Сумма «трубы» и портов

196
13 минут
Сумма «трубы» и портов

Автор: Николай Проценко

В нефтетранспортной системе юга России грядут большие перемены. В марте АК «Транснефть» и группа «Сумма», ключевые акционеры Новороссийского морского торгового порта (НМТП), основной статьёй перевалки которого являются углеводороды, решили оформить раздел активов. А в начале года партнёры объявили о совместных намерениях по перевалке нефти в Дагестане.

«Допускаю, что события будут развиваться по этому сценарию. Но последнее решение за правительством», — эти слова президента «Транснефти» Николая Токарева о возможном выходе компании из акционеров Группы НМТП прозвучали сенсационно, если вспомнить, что ещё несколько месяцев назад рассматривался обратный вариант — с выкупом «Транснефтью» доли в НМТП группы «Сумма»Зиявудина Магомедова. Однако разгоревшийся год назад конфликт между партнёрами удалось быстро потушить, и теперь уже «Сумма» рассматривается как главный претендент на порт. По словам Николая Токарева, уже есть ви`дение, какой должна быть модель оптимизации бизнеса НМТП, но ещё остаются вопросы, которые нужно согласовать.

Явные признаки потепления в отношениях партнёров появились в конце прошлого года, когда входящее в «Сумму» ООО «Порт Петровск» подписало соглашение с Махачкалинским морским торговым портом (ММТП) о намерениях построить ряд новых объектов нефтетранспортной инфраструктуры. В качестве главного эксплуатанта этих объектов рассматривалась «Транснефть», заявившая в январе о возможном расширении мощностей по приёму нефти в ММТП для её транспортировки по трубопроводу Махачкала — Новороссийск. С этими инициативами совпали и движения в руководстве Дагестана — по поручению главы республики Рамазана Абдулатипова (который покровительствует инвестиционным планам «Суммы») здесь была создана собственная нефтегазовая компания.

В многоходовой игре, которую ведут «Транснефть» и «Сумма», прежде всего просматриваются геополитические факторы. «Транснефть» активизировалась на каспийском фронте после того, как Азербайджан прекратил прокачку своей нефти через Россию, а решение выйти из состава НМТП могло быть продиктовано смещением активности компании в восточном направлении. Геополитика уже вносит свой вклад в показатели НМТП. Резкое падение перевалки нефти через порты группы отчасти объясняется тем, что российский нефтяной экспорт всё больше ориентируется на порты Дальнего Востока и трубопроводную систему ВСТО (Восточная Сибирь — Тихий океан). В то же время группа «Сумма» сейчас ведёт ряд проектов, связанных с международным транспортным коридором «Север — Юг», одним из узлов которого является Махачкалинский порт, а в Новороссийске перевалка грузов, закреплённых за «Суммой» в НМТП, имеет хорошие перспективы роста.

Идеи для пересохшей «трубы»

В мае прошлого года премьер-министр Дмитрий Медведев прекратил действие заключённого ещё в 1996 году договора между Россией и Азербайджаном о транзите нефти марки Azeri Light по трубопроводу Баку — Новороссийск. Этот документ устанавливал остававшийся неизменным тариф за прокачку одной тонны сырой нефти на уровне 15,67 доллара при условии транзита не менее 5 млн тонн в год. Однако в реальности объёмы прокачки по разным причинам практически никогда не соблюдались. Лишь в 2008 году Азербайджан отправил в Новороссийск 4 млн тонн нефти, а затем объёмы прокачки упали более чем вдвое (в прошлом году — 1,751 млн тонн сырца). В то же время по конкурирующим трубопроводам Баку — Супса и Баку — Тбилиси — Джейхан в прошлом году было прокачано, соответственно, 2,726 и 19,748 млн тонн нефти, при этом тариф на маршруте Баку — Тбилиси — Джейхан составлял порядка 60 долларов за тонну.

Несоблюдение договорённости по объёмам прокачки вызывало недовольство «Транснефти», утверждавшей, что это приносит компании ежегодные убытки в размере 50 млн долларов. Летом прошлого года руководство «Транснефти» предложило увеличить тариф для Азербайджана до 35 долларов за тонну (1,225 тысячи рублей по курсу на тот момент) при фактических объёмах прокачки либо установить новую цену в 400 рублей за тонну. Однако на это не согласилась национальная нефтегазовая компания Азербайджана SOCAR, объявившая, что с 14 февраля этого года, по истечении российских обязательств по договору 1996 года, нефть будет перенаправлена на трубопроводы-конкуренты, работающие не более чем на 50% своей мощности.

