Страхование страдает от всего
№22-23(362-363) 2015

186
9 минут
Страхование страдает от всего

Людмила Шаповалова
Региональный рынок страхования, по оценке его участников, в этом году будет расти медленнее инфляции, как минимум, в два раза. Всё худшее, что случилось в экономике в прошлом году, моментально снизило страховые сборы и увеличило выплаты. Поэтому региональные страховщики сейчас работают на грани убыточности


Страховой рынок юга России продемонстрировал резкое замедление уже по итогам 2013 года. Тогда объём собранных в южных регионах (ЮФО и СКФО) страховых премий вырос всего на 9,2%, или в 2,5 раза меньше, чем по итогам 2012 года, когда прирост составил 23,7%. При этом динамика уже тогда была почти на 2% меньше, чем в целом по стране.

А в этом году страховщики будут бороться не столько за рост, сколько за минимизацию убытков: всё, что пострадало от начавшегося кризиса 2014 года, моментально становилось ударом под дых страховой отрасли. Например, обвал ипотеки (у Сбербанка до введения программы субсидирования процентной ставки по кредиту на жильё выдача жилищных займов уменьшилась на 50%) сократил рынок страхования недвижимости, а также жизни и здоровья, поскольку эти виды страхования нередко требуются банками при совершении ипотечных сделок. Падение продаж новых автомобилей почти на 40% увлекло за собой в пропасть программы каско. А фактически заградительные ставки по кредитам для бизнеса лишили страховщиков возможности пополнять портфель сделками по страхованию залогового имущества.

Несмотря на то, что ставки по кредитам сейчас снижаются, говорить о восстановительном росте кредитования как физлиц, так и бизнеса пока не приходится, а новых точек роста у страховщиков не так уж и много. Региональные организации — в особенности те, что специализировались на небольшом числе продуктов (ДМС и ОСАГО), — и вовсе оказываются в незавидном положении, поскольку добровольное медицинское страхование вряд ли покажет впечатляющий рост, а ОСАГО, быть может, и покажет, но тем самым повлечёт за собой и увеличение страховых выплат. В общем, в нынешнем году основной целью будет удержаться на плаву.

Исключительный 2014-й

Мы намеренно не привели показатели работы страховщиков в 2014 году в начале материала: как ни парадоксально, рынок страхования, как общероссийский, так и региональный, продемонстрировал в прошлом году аномальный рост. К примеру, в Краснодарском крае был зафиксирован рост на 14% (здесь и далее — данные исследования компании «Росгосстрах»), Волгоградская область показала динамику в 13,4%, Астраханская область — 15,2%, Ставропольский край — 4,9%. Правда, из этого оптимистичного ряда выбивается Ростовская область с падением страхового рынка на 3,3%.

Однако все эти показатели были обусловлены причинами, мало связанными с непосредственной работой страховщиков над повышением эффективности бизнеса. Главным драйвером роста рынка, как и в предыдущие годы, стало государство, которое пошло навстречу страховщикам, начав повышать тарифы на ОСАГО. Именно за счёт обязательного автострахования результаты работы страхового рынка и выглядят столь обнадёживающе (см. график 1).



ОСАГО может стать основным драйвером отечественного страхового рынка и в 2015 году, полагает территориальный директор ОАО «СОГАЗ» по ЮФО и СКФО Татьяна Максимова . «Однако и выплаты в этом сегменте заметно вырастут», — предупреждает она. Во-первых, ещё в октябре 2014 года был повышен лимит ответственности по «железу» (до 400 тысяч рублей на каждого потерпевшего в ДТП) и снижен порог расчёта предельного износа автомобиля. Во-вторых, в нынешнем апреле более чем в три раза — до 500 тысяч рублей — расширен лимит страхового покрытия при причинении вреда жизни и здоровью потерпевших в ДТП. Расширен и круг лиц, имеющих право на такие выплаты: теперь это не только иждивенцы, но и ближайшие родственники потерпевшего. Изменился и сам порядок выплат: теперь они будут производиться по факту получения травмы, а не по факту оказанного пострадавшему лечения по утверждённой таблице, в которой установлены чёткие суммы в зависимости от вида травмы. В итоге, приводит г-жа Максимова оценку ЦБ РФ, доля таких выплат может увеличиться с 1% до 21% от общего объёма выплат по ОСАГО.

Однако достаточно взглянуть на печальные результаты другого направления автострахования — каско, чтобы понять, что собственными усилиями страховщики достигли немногого (см. график 2). Евгений Череменин , вице-президент группы «АльфаСтрахование», директор Южного регионального центра компании, отмечает, что этот один из самых крупных сегментов рынка оказался в прошлом году под влиянием сразу двух негативных факторов. Во-первых, это отрицательная динамика продаж новых автомобилей, традиционно бывших драйвером роста каско, а во-вторых, это деятельность автоюристов, которые перекупают права требования у автовладельцев, в том числе по убыткам прошлых лет, в результате чего страховые компании сократили продажи в отдельных каналах.



По данным портала «Финмаркет», общее число судебных споров со страховщиками выросло до 18 тысяч в год, причём подавляющее их число пришлось именно на сегмент моторного страхования. Больше 95% судебных решений было вынесено в пользу страхователей или их представителей, построивших прибыльный бизнес на вполне законных основаниях, которые, тем не менее, огорчают страховщиков — слово «автоюрист» для участников рынка давно стало сродни ругательству.

