Кубанские садоводы заложили «БАМ»

237
11 минут
Кубанские садоводы заложили «БАМ»

За пять лет садовое хозяйство выросло более чем в 10 раз и стало одним из крупнейших на Юге. Этот рост случился вопреки российским реалиям и благодаря удачной адаптации европейских технологий.

Садоводческое хозяйство «Сад БАМ» расположено в Ленинградском районе Краснодарского края, на территории ООО «Южное ААА». Из 1,1 тысячи гектаров сельхозугодий суперинтенсивный сад занимает ровно половину площади — 550 гектаров. На остальных землях учредитель компании Александр Акимов и его команда выращивают пшеницу и подсолнечник. Но именно сад является наиболее перспективным активом сельхозпредприятия, растёт и добивается высоких показателей. Так, в 2018 году получен урожай в 446,9 центнера с гектара. Всего здесь выращивают 22 сорта яблок, а также груши, черешню и сливу. Производственная мощность — 10–12 тысяч тонн продукции в год. Кроме того, есть собственный питомник для выращивания саженцев, холодильные и логистические мощности, а также единственный в стране центр по обучению и практической подготовке садоводов.

За последние пять лет выручка компании стабильно росла на 15–20% в год. Если в 2013 году предприятие получило всего 32,5 млн рублей выручки, то в 2017 году это было уже 370,3 млн рублей. По итогам 2018 года выручка предприятия составила 440 млн рублей. Хорошая динамика, которая позволяет относить ООО «Южное ААА» (где «Сад БАМ» — главный развивающийся актив) к так называемым «неклассическим газелям».

В ближайшие год-два Александр Акимов намерен расширить площадь сада ещё на 300 гектаров, построить новые мощности по хранению продукции и переработке сырья в соки и пюре. В беседе с «Экспертом ЮГ» предприниматель рассказал, благодаря чему его хозяйству удаётся динамично расти и что сейчас мешает южному садоводству развиваться более интенсивно.

Яблоки вместо шелкопрядов

Почему вы назвали свой проект «Сад БАМ»?

Это ностальгия по одному из ярких периодов моей жизни: мне посчастливилось быть в числе строителей Байкало-Амурской магистрали, одной из крупнейших железных дорог в мире. БАМ соединил регионы Сибири с Дальним Востоком, был самой грандиозной стройкой в СССР, как тогда говорили, «стройкой века», символизирующей динамику и силу. Развивая свой проект, мы хотели не только отдать дань уважения тому времени, но и сделать так, чтобы и наш проект запомнили, чтобы он был сильными и динамично растущим. Наша первая продукция поставлялась в сети под лозунгом «Только вперёд!» и с паровозом на логотипе, который «вперёд летит». Мы достаточно быстро вышли на рынок и стали выращивать яблок столько, сколько в советское время производили все хозяйства нашего района.

Каковы основные вехи развития компании?

Проект развивался в несколько этапов. В 2007 году начали очищать участки от старых садов. Это были брошенные, никому не нужные земли, которые простояли 25 лет. Корчевали заброшенные разросшиеся деревья, боролись с шелкопрядами, убирали отходы. На это ушло три года. Вывезли более 400 тонн мусора. Затем дали почве отдохнуть. И только семь лет назад на нашем участке появился первый интенсивный сад площадью 76 гектаров. На следующий год приросли ещё на 100 гектаров. Затем — ещё на 120. Постепенно наращивали и мощность. В итоге в 2018 году общая площадь интенсивного «Сада БАМ» составила 550 гектаров, на которых мы собираем более 12 тысяч тонн яблок в год. И это — не предел. В ближайшие несколько лет мы намерены выйти на показатель в 20 тысяч тонн, а затем увеличить его примерно вдвое. Если, конечно, ситуация в стране будет способствовать развитию интенсивного и суперинтенсивного садоводства.

Как росла выручка предприятия в этот период?

В среднем рост составляет 15–20 процентов в год. Так, если в 2013 году она была 32,5 миллиона рублей, то в 2017-м она превысила 370,3 миллиона рублей. 2018 год закончили с показателем в 440 миллионов рублей. Аналогичные темпы прироста стараемся сохранить и в текущем году.

Благодаря чему происходит этот рост?

Мы взяли лучшие мировые практики и адаптировали их к нашим условиям. В Голландии, в одном из институтов, мы три года стояли в очереди за материалом, чтобы получить первую репродукцию и здесь прививать, посадить маточники и развивать питомник. У нас есть собственные привойные машины, которые мы купили в Новой Зеландии.