Пока «Транснефть» вела консервацию участка нефтепровода Баку — Новороссийск, закачивая в пересохшую «трубу» инертный газ, её руководство срочно искало альтернативные пути заполнения мощностей. Основной точкой входа в «трубу» должен был стать Махачкалинский порт, где именно нефть занимает львиную долю грузопотока. Паспортные мощности ММТП позволяют закачивать в систему трубопроводов 7,5–8 млн тонн нефти с перспективой наращивания до 10 млн тонн, а по факту эти мощности недозагружены. В последние годы через Махачкалу переваливается до 5,3 млн тонн нефти — 1,2 млн тонн российской (с месторождений ЛУКОЙЛа на Северном Каспии), 2,8 млн тонн казахстанской и 0,2 млн тонн туркменской.

В январе Николай Токарев признался, что «Транснефть» готова рассмотреть любое альтернативное предложение по расширению перегрузочных мощностей ММТП. В качестве одного из возможных новых партнёров для каспийской «трубы» рассматривалась голландская компания Trafigura, которая намеревалась консолидировать все поставки туркменской нефти в Махачкалу. А в стратегической перспективе «Транснефть» наверняка рассматривает новые шельфовые проекты на Каспии, которые предвещают резкое увеличение добычи уже в ближайшие годы. В несколько раз вырастут добычные мощности ЛУКОЙЛа, Казахстан запускает крупнейшее в регионе Кашаганское месторождение с запасами свыше 1,5 млрд тонн нефти, ежегодно наращивает добычу Туркменистан, а главное, нефть с каспийского шельфа давно собираются добывать в самом Дагестане. Ещё в прошлом десятилетии в 150 км к востоку от Махачкалы было открыто месторождение Центральное с ожидаемой мощностью добычи 3-5 млн тонн в год, которое наиболее подходит для перевалки сырья через ММТП.

В связи с этими ожиданиями в обозримом будущем может возникнуть вопрос о расширении наземной инфраструктуры перевалки нефти через Махачкалу, тем более что работа местной нефтебазы ОАО «Дагнефтепродукт» не раз вызывала нарекания «Транснефти». Поэтому в руководстве трубопроводной компании, скорее всего, был придуман обходной манёвр, и честь реализовать этот замысел досталась понятному для «Транснефти» партнёру — «Сумме». Тем более что компания «Стройновация» из группы Зиявудина Магомедова уже имеет опыт партнёрства с «Транснефтью» в рамках строительства системы ВСТО.

В соответствии с соглашением, подписанным ММТП и ООО «Порт Петровск», на выкупленных структурой «Суммы» участках по соседству с ныне действующими портовыми причалами предполагается значительное наращивание грузопотоков за счёт строительства тыловых терминалов. «Одним из ключевых объектов может стать тыловой терминал для хранения нефти и нефтепродуктов, — сообщил “Эксперту ЮГ” официальный представитель группы “Сумма” Евгений Тимошинов. — Мощность объекта позволит транспортировать через него около 10 миллионов тонн нефти и до 3 миллионов тонн нефтепродуктов в год. Предполагается эксплуатировать объект для приёма потоков прикаспийской нефти, а также в рамках обслуживания российских шельфовых проектов».

Мегапроекты могут обождать

У ряда экспертов амбициозные планы «Суммы» и «Транснефти» в Дагестане пока вызывают сомнения. «Я не очень верю в то, что есть много желающих переваливать нефть через Махачкалу, — говорит старший научный сотрудник Института проблем рынка РАН Михаил Чернышов, известный специалист по экономике Дагестана. — Перевалка нефти через ММТП не растёт, хотя резерв мощностей ещё есть. А если возникнет реальное предложение по крупному транзиту, то это естественным путём приведёт к проекту морского трубопровода с выходом на Северный Каспий к участку Тенгиз — Новороссийск: например, от Актау через месторождения Центральное, Хвалынское, Ракушечное. Это убьёт ММТП как игрока на рынке транзита нефти, но даст шанс НМТП». Скептически г-н Чернышов относится и к перспективам промышленной добычи нефти в ближайшие годы на дагестанской части шельфа: по большинству участков ещё не закончена разведка, к тому же нельзя сбрасывать со счетов и давно ставшие головной болью «Транснефти» хищения из трубопровода на территории Дагестана.

