Карт-бланш на инвестиционную привлекательность

65
16 минут
Карт-бланш на инвестиционную привлекательность

Внедрение инвестиционного стандарта, разработанного Агентством стратегических инициатив (АСИ), даже в благополучных регионах идёт драматично. Экспертные советы, состоящие из предпринимателей, фактически пересматривают закосневшие традиции взаимодействия власти с бизнесом. Виталий Крючков, возглавивший совет по внедрению стандарта АСИ в Ростовской области, считает, что регион имеет редкий шанс изменить настройки работы так, чтобы по-новому увидеть свой потенциал

Виталий Крючков — доктор экономических наук, молодой профессор Северо-Кавказской академии госслужбы, который вполне успешно занимается строительством и девелопментом. Некоторое время назад Крючков заявил о создании первого в регионе частного промпарка, для чего было создано ООО «Октябрьский индустриальный парк». А этой весной статус нашего собеседника — как, впрочем, и всех членов экспертного совета — заметно подрос. Совет под его руководством несколько раз устроил настоящую дискуссию донскому правительству по ключевым вопросам, среди которых — содержание инвестиционной стратегии Ростовской области, инвестиционного портала региона. К такому разговору с бизнесом региональные власти всё же не привыкли. Однако полномочия экспертного совета и поддержка его деятельности руководителями региона, которым скоро нужно будет отчитываться о внедрении инвестиционного стандарта перед президентом, позволяет надеяться на существенные подвижки в управлении инвестиционным процессом.

Как ковалась независимость
— Область сейчас активно занимается внедрением инвестиционного стандарта, разработанного АСИ. Как бы вы охарактеризовали тот этап, на котором сегодня находится регион? В этом стандарте 15 пунктов — о каком из них можно говорить применительно к Дону?

— Пока мы в начале пути. Здесь речь должна идти о формальной и качественной оценке. К формальной относится само наличие в регионе тех институтов, которые необходимы для создания благоприятного инвестиционного климата. С этой точки зрения, бо́льшая часть разделов стандарта у правительства Ростовской области сформирована. Действительно, за последние годы, особенно в посткризисный период, был сделан большой шаг вперёд — изменения в инвестиционном законодательстве смогли стимулировать работу механизмов взаимодействия бизнеса и власти. Но, кроме формальных показателей, есть ещё и качественные, состояние которых пока вызывает ряд вопросов.

Тут нужно сказать, что федеральные власти достаточно жёстко взялись за внедрение стандарта в регионах. Чтобы получить объективную оценку работы, АСИ было принято решение привлечь бизнесменов в качестве сторонних экспертов. И такая инициатива местной властью не сразу была принята с одобрением. Но в конце октября на заседании правительства Ростовской области гендиректор агентства Андрей Никитин также подчеркнул, что итоговую оценку работы правительства по внедрению стандарта будет давать бизнес. В Ростовской области уже сформирован и утверждён приказом АСИ такой экспертный совет, задача которого, с одной стороны, проконтролировать внедрение стандарта в регионе, с другой — выработать предложения и рекомендации для формирования «лучших практик» и совершенствования стандарта

— А насколько нынешний совет независим от самого правительства? Как проходил процесс его формирования?

— Формирование экспертной группы начали весной, но процесс потребовал нескольких месяцев. В апреле определился предварительный состав, этим вопросом занималось правительство. Однако этот состав трижды правился, и итоговый вариант из 18 экспертов был получен в середине мая. Но и он претерпел изменения — в течение первых двух месяцев были исключены те эксперты, которые не приняли участия в работе экспертной группы, — а это очень уважаемые люди. Их место заняли специалисты, участвовавшие в работе экспертной группы в качестве сторонних наблюдателей. Мы приложили все усилия, чтобы наша группа была объективной и независимой.

Уже сегодня совет занял довольно активную позицию. Мы очень детально подходим к исполнению каждого пункта стандарта. Поэтому, например, на последнем заседании правительства экспертный совет не принял инвестиционный портал, а ранее не принял состав инвестсовета и инвестстратегию региона. И, естественно, всё это вызвало массу дискуссий.

