​Этот день мы приближали, как могли

136
14 минут
​Этот день мы приближали, как могли

Автор: Николай Проценко

Вне зависимости от спортивного результата, Олимпиада в Сочи уже стала крупнейшим социально-экономическим проектом, инициированным и реализованным государством в новейший период истории России. Именно так — как на событие живой истории — мы и попытались взглянуть на эти Игры

«То, что через пятнадцать минут началось в нашем дворике, не поддаётся описанию, — вспоминает исторический день, когда Россия получила право на Олимпиаду, журналист Виталий Мелик-Карамов, в тот момент советник руководителя Федерального агентства по физической культуре и спорту. — Прежде всего, площадка наполнилась членами МОК, которые до сегодняшнего вечера даже не ходили по этой стороне улицы, огибая "Русский дом" как чумной барак. Пожилые господа с удовольствием отплясывали с девушками из питерского балета на льду. На галерее второго этажа особо ценные сотрудники МОК, то есть безусловные наши сторонники, сидели, тесно прижавшись друг к другу, за сдвинутыми столами. Сбиваясь с ног, официанты-гватемальцы таскали горы блинов и миски с искрой».

Тогда, летом 2007 года, казалось, что семь лет, оставшихся до Олимпиады, — это ещё очень много. Сегодня, когда эти годы стали достоянием истории, понятно, что времени на самом деле было почти в обрез – с учётом того, что в России с тех пор дважды поменялась верховная власть, прокатился масштабный финансово-экономический кризис, вернулись губернаторские выборы, да и вообще то была совсем другая страна. Историки считают большой удачей возможность наблюдать воочию смену эпох – можно считать, что сочинская Олимпиада обеспечила нам такое удовольствие. Состоится ли Олимпиада, удастся ли всё построить – такими вопросами ещё несколько лет назад задавался не только обыватель. Теперь же можно с уверенностью говорить: мы – Россия – это сделали. Другой вопрос – какой ценой, но для уверенного ответа на него должна как минимум пройти сама Олимпиада.

Цена Олимпиады: кто больше?

Конечно же, главное, что волновало всех с того самого дня, когда Россия выиграла право на Олимпиаду, была стоимость её проведения. Самый первый «олимпийский» бюджет появился ещё до решения провести Игры 2014 года в Сочи. В июне 2006 года вышло постановление правительства №357 «О федеральной целевой программе “Развитие г. Сочи как горно-климатического курорта” (2006-2014 годы)», где общий объём финансирования был зафиксирован в размере 313,887 млрд рублей (на тот момент 12 млрд долларов). При этом планировалось, что 62% этой суммы будет выделено из федерального и краевого бюджетов на создание инфраструктуры, а 38% составят частные инвестиции в коммерческие объекты. Чуть позже Герман Греф, тогда возглавлявший Минэкономразвития, скажет, что Олимпиада в Сочи будет прибыльной, и в десятилетней перспективе только от эксплуатации объектов и налоговых платежей в бюджеты всех уровней поступит свыше 300 млрд рублей.

В апреле прошлого года Владимир Путин в ходе «прямой линии» назвал следующие цифры: федеральному бюджету Олимпиада обходится в 99 млрд рублей, привлечённые средства – порядка 144 млрд. В эти суммы, по словам президента, вошли две

медиадеревни, 14 спортивных объектов и 22 объекта обеспечения. Правда, при этом Путин признал, что возможны и другие варианты итоговой суммы, «потому что по-разному считают и разные вещи считают». Через несколько месяцев президент сыграл на понижение, в сентябрьском телеинтервью сообщив, что на подготовку Олимпиады будет потрачено 214 млрд рублей, из которых 100 млрд – средства госбюджета, а остальное будет получено от частных инвесторов.

Несколько иная оценка расходов прозвучала в конце января из уст премьера Дмитрия Медведева: 50 млрд долларов, из которых 6,4 млрд – непосредственные затраты на подготовку к Играм. «Одна цифра – это собственно Олимпиада. А другая – это цифра развития региона, — уточнил Медведев. — Деньги тратились на решение очень сложных инфраструктурных проблем, которые копились десятилетиями. 50 миллиардов – разумные затраты». В день, когда премьер, назвал эти цифры, курс составлял 33,87 рубля за один доллар, то есть в пересчёте на российскую валюту Медведев оценил стоимость олимпийских объектов в 216,8 млрд рублей (что почти точно совпадает с прошлогодней оценкой Путина), а объём всех затрат в 1,694 трлн рублей.