Не вполне понятно и будущее Дагестанской нефтегазовой компании, на днях зарегистрированной в республике с уставным капиталом в 10 млн рублей. «Работа на шельфе исключается, — рассуждает Михаил Чернышов. — Возможно, газовые участки, но масштабы этого — мизерные. Единственная ещё свободная ниша — переработка, но это не тема для государственной компании». По мнению эксперта, не исключено, что новая компания могла создаваться как получатель средств под гарантии Минфина РФ на те или иные проекты, связанные с нефтегазовым сектором, хотя и маловероятно, что подобные проекты пройдут утверждение в банках, которые должны их финансировать. Словом, чтобы понять, зачем Дагестану своя нефтегазовая компания, нужно дождаться первых шагов с её стороны.

Тем не менее, даже при неопределённом будущем мегапроектов «Транснефть» может теперь меньше переживать за судьбу своей южной «трубы», потому что на днях Азербайджан принял решение возобновить прокачку нефти по маршруту Баку — Новороссийск.

В январе-феврале, по данным Государственного таможенного комитета Азербайджана, экспорт сырой нефти из страны, по сравнению с аналогичными показателями прошлого года, упал на 4,9%, а газа — на 27,5%. После этого министр энергетики Азербайджана Натиг Алиев заявил, что в интересах его страны возобновление прокачки нефти по трубопроводу Баку — Новороссийск, а диверсификация маршрутов поставок сырья должна благотворно повлиять на азербайджанский экспорт. В итоге SOCAR и «Транснефть» достигли соглашения о возобновлении прокачки сырца по трубопроводу в объёмах 1-1,5 млн тонн в текущем году. Установленный отечественной монополией тариф на прокачку от границ Азербайджана до перевалочного комплекса «Шесхарис» в Новороссийском порту, по утверждению вице-президента SOCAR Эльшада Насирова, согласован на уровне 453,95 рубля за 1 тонну (без НДС). Николай Токарев уже сообщил, что подписание нового договора о сотрудничестве с Азербайджаном — одна из причин интереса «Транснефти» к расширению мощностей на берегу Каспия, наряду с ожиданиями по значительному увеличению добычи в Казахстане и Туркмении.


В случае выхода «Транснефти» из НМТП Зиявудину Магомедову достанутся самые прибыльные статьи грузооборота порта expertjug15_044.jpg Фото: ИТАР-ТАСС

В случае выхода «Транснефти» из НМТП Зиявудину Магомедову достанутся самые прибыльные статьи грузооборота порта

Фото: ИТАР-ТАСС


Восточный курс и его последствия

В последнем повороте сюжета вокруг НМТП также можно усмотреть быструю реакцию «Транснефти» на геополитическую конъюнктуру, меняющуюся на глазах после присоединения Крыма. В середине марта Николай Токарев сообщил, что пока у его компании нет активов на полуострове, а дальнейшие решения будут зависеть от распоряжений основного акционера — государства. Однако на решение о возможном выходе из НМТП могло повлиять даже не то, что «Транснефть» незапланированно может вложиться в Крым, а общий разворот России в сторону Востока, который прогнозируется как важнейшее последствие украинского кризиса. В этой ситуации логичным для «Транснефти» выглядит перенос акцентов на развитие своих дальневосточных активов, в первую очередь системы ВСТО.

Впрочем, и без недавних событий у соседей российский курс на Восток, явственно обозначенный руководством страны в последние несколько лет, уже отражается на показателях НМТП. В прошлом году консолидированный грузооборот группы снизился на 18 млн тонн (до 141 млн тонн), причём основное падение в абсолютных величинах продемонстрировала именно сырая нефть — её перевалили через порты группы 91,8 млн тонн, на 19,1 млн тонн меньше, чем годом ранее. Комментируя результаты прошлого года, генеральный директор ОАО «НМТП» Юрий Матвиенко отметил, что среди причин снижения грузооборота — не только ухудшение конъюнктуры на глобальных сырьевых рынках, но и диверсификация экспортных логистических цепочек. «Это выразилось, в частности, в наращивании объёмов экспорта сырой нефти на дальневосточном направлении и перераспределении объёмов между портами на северо-западе РФ», — пояснил г-н Матвиенко.