— Но насколько ваши замечания были услышаны правительством области?

— На одном из последних заседаний правительства было принято решение внести изменения в регламент работы и состав инвестиционного совета, а также скорректировать инвестстратегию согласно рекомендациям экспертов. И я почти уверен, что эти мероприятия будут выполнены, так как соблюдением стандарта озаботились очень серьёзно. Рабочую группу в правительстве Ростовской области по внедрению стандарта возглавил вице-губернатор. Проблема в том, что это произошло только в сентябре.

— А чего не хватало в инвестиционной стратегии?

— В ней не было представлено оценки количественных и качественных стратегически значимых характеристик экономики, отсутствовало представление о точках планового контроля, не было графика пересмотра инвестстратегии, хотя стандарт требует проводить эту процедуру не реже одного раза в год. Также в представленном документе не было общего плана мероприятий, а в идеале это — «дорожная карта». К тому же по каждому мероприятию требовалась дополнительная информация по описанию его цели, ожидаемого результата. Все свои замечания мы внесли в протокол.

Мы не можем написать, что стратегии нет. Но по ряду позиций возникают вопросы. И большинством голосов — 13 из 15 присутствующих — члены экспертного совета признали, что стратегия выполнена лишь частично. Скорректированный вариант стратегии должен быть представлен 17 декабря — удастся ли правительству устранить все замечания к этому сроку, у некоторых вызывает сомнение, потому что объём работы по переработке очень внушительный.

— А в инвестпортале что не устроило?

— С этим проектом тоже примерно похожая картина. Формально портал есть, и он работает. Но английская версия портала не полностью адаптирована и переведена. Главная претензия — отсутствие полноценного объёма информации. Так, например, не оказалось данных о программах целой группы предприятий, которые инвестируют в инфраструктуру.

На мой взгляд, актуализированная информация и доступная подача информации — это два принципиальных вопроса. Хоть кому-то это может показаться субъективным: в свой адрес мы слышали претензии — мол, улучшать можно до бесконечности. Но ведь надо понимать, что инвестиционный портал — это та «упаковка», которую мы преподносим «покупателю». Если она будет подана неполно или непонятно, шансы заинтересовать инвестора значительно уменьшаются. Экспертная группа также оценила этот проект на уровне «выполнено частично».

Перечень недоработок
— В «дорожной карте» АСИ есть два важных и непростых момента: организация работы с инвесторами в режиме «одного окна» и содействие регионов в подготовке профессиональных кадров. Вы уже рассматривали эти пункты?

— Эти разделы стандартов ещё не обсуждались экспертным советом. Но мы проводили предварительную экспертизу, где высказали свои рекомендации по регламенту сопровождения в рамках «одного окна». Его разработкой правительство занялось в сентябре, на данный момент этот стандарт находится на стадии формирования.

— Какое ведомство может взять на себя функцию «одного окна»?

— Было бы логичным, если бы режим «одного окна» представляла специализированная организация. Но, поскольку инвестиционная сфера региона достаточно обширна, в одной компании иметь специалистов из всех областей бизнеса непросто. На мой взгляд, говоря о режиме «одного окна», мы должны подразумевать систему. Это может быть ряд структур — агентство по поддержке предпринимательства или МФЦ, в которых организован полноценный процесс сопровождения обратившегося инвестора. То есть режим «одного окна» — это не одна дверь для всех инвесторов, дверей может быть несколько. Но всякий раз это единый канал — смысл в том, чтобы инвестор не бегал по разным инстанциям. Если мы говорим о крупном и, в особенности, иностранном бизнесе, то здесь уже сложились отношения с Агентством инвестиционного развития. С малым бизнесом в этом направлении может сотрудничать фонд поддержки предпринимательства или ТПП. Предприниматель должен иметь выбор, с кем ему работать.

— А что нужно в сфере подготовки профессиональных кадров в соответствии с потребностями инвестора?

