Возвращение блудного актива

455
10 минут
Возвращение блудного актива

К управлению Ростовским электрометаллургическим заводом возвращается прежний владелец — группа «ЭСТАР», подконтрольная бизнесмену Вадиму Варшавскому. В течение последних двух лет ряд его металлургических активов находились под оперативным управлением «Мечела»

Холдинг Вадима Варшавского «ЭСТАР» вернул себе оперативное управление над принадлежащими ему украинским Донецким и Ростовским электрометаллургическими заводами, а также над заводом «Волга-ФЭСТ» (город Фролово Волгоградской области) — эту информацию подтверждает генеральный директор РЭМЗа Геннадий Сомов. С 2009 года активы находились под доверительным управлением группы «Мечел», одного из крупнейших кредиторов «ЭСТАРа» — долг составлял 944,5 млн долларов, выданных под залог металлургических предприятий.

Казахстанское плечо
Пока сам факт, как и схему обратного выкупа компании, в руководстве «ЭСТАРа» и «Мечела» не комментируют, но источник «Эксперта ЮГ» в руководстве группы Вадима Варшавского обмолвился: «Приобретать РЭМЗ будем через Казахстан». Вероятнее всего, речь идёт об участии в сделке АО «Народный банк Казахстана» (НБК) — крупнейшего универсального банка республики. В 2007 году НБК уже участвовал в судьбе РЭМЗа, открыв для его достройки и запуска невозобновляемую кредитную линию лимитом в размере 150 млн долларов. Учитывая, что среди наиболее активных кредиторов, требующих немедленно взыскать задолженность или обанкротить компанию, НБК не значился, можно предположить, что в своё время сторонам удалось договориться о реструктуризации долга и у банка до сих пор сохраняются хорошие деловые отношения с руководством «ЭСТАРа». Вероятно, именно НБК станет главным кредитным источником холдинга в процессе возврата его металлургических активов. Это в недавней беседе с «Экспертом ЮГ» о несостоявшемся банкротстве РЭМЗа подтверждал и аналитик Николай Сосновский: «Скорее всего, банкротство РЭМЗа — это не банальная попытка удовлетворить требования кредиторов. Таким образом собственники предприятия либо планируют очистить его от долгов, либо перевести актив из “ЭСТАРа” после продажи с аукциона в другую свою же компанию. Либо они нашли покупателя, который желает приобрести завод именно через аукцион. Не исключено, что им может стать и основной кредитор завода — Народный банк Казахстана».

Впрочем, для казахстанского банка металлургические активы являются непрофильными, поэтому маловероятно, что НБК захочет брать на себя управление предприятиями столь сложного сегмента промышленности. «Вадим Варшавский нашёл финансирование, чтобы частично расплатиться с “Мечелом” и вернуть себе некоторые металлургические активы, — прокомментировал “Эксперту ЮГ” ситуацию аналитик компании “АТОН” Диннур Галиханов. — Однако в нынешней ситуации в отрасли выйти на безубыточность предприятий “ЭСТАРу” будет крайне сложно. Придётся либо заново выстраивать бизнес, имея свою сеть трейдинговых и ломозаготовительных структур, что вполне вероятно при дефиците метизов на юге России, либо искать нового покупателя, что в сегодняшних условиях сомнительно».

То, что средства у г-на Варшавского есть, свидетельствует тот факт, что в июне этого года в Волгодонске был заложен первый камень в основание инновационного российско-германского комплекса по глубокой переработке зерна мощностью 250 тысяч тонн в год и производству аминокислот (ГК «Донские биотехнологии»). Председателем совета директоров компании является сам Вадим Варшавский, пообещавший вложить в проект 6,75 млрд рублей. При этом процентную ставку по кредиту Россельхозбанка будут субсидировать донские власти, у которых, похоже, г-н Варшавский доверия не утратил.

Работа за долги
К началу последнего экономического кризиса «ЭСТАР» подошёл с внушительной долговой нагрузкой (назывались цифры до 1,5 млрд долларов), сложившейся из-за строительства РЭМЗа и покупки иных металлургических активов по всему миру (Египет, Великобритания, ОАЭ, Швейцария, Чехия, Украина). Плюс обрушившиеся цены на сталь. Основные кредиторы — Альфа-Банк, «Петрокоммерц», Банк Москвы и другие — не раз ставили вопрос об изъятии за долги активов «ЭСТАРа», а Альфа-Банк через свою инвестиционную компанию А1 даже забрал Донецкий электрометаллургический завод.

В начале марта 2009 года, чтобы погасить долги, менеджмент холдинга попытался продать свои активы БИНбанку в лице одного из его собственников Абукара Бекова, который получил мандат на сопровождение программы реструктуризации задолженности «ЭСТАРа» и привлечение инвесторов с целью продажи группы. Близкий к основателю банка Михаилу Гуцериеву, которому г-н Варшавский продал в 2005 году свою добывающую компанию «Русский уголь», г-н Беков сначала был готов поддержать проект, но уже в июле 2009 года отказался от сделки.