«Свет с Востока» для отечественной нефтянки крайне интересен и с точки зрения экспорта высокомаржинальной лёгкой сибирской нефти. Западный маршрут экспорта имеет заметный минус в виде смешивания в «трубе» лёгкой сибирской и тяжёлой (с повышенной вязкостью) поволжской нефти, что на выходе даёт менее привлекательное сырьё марки Urals, которое требует углублённой переработки. А это серьёзно сказывается на экспортной цене продукта. Поэтому для «Транснефти» восточный маршрут как по экономическим, так и по политическим причинам сегодня более выгоден. Следовательно, настаивать на непременном тесном сотрудничестве госмонополии с «Суммой» смысла нет.

Восточный тренд будет только усиливаться. К 2020 году планируется расширение нефтепровода ВСТО до 30 млн тонн, а ВСТО-2 — до 50 млн тонн, причём, по словам Николая Токарева, 30% стоимости проекта расширения ВСТО «Транснефть» планирует профинансировать за счёт собственных средств. В то же время «Транснефть» и «Сумма» по-прежнему не могут договориться о схеме реконструкции нефтеперевалочных объектов НМТП, прежде всего нефтебазы «Шесхарис» в Новороссийске. В инвестпрограмме НМТП на 2013 год не были заложены требуемые «Транснефтью» средства на её реконструкцию — «Сумма», которой в начале прошлого года принадлежало большинство в совете директоров НМТП, явно сомневалась в необходимости этих вложений. Как говорил в прошлогоднем интервью президент «Суммы» Александр Винокуров, из-за отсутствия необходимых объёмов нефти мощности «Шесхариса» используются на 60%, но в прошлом феврале позиция «Суммы» вызвала резкое противодействие «Транснефти». В начале этого года Николай Токарев вновь пообещал, что тема «Шесхариса» будет решена в ближайшее время, и вскоре после этого стало известно о том, что акционеры НМТП готовят цивилизованный развод.

«“Транснефти” нет смысла держаться за партнёрство с “Суммой” по НМТП, ибо к позиции госкомпании по развитию контейнерного бизнеса просто не прислушиваются, а помогать развивать наливной сегмент у представителей “Суммы” желания нет, — прокомментировал “Эксперту ЮГ” ситуацию вокруг НМТП генеральный директор исследовательского агентства InfraNews Алексей Безбородов. — Конфликт акционеров сдерживает экспортные потоки нефти, что уже не может устраивать федеральный центр. В этой ситуации вполне логичным выглядит цивилизованный развод при сохранении стратегического альянса по наливным и сухим грузам».

Предложение Николая Токарева по разделу НМТП, которое уже поддержал первый вице-премьер Игорь Шувалов, заключается в том, чтобы продать пакет акций НМТП, принадлежащий «Транснефти» (35,57%), «Сумме», которая недавно довела свою долю до 27,75%. После этого «Транснефть» выкупит у «Суммы» нефтеналивные мощности в Новороссийске и Приморске, а у «Суммы» останется 63,32% НМТП. Такой сценарий резко снижает накал борьбы за 20-процентный госпакет НМТП, который в силу ряда причин государство уже несколько лет не может продать.

В результате каждый останется при своём. «Транснефть» получит профильные активы и сможет наконец решить задачу реконструкции «Шесхариса», в том числе в расчёте на увеличение поставок в Новороссийск каспийской нефти. А «Сумме» достанутся те виды грузов, которые она получила в ведение три года назад, входя в альянс с трубопроводной монополией, прежде всего зерно, металлы, удобрения и контейнеры. При этом именно «Сумма» получит большую часть доходов Группы НМТП, поскольку наливные грузы, несмотря на то, что они составляют более 80% в общем грузообороте группы, приносят, по словам Александра Винокурова, только 36% выручки. Кроме того, НМТП в «сухом остатке» (т. е. без наливных грузов) может обнулить свою долговую нагрузку в 1,95 млрд долларов — именно так оценивают отраслевые аналитики стоимость выкупа наливных активов «Транснефтью». Однако этот сценарий ещё должен пройти утверждение на собрании акционеров порта.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...