Любопытно, что эта сумма оказалась даже больше, чем оценка олимпийских расходов оппозиционером Алексеем Навальным в 1,5 трлн рублей. Но Навальный, представляя своё «исследование» «Сочи-2014. Энциклопедия трат» через четыре дня после выступления Дмитрия Медведева, явно слукавил, выдав в качестве сенсации, что Олимпиада обошлась не в 214 млрд рублей, как говорил Путин, а в полтора триллиона. Внимания в подсчётах блогера-оппозиционера заслуживает разве что детализация расходов: 822 млрд рублей федерального бюджета, 33 млрд рублей регионального бюджета, 343 млрд рублей госкомпаний, 249 млрд рублей – кредиты ВЭБа, 53 млрд рублей частных денег. Однако именно за полтора триллиона (или 50 млрд долларов) сразу же ухватились многие СМИ в России и за рубежом, многократно заявляя, что это самая дорогая Олимпиада в истории. Впрочем, оппозиция говорила об этом чуть ли не с 4 июля 2007 года, когда Сочи был объявлен олимпийской столицей-2014. В то же время президент Международного олимпийского комитета Томас Бах на днях фактически стал на сторону российского руководства, заявив, что операционный бюджет Олимпиады в размере около 2,2 млрд долларов – это абсолютно нормальные цифры. «Не нужно путать эту сумму со стоимостью проекта по развитию региона», - заметил г-н Бах в интервью немецкому изданию Die Welt.

Павшие в Олимпстрое

Люди, которые строили олимпийские объекты, говорят, что самые главные проблемы возникали в области организации, а не технологий – технологические решения и их поставщики были как раз хорошо известны. То обстоятельство, что за семь лет руководство госкорпорации «Олимпстрой» менялось три раза, вполне подтверждает эту точку зрения.

Первым президентом «Олимпстроя» был назначен бывший глава «Транснефти» Семён Вайншток, в 2007 году уже достигший пенсионного возраста. Судя по всему, сам он не слишком стремился руководить столь хлопотной стройкой, но не мог отказать президенту Путину. За несколько месяцев руководства госкорпорацией Вайншток проявил себя несговорчивым руководителем. «Вы все работали очень плохо, — заявил он подрядчикам стройки, приняв дела. — Только присутствие в зале женщин мешает мне в полной мере обрисовать вам, насколько плохо вы работали. Вам всем надо доказать, что вы можете работать лучше. В кабинеты моих заместителей должна стоять очередь».

За несколько месяцев руководства «Олимпстроем» бывший нефтяник ввязался в конфликт с администрацией Краснодарского края по вопросу выкупа земель, спорил с Минрегионом о том, кто должен контролировать деньги на стройку, а банки обвиняли «Олимпстрой» в непрозрачности депозитных аукционов. Так что Вайншток продержался во главе корпорации всего семь месяцев, а после отставки уехал за границу и сейчас возглавляет совет директоров одной из крупных финансовых компаний Израиля.

Его преемником весной 2008 года стал более удобный для кубанских властей Виктор Колодяжный, ушедший по случаю перехода на работу в госкорпорацию с должности мэра Сочи. Ничем особенным во главе «Олимпстроя» он не запомнился, к тому же довольно быстро ему стали подыскивать замену. Ещё за два месяца до отставки Колодяжного в июне 2009 года его обязанности фактически стал выполнять известный петербургский бизнесмен Таймураз Боллоев, которого позвали в «Олимпстрой» курировать отношения с инвесторами. Одновременно был найден и новый мэр для олимпийской столицы – им стал Анатолий Пахомов, ранее возглавлявший Анапу энергичный хозяйственник из команды кубанского губернатора Александра Ткачёва.

Для Таймураза Боллоева, имеющего репутацию человека, весьма близкого к Владимиру Путину, Олимпиада тоже явно была «предложением, от которого нельзя отказаться». И как раз при основателе «Балтики» «Олимпстрой» смог предъявить общественности первые результаты своей деятельности. «Олимпийский Сочи начал проступать» – так назывался репортаж «Эксперта ЮГ» в сентябре 2009 года, когда строительные работы велись уже на 40 объектах, а проектировочные — на 142.

Таймураз Боллоев задержался во главе «Олимпстроя» чуть дольше своих предшественников, подав в отставку в январе 2011 года. Официальной причиной называлось состояние здоровья, но в то же время говорилось о том, что у слишком самостоятельного Боллоева не сложились отношения с «олимпийским» вице-премьером и председателем наблюдательного совета «Олимпстроя» Дмитрием Козаком, а также о выявленных в госкорпорации фактах коррупции. В частности, была возбуждена серия уголовных дел о фиктивном трудоустройстве сотрудников «Олимпстроя», а всего в 2010 году Следственный комитет начал 27 дел, связанных с Олимпиадой. Как бы то ни было, Боллоев явно вздохнул облегчённо и вернулся к собственному бизнесу – компании «БТК Групп», которая является одним из крупнейших игроков отечественного легпрома в сегменте специальной одежды.

