Дозагрузка — самое простое

9864
11 минут
Дозагрузка — самое простое

Авторы: Владимир Козлов, Людмила Шаповалова

Южные компании среднего бизнеса в АПК и пищевой промышленности имеют все шансы для того, чтобы в ближайшее время дозагрузить существующие производственные мощности. А вот чтобы тема импортозамещения двинулась дальше, требуются либо исключительные индивидуальные таланты, либо тонкая настройка системы господдержки.

Риторика сегодняшних призывов развивать импортозамещающие производства может трактоваться как призыв открывать новые заводы. В целом ряде сегментов АПК и пищевой промышленности производственные мощности уже есть — но их не так просто загрузить. У компаний из этих отраслей проблемы иного порядка: они не могут наладить логистику поставок, пробиться на полки в сбытовые сети, оптимизировать расходы из-за тяжёлой налоговой нагрузки и тарифов монополий. И именно здесь у государства, как на федеральном, так и на региональном уровнях, есть реальные рычаги воздействия.

Не учите нас производить
Самое большое заблуждение — думать, что сегодня производственным компаниям необходимы прежде всего средства для развития мощностей. Если компания смогла за короткое время вырасти из микробизнеса в производственное предприятие с оборотом от 400 млн рублей, скорее всего, она знает, что делать, и средства производства у неё есть. Санкционная борьба лишь создала условия для их дозагрузки. Генеральный директор ЗАО «Адлерская птицефабрика» Дмитрий Гурбич говорит,что в планах предприятия — интенсификация использования имеющихся производственных мощностей: «Конъюнктура рынка сегодня очень благоприятная, обеспеченность кадрами — избыточная, оборотные средства и инвестиции нам вполне доступны. Мы планируем в ближайшем будущем нарастить объёмы производства на 80-100 процентов в натуральных показателях, в декабре инвестировать в расширение производственных площадей на 10 процентов, а в январе — модернизировать имеющееся производство». Наталья Васильева , специалист по качеству Южной рисовой компании из Краснодарского края, тоже утверждает, что ограничений для развития именно производства нет: ситуация на рынке благоприятная, и у компании в планах значатся ввод новых продуктов и увеличение складских площадей.
Это — характерные для отрасли высказывания, потому что именно в сегменте среднего бизнеса процессы наращивания производственных мощностей и модернизации идут наиболее активно. Подтверждением тому служит и интерес банков: крупнейшие кредиторы начали выделять средний бизнес из массы МСБ, поскольку их запросы сравнимы с крупными предприятиями, а гибкость мышления и скорость реализации проектов — с малыми. «Для нас предприятия среднего бизнеса стали принципиально отдельным сегментом, потому что их требования к финансовым продуктам — такие же, как у крупных игроков», — отмечает Евдокия Малогловец , региональный директор Южной дирекции Росбанка. При этом предприятия из сегмента среднего бизнеса отличаются повышенной устойчивостью и хорошим уровнем капитализации, поэтому банки вполне уверены в таких активах.
Средний бизнес ждёт, что государство использует своё влияние и инструментарий для регулирования внешних рыночных условий. «Сейчас катастрофически не хватает молока, и в ближайшие два года ситуация принципиально не поменяется, — говорил Денис Афанасьев , директор по маркетингу ООО “Белый Медведь”, на круглом столе в Торгово-промышленной палате Ростовской области. — Крупные закупщики подняли цены на 15 процентов — и нам необходимо повышать цены, чтобы сохранить рентабельность. Учитывая проводимый по стране мониторинг цен, это определённый риск. Надо сказать, что рост цен на молоко и без санкций составил бы около 10 процентов. И производственных, и складских мощностей у нас достаточно. Если есть механизм остановки цен на сырьё, давайте его запускать».

Тонкие настройки
Пока же государство если и поддерживает производителя, то не вдаваясь в тонкости бизнеса. На прошедшем в Ростове-на-Донк по инициативе банка «Центр-инвест» круглом столе «Глобальная конкурентоспособность импортозамещения» представитель малого (но приближающегося к среднему) предприятия, ООО «Лакомка», говорила о том, что местные чиновники постоянно интересуются, какую помощь они могут оказать для развития производства. «Мы уже купили новую печь, которая позволила нам существенно нарастить производство, — поясняет директор компании Елена Канцурова . — И наша задача сегодня — расширить географию сбыта. Для этого необходимо оснастить автопарк холодильниками для транспортировки, так как срок годности продукции не превышает 120 часов. Один холодильник стоит 200 тысяч рублей, а всего у нас восемь “газелей”, но администрация отказывает нам в субсидировании кредита на покупку восьми холодильников, потому что этот кредит не подпадает под цели развития производства».
Есть и другие тонкие настройки, которые государство и, в частности, региональные администрации, может использовать в полной мере — не зацикливаясь только на кредитных ставках и прямых вливаниях в производство. Наталья Васильева говорит об оптимизации налогообложения для производственных предприятий, Елена Канцурова — о возможности уменьшить расходы на оплату электроэнергии, поскольку пищевая промышленность очень энергозатратна. Импортозамещение должно начинаться не с нуля, а с нужд уже действующих эффективных производств, которые хорошо понимают, что им нужно для дальнейшего роста.