Но добровольное автострахование перестало быть привлекательным для клиентов и само по себе. Так, в Краснодарском крае рост тарифов на каско для водителей с 15-летним стажем, по данным страховой компании «Уралсиб», составил 91%, а для водителей с 30-летним стажем — 67%. Евгений Череминин отмечает, что этому способствовало ещё два обстоятельства, помимо позиции судов в отношении уже заключённых договоров: «Изменение курса национальной валюты, происходившее с начала 2014 года, повысило стоимость ремонта иномарок, которые в основном и страхуются по каско. Например, Land Rover за короткий период времени поднял цены на запасные части на 40 процентов, а угонять эту марку стали в 10 раз чаще. Естественно, страховщики пропорционально подняли цены на каско. Макроэкономическая ситуация изменила поведение людей: в условиях неопределённости они стремятся сокращать свои расходы».

Всё ещё не норма жизни

Уже не первый год аналитики и эксперты страхового рынка говорят, что этот самый рынок растёт не сам по себе, а лишь благодаря толчкам, инициированным государством. Этот фактор оказывает существенное влияние и на глубину падения страхования. Как только появляется возможность отказаться от любых добровольных видов страховок, люди моментально делают это, не считая страхование жизни, здоровья или от несчастного случая чем-то крайне необходимым. Западный же рынок страхования, напротив, в большей степени держится именно на подобных продуктах, поэтому в меньшей степени зависит от ситуации на банковском рынке или курса валют. Годовые затраты европейца на страхование жизни в среднем составляют 1000–1500 евро, в России же это порядка 6 евро в год — и это данные до падения рубля.

Снизить риски масштабного падения целых сегментов, как, например, в случае с ипотекой или автострахованием, помогло бы развитие розничных продуктов добровольного страхования, но для этого необходимо потратить усилия на развитие самой культуры страхования необязательных рисков. Пока наибольших успехов в продвижении так называемых «коробочных» продуктов, не требующих экспертизы и многостраничных договоров, страховщики добились в сегменте малого бизнеса. Сегодня методы работы с такими клиентами предельно приближены к работе с розничными приобретателями, так как решение в обоих случаях, как правило, принимается одним человеком.

По словам Евгения Череменина, всего за пять месяцев сотрудничества со Сбербанком, в рамках которого «АльфаСтрахование» предлагает «коробочный» продукт малым предприятиям, страховщик заработал несколько миллионов рублей. Стоимость «коробки», позволяющей застраховать объект недвижимости, который предприниматель имеет в собственности или арендует, ответственность перед третьими лицами или сотрудников от несчастного случая, начинается от 21 тысячи рублей. «Особенно активно “коробки” продаются в Ростовской области и на Кубани, поскольку в этих регионах концентрация малого бизнеса традиционно высока», — подчёркивает г-н Череминин. Рост спроса на подобные продукты подтверждают и в СОГАЗе — компания работает и над повышением интереса к ним частных клиентов, предлагая имущественное страхование граждан, покрывающее различный спектр рисков: пожар, протечка воды, противоправные действия третьих лиц.

В целом страхование недвижимости — это сегмент, на который возлагают большие надежды многие страховщики, причём не только в связи с возможным восстановлением ипотечного кредитования. «По нашим оценкам, в 2015 году объём рынка страхования имущества достигнет 40 миллиардов рублей», — утверждает Евгения Аболымова , руководитель Южной региональной дирекции страховой группы «Уралсиб». По её словам, в ЮФО спросом пользуются экспресс-программы страхования имущества, по которым можно застраховать квартиру или дом, не вызывая страховщика на осмотр и оценку объекта. «Клиент сам выбирает, на какую сумму он хочет застраховать имущество, и сам оценивает стоимость своего жилья. В рамках таких продуктов страхование производится по фиксированным тарифам», — отмечает г-жа Аболымова.
Ещё один возможный драйвер рынка, который позволит многим компаниям сохранить позиции и привлечь частных клиентов к добровольным видам страхования, — это вступившие в силу поправки к Налоговому кодексу о предоставлении людям, заключившим договор долгосрочного страхования жизни, налогового вычета в размере 13% от суммы уплаченных взносов. «Несмотря на негативные тенденции в экономике, программы классического и пенсионного страхования будут пользоваться стабильным спросом, потому что люди хотят быть уверенными в финансовой поддержке в случае проблем со здоровьем, они хотят заботиться о своём будущем и реализовывать свои планы вопреки всему», — говорит Штефан Ванчек , директор по продажам компании «PPF Страхование жизни».

Однако надо понимать, что страхование жизни — инерционная отрасль, оно значительно медленнее банковских услуг реагирует на кризисы и позитивные перемены, поясняет Максим Чернин , генеральный директор СК «Сбербанк страхование жизни». «Последствия проявляются через полгода-год, — отмечает г-н Чернин. — Думаю, лакмусовой бумажкой будет второй квартал, когда могут проявиться первые значимые эффекты. Я прогнозирую также, что объёмы кредитного страхования в 2015 году вновь снизятся, поскольку рухнул рынок автострахования, существенно снизились ипотечные кредиты. А накопительное и инвестиционное страхование будут расти и на фоне кризиса, потому что всё большее число банков готовы предлагать их клиентам в рамках персонального финансового планирования. Рост будет обеспечен высокодоходным сегментом клиентов, имеющих накопления и желание их инвестировать. А рисковое страхование жизни во время кризиса всегда растёт во всём мире».

Так что, очевидно, наиболее приближённые результаты года начнут проявляться не ранее второй его половины, когда случится всё худшее и начнут оказывать своё воздействие позитивные факторы. Пока разброс прогнозов на рост — от –5% до 10%.

Все публикации номера

  • Комментарии
Загрузка комментариев...