На финальном этапе «Олимпстрой» возглавил человек, который явно оказался компромиссной фигурой для всех участников процесса. Среди руководителей госкорпорации бывший глава правительства Чувашии Сергей Гапликов больше всех напоминает классического наёмного менеджера, не отягощённого личными отношениями ни с главами государства, ни с местными элитами. К моменту прихода Гапликова готовность объектов оценивалась всего в 40%, а до Олимпиады оставалось три года – требовалось решительно ускоряться. В сентябре 2011 года российское правительство увеличило размер имущественного взноса в «Олимпстрой» более чем в два раза – со 143 до 303,9 млрд рублей, причём в 2011-2013 годах финансирование выросло с запланированных ранее 45,6 млрд до 207 млрд рублей. Многие комментаторы предрекали Гапликову повторение судьбы его предшественников, но больше руководство «Олимпстроя» не менялось.

Два скандала с бизнесом

На завершающем этапе олимпийская стройка не обошлась без крупного скандала, хотя его главным фигурантом оказался не «Олимпстрой» – государству удалось сохранить хорошую мину при явно плохой игре с отчётливым политическим подтекстом. Речь идёт о визите Владимира Путина в Красную Поляну в феврале прошлого года, после которого по всем федеральным телеканалам прошёл ролик о некоем «товарище Билалове», злостно срывающем сроки строительства олимпийских трамплинов. Этот сюжет, безусловно, войдёт в анналы истории отношений бизнеса и власти в России.

В середине прошлого десятилетия Ахмед Билалов, выходец из горного дагестанского села Обода, в девяностые годы сколотивший капитал в банковской сфере, был вполне преуспевающим столичным бизнесменом и политиком с особыми интересами в Краснодарском крае. В начале 2006 года под контроль структур, близких к Билалову (он в тот момент был депутатом Госдумы и формально не мог лично управлять активами), перешёл горнолыжный комплекс «Горная карусель» в Красной Поляне. А когда Россия выиграла право на Олимпиаду, билаловская структура, ОАО «Красная Поляна», решила профинансировать строительство комплекса для соревнований по прыжкам с трамплина «Русские горки», оказавшись в одной компании олимпийских инвесторов с такими грандами отечественной экономики, как «Газпром», «Интеррос» и «Базовый элемент».

О последующем быстром взлёте Билалова существует апокрифическая история. Говорят, что зимой 2009 года «Горную Карусель» посетил недавно избранный президентом Дмитрий Медведев. Пока он восхищался пленительными видами Кавказа, к нему подошёл некий человек и спросил: «Хотите, так будет везде?» – и вскоре после этого общественности был предъявлен проект туристического кластера Северного Кавказа, ответственным за который назначили именно этого человека — Ахмеда Билалова.

Надо сказать, для вечно жаждущей импортозамещения российской экономики это далеко не новый сюжет. Если верить легенде, то знаменитые уральские заводы купцов Демидовых начинались с того, что однажды у Петра Первого сломался затвор пистолета, а оказавшийся тут как тут тульский купец Никита Демидов сразу же сообщил царю, что он может не только починить «свейское» изделие, но и организовать собственное оружейное производство на Урале. Но Ахмеду Билалову не пришлось воспроизвести пример промышленника Демидова в новую, постиндустриальную, эпоху. Подвели две вещи. Во-первых, у Билалова в какой-то момент собралась слишком уж большая «коллекция» постов и регалий, среди которых была и должность вице-президента Олимпийского комитета России, а во-вторых, он был близок к окружению Дмитрия Медведева, а с возвращением в Кремль Владимира Путина этой группе лиц пришлось серьёзно потесниться.

Ключевую роль в падении Билалова сыграл Дмитрий Козак – «серый кардинал» олимпийской стройки. Именно он год назад назвал «товарища Билалова» главным виновным в том, что пресловутые трамплины так и не достроены. Хотя на тот момент основным акционером ОАО «Красная Поляна» уже был Сбербанк, который ещё в 2009 году через свою дочернюю структуру «Сбербанк капитал» получил более 25% этой компании. Теперь же крупнейший российский банк контролирует гордость рухнувшей «империи» Билалова практически полностью, хотя и не держится за неё. Как сообщил недавно глава Сбербанка Герман Греф, скорее всего, активы «Красной Поляны» будут продаваться по частям – в первую очередь инвесторы интересуются гостиницами, возведёнными в ходе олимпийского строительства.