Дайте нам полки
Производители и ритейлеры — давние антагонисты, а если уж говорить о локальных поставщиках, то их отношения с сетями порой заходят в тупик. Производители, быть может, и готовы увеличить мощности производства, но без соответствующего развития сбытовых каналов они просто обанкротятся. Между тем доступ к ним — задача очень непростая. На мартовском конгрессе компаний-«газелей» юга России Денис Афанасьев на вопрос из зала о том, приходится ли осуществлять неофициальные выплаты сетям за работу с ними, недвусмысленно ответил: «В вашем вопросе уже содержится ответ на него».
«Сегодня без сетей нельзя, это один из основных каналов сбыта, — констатирует Григорий Лаптев , генеральный директор бывшей “Группы АЛЛ” , производителя молочной продукции под торговой маркой “На лугу” (сегодня предприятие прохзодит процедуру банкротства). — Если говорить о местных сетях, таких как “Солнечный круг” или даже “Магнит”, то с ними всегда можно договориться и найти компромисс для выхода на полку. Но в целом федеральные сети выставляют неприемлемые для работы условия. Огромные бонусы за вход в сеть, система ретробонусов: такие выплаты приводят к негативным последствиям для производителей. Я убеждён, что вопросы взаимоотношений местных производителей с сетями необходимо решать на законодательном уровне, причём они вполне под силу властям регионов».
Конечно, в таких случаев ритейлеры возражают, говоря, что должны действовать в интересах покупателей, предоставляя им оптимальную цену и возможность выбора. Но производители тоже не против интересов покупателей Например, Елена Канцурова предлагает убедить сети отдавать приоритет местным игрокам в случае, когда речь идёт о скоропортящейся продукции. «Если у кремового изделия срок реализации 18 суток, поверьте, это плохой продукт, — поясняет г-жа Канцурова. — Хорошая кондитерская продукция хранится максимум 120 часов. При этом, если в городе открывается один “Магнит”, закрываются два-три маленьких магазина, которые брали у нас товар на реализацию. У нас сокращаются каналы дистрибуции, а доступ в сети получить трудно. Если же мы получим преференции при закупках у того же “Магнита”, да ещё господдержку, то через два года география наших поставок расширится до Краснодарского края».
Директор Ростовского комбината шампанских вин Дмитрий Сентищев уточняет, что речь не идёт о том, чтобы вытеснить инорегиональных производителей и сократить ассортимент: «Но если в сети на одной полке стоит молоко со сроком годности в четверо суток и со сроком в полгода, то потребитель вводится в заблуждение. Он склонен выбирать продукт, который дешевле. То же самое происходит и с шампанским: я не могу поставлять продукцию в два раза дешевле себестоимости, но потребитель не понимает, что он платит больше за высокое качество».
«Без обеспечения полок невозможно говорить об идеологии развития производства, — подытоживает Григорий Лаптев. — Нам в одной сети сказали: “Что хотите делайте, нам всё равно, из чего сделано молоко, но цена должна быть 18 рублей”. Мы хотим поставлять качественную продукцию, но по той цене, какую она заслуживает. Дайте нам полки — и мы будем развиваться сами».

Логистические цепочки
Вопросы выстраивания логистических цепочек внутри отдельных рыночных сегментов в определённых ситуациях становятся тем, от чего напрямую зависит выживаемость бизнеса. Например, по данным донского минсельхоза, крупный рогатый скот сегодня вывозится из региона в живом виде — поскольку в Ростовской области негде его бить и некому продавать. Овощей на Дону производится 600 тысяч тонн при потребностях в 580 тысяч, но ранние овощи вывозятся в Москву и Петербург, а позже завозятся турецкие. В ближайшие годы регион увеличит производство в этом сегменте на 80 тысяч тонн, но вряд ли это изменит ситуацию.
Ещё более остро эта проблема стоит в рыбоводстве. Потребность Ростовской области оценивается в 75 тысяч тонн рыбы, местные компании производят 26 тысяч тонн, остальное завозится в основном из других регионов (Астраханская область, Краснодарский край, Дальний Восток), и около 2 тысяч тонн приходится на импорт. Но рынком продукции для рыбы, производимой на Дону, являются прежде всего Москва и Питер — цены там гораздо более привлекательные.
«Мы не умеем продавать рыбу дома — около 40 процентов продаём за пределами Ростовской области, — говорит управляющий ассоциацией “Большая рыба” Александр Ершов . — Сети заниматься этим не будут — им нужен полуфабрикат. При этом мы производим половину от того, что можем. Но что делать с ценой, я не знаю: отпускная цена сегодня 95–100 рублей за килограмм, на рынке — 170 рублей, в Москве — 240. Два года назад перспектив не просматривалось вообще. Сейчас ясно, что этот рынок будет быстро расти и ему надо помогать».