— Там есть два направления — собственно подготовка кадров для инвестора и подготовка кадров органов исполнительной власти, ответственных за привлечение инвестиций. Эти направления будет очень непросто внедрить. Дело в том, что на сегодняшний день Министерство образования и Министерство труда не имеют точек взаимодействия. Минобр сосредоточен на реализации тех учебных программ, которые получают «сверху», а Минтруд занимается трудоустройством населения. Ранее считалось, что это разные виды деятельности, хотя, по идее, Минобр должен выполнять задачи Минтруда. Эта первая проблема, с которой мы столкнулись при реализации стандарта. Параллельно возникает ещё один вопрос: насколько программы Министерства образования соотнесены c задачами инвестстратегии. Например, в этом документе написано, что к 2015 году в Ростовской области должны возводить порядка трёх миллионов квадратных метров жилья в год. Сейчас мы строим два миллиона, следовательно, за два года регион должен нарастить строительную отрасль в полтора раза. А для этого нужно развивать производство строительных материалов и оборудования, готовить кадры. Ставилась ли задача подготовить такие кадры? Нет. И такие примеры можно приводить по целому ряду отраслей.

— Какой вы представляете себе идеальную схему кадровой подготовки для инвестиционной деятельности?

— Должен быть создан механизм оперативного реагирования, определённый алгоритм действий. Например, инвестор заключил договор аренды участка, прошёл экспертизу и начал строительство. В этот момент должен автоматически запуститься механизм подготовки будущих кадров: инвестор должен подать заявку на обучение специалистов, которые ему потребуются для нового производства. На строительство завода уходит в среднем полтора-два года, и за этот период инвестор должен иметь возможность сформировать основной штат сотрудников.

— Такой механизм уже работает где-либо?

— Да, положительный опыт есть — похожий алгоритм применяют в Калуге. Там на базе профильных институтов были открыты кафедры представителей резидентов индустриального парка. И я считаю, что у Ростовской области есть возможность перенять этот опыт. У нас достаточное количество профильных вузов — в конце концов, можно привлекать специалистов-преподавателей со стороны инвестора. Тем более, что все крупные компании имеют свои программы подготовки и переподготовки кадров и учебные центры.

— Насколько конкретны сроки принятия инвест­стандарта?

— Губернатор чётко дал понять, что до конца года стандарт инвестиционной привлекательности должен быть внедрён. Это означает, что те исполнители, которые отвечают за параметры стандарта, должны сейчас работать на результат, а не просто на формальное наличие определённых параметров. А бизнес в лице экспертной группы должен дать положительную оценку этой работе. Только тогда можно считать, что задача отработана, а механизмы запущены.

— А как убедить местную власть в том, что регион действительно нуждается в этом стандарте? Ведь Дон сейчас добивается неплохих результатов и без него. Последние два года область показывает активный рост инвестиций, прошлый год вообще оказался рекордным.

— Область сегодня действительно активно расширяет базу инвестпроектов. Но надо понимать, что в большинстве случаев реализуются проекты, которые были заморожены в 2009–2011 годах. Другими словами, всё это — отложенный спрос. К тому же кто сказал, что 200 миллиардов рублей инвестиций — это достаточный результат для нашего региона? Почему не 500 миллиардов? Кто оценивал потенциал? С другой стороны, в тех регионах, где этот стандарт внедрён, доля инвестиций и ВРП на душу населения, средний уровень зарплат значительно выше, чем у Ростовской области. Это говорит о том, что стандарт как минимум отражает ситуацию. И там, где он внедрён, ситуация становится на несколько позиций выше.

Как развивать индустрию
— Сегодня многие амбициозные регионы планируют встроиться в новую волну индустриализации. У Ростовской области есть хороший задел в этой сфере — прежде всего индустриальные парки. По нашей информации, регион сейчас подаёт заявки на участие в федеральной программе по развитию таких парков. В чём суть этой программы?