Ещё один олимпийский скандал пополам с форс-мажором произошёл вокруг порта в Имеретинской низменности, в строительство которого холдинг Олега Дерипаски

«Базовый элемент» вложил порядка 6 млрд рублей. Первоначально этот объект, через который планировалось переваливать грузы для олимпийской стройки (до 5 млн тонн в год), намеревались сдать в конце 2010 года. Однако вмешалась стихия: в ночь на 14 декабря 2009 года сильнейший шторм смыл практически все сооружения – как позже установили учёные, нечто подобное в районе Сочи случается с периодичностью один раз в 80-100 лет.

Гибель недостроенного порта создала значительный прецедент на отечественном страховом рынке – страховое общество «Гефест» выплатило строителям крупнейшее для России возмещение в сегменте страхования строительно-монтажных рисков в размере 509 млн рублей. К 2012 году Имеретинский порт был наконец сдан, но тут же оказалось, что ему выпала сомнительная честь стать первым «белым слоном» сочинской Олимпиады, причем ещё до начала Игр. Грузы, которые предназначались для порта, пошли в основном по железной дороге, хотя первоначально планировалось, что из выручки за их обработку «Базэл» будет возмещать кредит Внешэкономбанка на строительство порта.

История вокруг порта быстро переместилась в суды. В прошлом году порт подал арбитражный иск о реструктуризации кредита в 3,8 млрд рублей; в ответ ВЭБ инициировал судебное разбирательство против структур «Базэла», требуя вернуть 5 млрд рублей – решения по этим делам будут приниматься уже после Олимпиады. Одновременно ещё одна компания холдинга Олега Дерипаски, «Имеретинская Ривьера», судилась с «Олимпстроем» по поводу изъятия земельного участка под строительство дорог, но в середине января суд отказал во взыскании с госкорпорации 301 млн рублей. А сам Олег Дерипаска в конце прошлого года обратился к премьер-министру Дмитрию Медведеву с просьбой выделить 4 млрд рублей для покрытия расходов при строительстве Олимпийской деревни в связи с происшедшим удорожанием работ. В данном случае было принято решение, что для предоставления дополнительных кредитных средств на строительство Олимпийской деревни ВЭБ получит в качестве залога участки под девелоперскими проектами «Базэла» в Анапе, Краснодаре и Геленджике.

Страшный сон о Ванкувере

В отличие от предыдущих Игр, в преддверии Олимпиады в Сочи российские спортивные руководители оказались весьма скупы на медальные прогнозы. В частности, глава Минспорта Виталий Мутко в апреле 2012 года говорил, что для победы в общекомандном зачёте понадобится завоевать 14-15 золотых медалей, но тут же оговорился, что это – «теоретические расклады». В ноябре прошлого года Мутко заявил, что рабочий план по медалям есть, но он не намерен его озвучивать. Осторожность чиновников понятна: «домашняя» Олимпиада – это большая политика, и каждую неполученную, но прогнозированную медаль неминуемо будут оценивать в средствах налогоплательщиков, потраченных на спортивный праздник.

Тем не менее, определённые критерии эффективности выступления российских спортсменов Виталий Мутко назвал: 4-5 место в неофициальном медальном зачёте станет «очень хорошим» результатом, а третье место – «выдающимся». Иными словами, о первом и втором месте в общем зачёте речи даже не идёт – они заранее забронированы за норвежцами и американцами, а основными соперниками России в борьбе за третье место станут Германия и Канада.

Оптимистичных прогнозов выступления россиян в Сочи немало. Так, городской портал Большого Сочи «Макс Портал» предрекает нашим олимпийцам 26-28 медалей различного достоинства, или третье место в командном зачёте. Портал «Чемпионат.com» тоже отдаёт

россиянам третье место и ещё больше медалей – 30. Более умеренный прогноз у ресурса «Спортбокс» – 23 медали и пятое место. Но есть и совсем мрачные предсказания. Например, компания Infostrada, занимающаяся спортивной статистикой, отдаёт сборной России всего 17 наград (5 золотых, 5 серебряных и 7 бронзовых) и 9 место в медальном зачете. Хотя и такой результат будет заметно лучше Ванкувера, где россиянам досталось лишь 15 медалей и 11 место. В том, что у себя дома антирекорд прошлой зимней Олимпиады не будет ухудшен, не сомневается, похоже, никто.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...