Самих надолго не хватит
Сегодня трудно ждать, что средний бизнес самостоятельно преодолеет все трудности — рыночная конъюнктура не способствует оптимизму, даже если показатели деятельности отдельных компаний не ухудшаются. Как отмечает Дмитрий Гурбич , рынок продовольствия так же подвержен макроэкономическим рискам, как и другие; а вдобавок к ним есть ещё и специфические, отраслевые ограничения для роста. «Мы импортозависимы в том, что касается многих видов сырья и материалов: это генетический материал, соя, зерно, премиксы, вакцины, — перечисляет угрозы для регионального птицеводства г-н Гурбич. — Снижение доходов потребителей приведёт к тому, что упадёт спрос на дорогие позиции. И это будет происходить на фоне угрозы перепроизводства в массовом сегменте, без возможности экспорта “лишних” позиций. Помимо того, что на рынке работает большое число местных производителей мясной продукции, рынок России открылся для новых внешнеполитических союзников, прежде всего для Китая. Экспорт Китая в страны Юго-Восточной Азии сопоставим с объёмом всего российского рынка, так что размеры возможной товарной интервенции для нас сегодня непредсказуемы».
Проблема конкуренции с импортом актуальна даже на фоне введённых санкций. «Зарубежное сырьё поступало в страну не потому, что это было политическое решение, а потому, что это выгодно, — говорит гендиректор “Группы Агроком” Сергей Сапотницкий . — В прошлом году свиноводство у нас было убыточным, сейчас свинина подорожала на 40–50 процентов. Идёт повышение рентабельности, рост цены увеличит объём выпуска. Совсем недавно было выгоднее брать импортное сырьё. Но чтобы заместить 30 процентов импорта, нужны новые инвестиции. На то, чтобы запустить новый свинокомплекс, нужно два года. Инвестиции пойдут, если тренд будет сохраняться».
В этом вопросе пока царит неопределённость, учитывая, что контрсанкции введены сроком на год. А значит, максимум, что произойдёт в результате кампании по импортозамещению, это дозагрузка существующих мощностей.

Глобализация мышления
Конечно, идеальный путь для средней компании — повышение планки до выхода на глобальный рынок. Нельзя сказать, что это так уж недостижимо.
На круглом столе «Центр-инвеста» Любовь Железная, директор ПКФ «Маяк» из Зернограда (Ростовская область), выращивающего и перерабатывающего зерновые культуры, с увлечением рассказала о том, как банк отказался кредитовать предприятие, планировавшее выйти в российские сети. «Тогда мы пересмотрели свою дистрибуцию, расторгли договор с гипермаркетом “О´кей”, сократили поставки в Metro Cash&Carry, оставили на ЗАО “Тандер” две единицы продукции и вышли на внешние рынки, — пояснила г-жа Железная — Сегодня мы поставляем продукт в Иран, Китай, Израиль, а сети через год сами попросили нас зайти к ним».
Владислав Есин , замминистра экономики Ростовской области, даёт ответ бизнесу: «Губернатор дал нам поручение разработать комплекс мер по обеспечению продовольственной безопасности. Сегодня в Ростовскую область импортируется продовольствия на 170 миллионов долларов. Какой должна быть поддержка? Сейчас она оказывается всем предприятиям. Задача — поддержать отдельные отрасли, при этом самоцелью импортозамещение быть не может. Цель — экспорт продукции. Важная мера — изменение облика торговых представительств региона за рубежом. Мы можем через них предлагать на международные рынки свои товары».
«Если стремиться всего лишь попасть на полку, — считает председатель совета директоров банка “Центр-инвест” Василий Высоков , — то рано или поздно на эту полку придёт второй производитель. Если же добиваться того, чтобы продукция была глобально конкурентоспособной, за ней будут выстраиваться очереди».

График 1
Представители АПК и пищепрома - самые многочисленные среди производственных компаний среднего бизнеса

  • Комментарии
Загрузка комментариев...