— Программа предполагает выделение средств в размере 200 миллионов рублей по каждому парку на развитие инфраструктуры, причём эти ресурсы можно направить как на строительство дорог, так и на создание внешних и внутренних сетей коммуникаций. Несколько ростовских индустриальных парков сейчас оформляют заявки на участие в этой программе. Но в случае с нашим регионом всё получается не так просто. Дело в том, что заявителем на участие в этой программе выступает регион, но осваивает эти денежные средства управляющая компания индустриального парка, она может быть государственной или частной. То есть без управляющей компании нельзя подать заявку на участие в программе. А, как вы знаете, у ростовских площадок, кроме Октябрьского частного парка, управляющие компании не созданы. Красносулинский парк и Южно-Батайский парк — это государственные земли, которые выделяются непосредственно инвестору.

— То есть если эти индустриальные парки хотят претендовать на ресурсы из бюджета, они должны обзавестись управляющими компаниями?

— Таковы условия федеральной программы.

— А в вашем парке управляющая компания была изначально — значит, Октябрьский парк попадает в эту программу?

— Мы должны ещё разработать всю проектно-сметную документацию, пройти госэкспертизу, пройти довольно серьёзные конкурсные процедуры — только после этого сможем рассчитывать на финансирование по бюджетной линии. По техническим параметрам наш проект подходит под эту программу. Но, с другой стороны, это проект с финансовой точки зрения очень сложен.

— Ещё было соглашение со Сбербанком о финансировании индустриального парка — какова его судьба?

— Со Сбербанком пока подписан только меморандум о софинансировании в размере 200 миллионов рублей на создание инфраструктуры парка. Как видите, сумма кредита равна объёму потенциально привлекаемых бюджетных средств. Согласно бизнес-плану, на 56 гектаров частного парка требуется вложить именно этот объём средств, чтобы полностью обеспечить парк внешними и внутренними коммуникациями — без учёта мощностей, покупаемых у энергоснабжающей организации. Но сегодня нами прорабатывается вариант создания частной генерации. Мы хотим один мегаватт подключить от сетей, остальные пять-девять мегаватт предоставлять за счёт частной газотурбинной установки. Для выполнения этой задачи есть потенциальный инвестор. Но здесь возникает ряд вопросов по законодательной базе и взаимоотношениям с компаниями-монополистами. На данном этапе я пытаюсь понять, насколько выгодно организовать частную генерацию и насколько велики будут риски. И если мы решим пойти по этому пути, то я готов стать соинвестором в этом проекте. Именно поэтому я не тороплюсь подписывать кредитный договор, ограничиваясь меморандумом о сотрудничестве. Хотя Сбербанк разработал довольно выгодную программу по софинансированию индустриальных парков.

— На какой бизнес сегодня ориентируется Октябрьский индустриальный парк?

— Уже сформировался основной пул из семи потенциальных резидентов: это всё средний региональный бизнес. Если попытаться описать отрасли, то в парке планирует размещаться домостроительный комбинат, основные мощности которого находятся в Новочеркасске и который сегодня нуждается в расширении территорий. Ещё один резидент специализируется на производстве пеллет. Часть земель парка арендует нефтяной завод, его главные мощности располагаются в Нигерии. Пока суммарный объём арендуемых площадей составляет восемь гектаров.

— Из общей площади в 56?

— Да, но надо учитывать, что реализовываться на рынке будут только 40 гектаров — 16 уйдёт на вспомогательные помещения, проезды и дороги, управляющую компанию, бизнес-инкубатор, чтобы можно было разместить малый бизнес. Это классический девелопмент на условиях аренды с предоставлением различных сервисных услуг. В чистом поле все эти сервисы запустить не получится, мы подойдём к этапу, когда появится определённый объем предприятий.

— В Ростовской области до сих пор не было компаний, которые бы делали бизнес на управлении индустриальными парками. На чей опыт вы ориентируетесь и как себе представляете бизнес-модель?