У нас 5 тысяч 300 деревьев стоит на одном садовом гектаре. Это — высокий показатель даже для преуспевающей Европы, где, кстати, нет таких огромных садов, как в России, по 100, 200, 500, тысяче гектаров. Там — маленькие интенсивные садики, которые дают хорошие урожаи. Мы хотели доказать всему миру, что тоже сможем добиться высокой урожайности и эффективности садового бизнеса. И доказали. Теперь, к нам приезжают коллеги из Италии, Германии и других развитых стран: делиться опытом и перенимать его у нас.

Далее, у нас очень хороший технический парк — более 150 единиц. В основном здесь импортные машины: Ferrari, Komatsu, JCB, DAF, Mercedes-Benz и другие. Из отечественного используем «КамАЗы», тракторы «Кировец» и МТЗ. Для обрезки сада используем пневматические и электрические секаторы. Обработку и защиту сада проводим самыми эффективными, по нашему мнению, двухвентиляторными опрыскивателями.

Но главное у нас — высокопрофессиональный коллектив, способный работать на новой технике, вдумчиво применять агротехнологии, и не боящийся учиться. Всё это в совокупности и влияет на успех.

липинская.jpg

Диана Липинская, директор краснодарского филиала банка «Центр-инвест»:

— Лучшие мировые технологии, разумно локализованные на российской земле силами вовлеченного в дело собственника, — это основная формула успеха бизнеса в нашей стране. Большинство успешных проектов, в том числе в сельском хозяйстве, которые мы видели и кредитовали за последние годы, именно по такой формуле и строятся. Ресурсов в нашей стране много, и при рациональном их использовании мы действительно становимся конкурентоспособными на мировом рынке. Вот и компания  Александра Акимова начинала с пустующих участков, простоявших 25 лет. Возделывать их имело смысл только по новым технологиям, потому что сроки ввода земли в работу и окупаемость долгие. Но это шанс построить устойчивый проект с долгосрочной доходностью. И, конечно, нужны ресурсы. На Кубани сегодня представлено более ста банков. Но работающие с сельским хозяйством можно пересчитать по пальцам. Чтобы кредитовать аграриев, нужно понимать специ­фические риски. Но банки, действительно заинтересованные в развитии экономики своего региона, не могут игнорировать основную отрасль его специализации.

Инновационная история

А производственную инфраструктуру развиваете?

На территории сада есть два фруктохранилища по шесть тысяч тонн каждое. Это — современные холодильники с упаковкой и сортировкой. Мы установили линию автоматического формирования и склеивания гофротары фирмы Teko, открыли цех переборки и фасовки фруктов с линией переборки плодов компании Greefa. Мощность этого производства — 150 тонн плодов в смену.

Какую роль в вашем бизнесе играют инновации?

Самую непосредственную. Во-первых, суперинтенсивное садоводство само по себе инновационно. Агротехнологии вышли на такой уровень, что яблоневые деревья начинают плодоносить и давать урожай уже в первый год закладки сада. Во-вторых, инновационной у нас является автоматическая система полива. Это сотни километров труб под управлением датчиков. Они, на основе компьютерных данных, определяют, когда, на какой участок и в каком объёме подавать воду, регулируют давление и следят за влажностью. Так мы уменьшаем риск влияния человеческого фактора на производство.

Сколько средств вы инвестировали в развитие садового бизнеса?

Я отвечу так. Закладка одного гектара суперинтенсивного сада (вместе со строительством холодильников, необходимой техникой, созданием системы полива с сетью трубопроводов и так далее) по самым скромным расчётам стоит 3,5 миллиона рублей. И это, заметьте, без учёта стоимости земли. У нас под сад занято 550 гектаров. Вот и считайте (около 2 млрд рублей без учёта стоимости земли. — «Эксперт ЮГ»).

Какие приоритетные задачи вы решаете в 2019 году? Что для вас сейчас наиболее актуально?

В наших ближайших планах — подведение коммуникаций у перспективному участку в 300 гектаров, который находится в 12 километрах от нашего хозяйства. Здесь будет новая очередь нашего сада. Но прежде надо решить вопросы водоснабжения и электроснабжения этой территории.

Кроме того, надеемся завершить строительство двух фруктохранилищ и запустить завод по производству соков, который у нас работал в предыдущие годы, но мы вынуждены были его остановить по техническим причинам.

В зоне поражения импортом

На чём основана система управления в вашей компании?

