговых затрат Александр Давиденко не планирует.

Александр Давиденко, 55
образование СПбГЭТУ «ЛЭТИ»
сфера деятельности: производство мюзле и стройматериалов на основе рисовой шелухи
стартовые вложения
Собственные средства около 400 млн рублей

Что, по-вашему, нужно, чтобы выйти на рынок?
Определить проблему и предложить инновационное решение

  • Комментарии
Загрузка комментариев...