— В первую очередь я ориентируюсь на собственный опыт девелопмента в сфере жилищного строительства. По сути, мы имеем классическую модель коттеджного посёлка. Технология та же, но потенциальный покупатель другой. Естественно, с ним работать сложнее, но и берёт он не шесть-семь соток, а два-три гектара. Также мы обратили внимание на опыт частного индустриального парка в Подмосковье — «Дега Кластер Ногинск». Владеет этим бизнесом этнический немец, и политика его такова, что на территорию своего парка он привлекает только иностранных резидентов, владеющих семейным бизнесом. Сегодня эта площадка заполнена на 100 процентов. Интерес к парку «Дега» среди инвесторов объясняется не только тем, что они буквально говорят с управляющим парка на одном языке. Парк полностью работает на автономных ресурсах. Стоимость строительства газотурбинной станции равна стоимости технологического присоединения. При этом стоимость электроэнергии, полученной на такой станции, в несколько раз ниже. Именно на этот опыт мы ориентируемся, разрабатывая свой план развития генерации на территории Октябрьского парка. Что касается бизнес-модели, то она предполагает два источника дохода. Первый — это продажа участков, быстрый доход, который позволит вернуть кредитные средства с учётом процентов. Второй — это сервис для резидентов, начиная от охраны, очистки стоков, заканчивая бизнес-инкубатором или сервисом сопровождения резидентов в режиме «одного окна». Большинство предпринимателей готовы платить за эти услуги, а мы для решения различных вопросов заручились поддержкой в лице региональной и муниципальной власти. Если удастся запустить генерацию, получится ещё один бизнес. Все эти сервисы помогут в долгосрочный период приносить определённый доход, хотя он и не будет таким уж огромным.

— Сколько вы готовы вложить в этот проект и сколько оптимально планируете продать?

— Все необходимые вложения в 56 гектаров, согласно бизнес-плану, вписываются в сумму 200 миллионов рублей. Продажи участков должны составить порядка 180–200 миллионов рублей, это примерно 4,5 миллиона рублей за гектар. То есть основные вложения возвращаются быстро, а прибыль зарабатывается на сервисных услугах.

— Проданных земель ещё нет?

— Я не спешу оформлять договоры аренды с резидентами, пока не ясно, какой окажется конечная стоимость электричества. Начну продавать, когда будут определены все условия. Заключённые договоры аренды надо иметь при прохождении конкурса по федеральной программе развития индустриальных парков. У меня есть гарантии, что к этому этапу все отношения с якорными резидентами будут оформлены.

— Но срок запуска Октябрьского парка вы для себя обозначили?

— Первые строительные работы резидентов запланированы не позднее чем на май 2014 года. Следовательно, первое производство будет запущено через год-полтора после начала строительных работ. На сегодняшний день мы оформили землю, изменив категорию участка с земель сельхозназначения на землю для промышленного строительства, разработали генплан индустриального парка, который, в свою очередь, прошёл публичные слушания. Территория парка получила техусловия по водоснабжению.

— На сегодняшний день на Юге заявлено всего три частных индустриальных парка — в Волгоградской, Астраханской и Ростовской областях, по одному на каждый субъект. Опыт же Центральной России показывает совершенно иную картину: там подобные площадки развивают уже давно и довольно успешно. Как вы можете объяснить такую непопулярность частных индустриальных парков в южном регионе?

— Мы действительно отстали в развитии этого направления. Тут сложно назвать конкретные причины. Очевидно, что большое значение имеет позиция местных властей. Скажем, в Татарстане тема индустриальных парков была актуальна в начале 2000-х годов, для них это пройденный этап. В своё время для индустриальных парков там создали условия, чтобы эти площадки смогли развиваться самостоятельно и не требовали «ручного управления». Что касается Подмосковья, здесь совсем другая ситуация: производства девяностых годов как раз активно концентрировались вокруг столицы. Естественно, они располагались на частных землях и впоследствии были преобразованы в частные индустриальные парки. Хотя есть там и классические индустриальные парки — например, упомянутый мной парк в Ногинске.


  • Комментарии
Загрузка комментариев...