На личном участии собственника компании в производственном процессе. Садовым бизнесом в России нельзя управлять, просто сидя в кабинете, в уютном кресле. Иначе этот бизнес будет неэффективным. Это можно делать в Европе, где сады по десять гектаров. Но чтобы понять, что происходит на наших 550 гектарах, надо постоянно быть в полях. Вот вы сегодня звонили, и мы не смогли поговорить потому, что я был на тракторе — рулил в буквальном смысле.

У вас не хватает людей, испытываете кадровый голод?

И поэтому, конечно, тоже. Проблема кадров — самая острая. Да, у нас хорошая команда, но это всего 160 человек, что крайне мало для такого большого хозяйства. Хуже всего ситуация с трактористами. Например, их нам для нормальной работы надо в полтора раза больше, чем сейчас. А где их брать? Наш колледж уже лет десять не выпускает по такой специальности. Вот и приходится самому садиться за руль, например, бульдозера, или учить наших девушек, женщин управлять сельхозмашинами. Специально для этого мы даже купили такие компактные тракторы, которые лучше маневрируют по саду и легче управляются. И посадили на них «слабый пол».

Вы говорили о том, что способствует развитию бизнеса, а что, на ваш взгляд, является тормозом?

Несовершенство существующих законов. Вот недавно для садоводов снизили НДС на 10 процентов (до 1 января 2019 года садоводческие хозяйства НДС не платили. С нового года для садоводов обязательным стал НДС в 20%. Но, благодаря успешным переговорам представителей отрасли с правительством РФ, налог на добавочную стоимость для производителей фруктов был снижен вдвое. — «Эксперт ЮГ»). Хорошее дело. Это была инициатива союза «Садоводы Кубани», которую поддержали наши коллеги из Ставропольского края и Ингушетии. Однако гораздо разумнее было бы вообще не вводить НДС для садовых хозяйств, которые и так приносили в бюджет хорошие деньги: с одного гектара сада в среднем в казну поступает 42–45 тысяч рублей в виде подоходного налога. Работая без НДС, садоводы могли аккумулировать средства на развитие. А теперь многие мелкие хозяйства даже льготные 10 процентов не спасут.

Ещё решили на полгода продлить льготный режим на поставку фруктов из Молдавии, которая и так была крупнейшим импортёром яблок в Россию. На молдавские фрукты в нашей стране действует нулевая ставка таможенной пошлины. Например, в 2018 году молдаване произвели ориентировочно 300 тысяч тонн яблок, а поставили в Россию в два раза больше. Где они взяли эти дополнительные сотни тысяч тонн — понятно: из Украины, Польши и других санкционных стран. Россия помогает соседнему государству сбывать продукцию. Но ведь отечественным садоводам не хватает мощностей для хранения своей продукции. Кто нам-то поможет? Мы и так находимся в зоне поражения импортом, поскольку всё, что необходимо для закладки сада, покупаем за валюту. Техника, средства защиты, материалы по уходу — всё получаем из Европы. Отечественная промышленность практически ничего не выпускает для интенсивного садоводства. Только в последнее время в нашей стране стали производить проволоку для шпалер и железобетонные столбы. Но это пока — капля в море.

Теперь вышли новые СНИПы у газовиков, на основании которых производственные объекты должны находиться на большем расстоянии от газопроводов, чем было раньше. Но ведь мы строили свои объекты, руководствуясь предыдущими правилами. Работы на объектах пришлось остановить и уйти в судебные разбирательства с представителями «Газпрома». Несколько судов мы выиграли, но газовики не успокаиваются.

Всё это, безусловно, мешает работе и тормозит реализацию наших стратегических планов, согласно которым мы должны за 20 лет (с момента закладки сада) увеличить площади до 850 гектаров суперинтенсивных садов, а мощности — до 80 тысяч тонн в год.

Существующий в отрасли уровень господдержки вы считаете достаточным?

Поддержка есть в том, что касается, например, работ на закладку сада. Эта поддержка с каждым годом растёт, но её недостаточно. Несколько лет назад она была 65 тысяч рублей на гектар, затем выросла до 120 тысяч, потом — до 240 тысяч рублей на гектар. С этого года нам обещают, что поддержка будет уже на уровне 450 тысяч рублей. Но и она далека от реальных затрат. По нашим оценкам, субсидия должна быть не ниже одного миллиона рублей на один садовый гектар. Отдача в любом случае будет выше: ведь на каждый потраченный на сад рубль государство получит минимум десять рублей.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...