После этого руководство «ЭСТАРа» попыталось провести свои активы через банкротство. Заявления о банкротстве подали Энгельсский трубный завод, Волгоградский завод труб малого диаметра, Златоустовский и Новосибирский метзаводы. Первые два вошли в эту процедуру, Златоустовскому заводу было отказано, а в отношении руководства НМЗ даже было возбуждено уголовное дело по подозрению в преднамеренном банкротстве. Запустил процедуру банкротства и РЭМЗ — на основе заявления ООО «СулинСтройСервис», которому он был должен всего 2,3 млн рублей. При тогдашних рыночных ценах на выпускаемую заводом квадратную заготовку (415–420 долларов на июль 2009 года) сумма долга была эквивалентна стоимости 144 тонн при производительности 730 тысяч тонн в год. И всё же арбитражный суд ввёл на предприятии процедуру внешнего наблюдения.

Однако до конца 2009 года менеджменту «ЭСТАРа» удалось договориться о стратегическом сотрудничестве с руководством «Мечела», который тоже являлся крупным кредитором группы. Уральцы предоставляли «ЭСТАРу» давальческое сырьё для его заводов и забирали на реализацию уже готовую продукцию. Но при этом «Мечел» взял в оперативное управление большинство его активов — российские заводы «Волга-ФЭСТ», «Нытва», РЭМЗ, ЗМЗ, ГМЗ, ВЗТМД, ЭТЗ, швейцарский завод Metrus Trading GmbH, английский MIR Steel, египетский Estar Egypt for Industries, «Ломпром-Ростов», «Экспериментальную ТЭС» и шахту «Восточная» в Ростовской области. Менеджеры «Мечела» вошли в советы директоров заводов и установили контроль над их финансами.

По сути, следующие два года активы «ЭСТАРа» работали на обслуживание долгов. Именно благодаря стратегическому партнёрству с «Мечелом» г-ну Варшавскому удалось договориться о реструктуризации долгов со всеми кредиторами, которые в своё время даже арестовывали его личное имущество. А в ноябре 2011 года группа получила заём от «Мечела» на сумму 944,5 млн долларов, который обеспечивал пролонгацию банковской задолженности необходимой суммой на депозите. «В улучшающейся конъюнктуре банки видят перспективы погашения займов», — заметил «Эксперту ЮГ» аналитик ИФК «Метрополь» Денис Нуштаев. В качестве залога выступали доли и акции компаний «ЭСТАРа», которые должны были перейти к «Мечелу» в случае, если до сентября 2012 года тот не погасит заём.

Интересно, что до этого времени руководство «Мечела» всячески избегало говорить о консолидации активов холдинга, уверяя журналистов, что их менеджеры «лишь консультировали владельца “ЭСТАРа” по поводу урегулирования задолженности перед банками». Между тем, «Мечел» получал возможность расширить операционную и продуктовую цепочку на интересующих его рынках, не покупая саму компанию и не неся ответственность по её долгам. Но после предоставления займа «Мечел» объявил о намерении консолидировать принадлежащие «ЭСТАРу» английский завод Invicta Merchant Bar и украинский Донецкий ЭМЗ. При этом сообщалось, что ДЭМЗ перейдёт к уральцам за 537 млн долларов, которые «Мечел» должен был выплачивать равными траншами до декабря 2018 года. Таким образом, «ЭСТАР» оставался бы должен группе Игоря Зюзина лишь немногим более 400 млн долларов.

В то же время рыночные эксперты уверяли, что, поскольку «ЭСТАР» вряд ли способен расплатиться в срок, «Мечел» может получить и другие активы холдинга. По мнению аналитика БКС Олега Петропавловского, речь может идти о консолидации наиболее привлекательных активов — Златоустовского и Ростовского метзаводов, а также о европейском трейдере Cognor. При этом РЭМЗ, самый новый актив группы (построен в 2007 году), и волгоградский «Волга-ФЭСТ» эксперты оценивали в сумму 300–350 млн долларов, ещё в 187 млн долларов — ломозаготовительный «Ломпром», обеспечивающий ростовский завод сырьём на 100%. В случае реальности экспертной оценки активов и совершения сделки «ЭСТАР» мог бы практически полностью рассчитаться с кредитором. Тем более что в сентябре прошлого года уже уменьшенный долг холдинга в сумме 746,5 млн долларов был реструктурирован до конца июля 2013 года. Однако не судьба.

Металлургическая перезагрузка
«”Мечел” взял в управление завод, который стоял на коленях, был весь в долгах, — признался в беседе с ”Экспертом ЮГ” Геннадий Сомов. — За это время были пополнены оборотные средства, запущен прокатный стан, завод вышел на проектную мощность. Но за последний год ”Мечел” серьёзно потратился на запуск Эльгинского угольного месторождения, рельсобалочного стана в Челябинске, поэтому ему сложно сегодня обслуживать и собственные долги. Это, на мой взгляд, и послужило причиной отказа от управления активами ”ЭСТАРа”».

Совокупный долг «Мечела» на II квартал нынешнего года составлял 9,2 млрд долларов, выручка группы за прошлый год снизилась на 10,1% (11,3 млрд долларов), показатель EBITDA упал на 44,4%, чистый убыток составил 1,7 млрд против 727 млн долларов прибыли годом ранее. Один только ДЭМЗ принёс убыток в 50 млн долларов по US GAAP, а с ноября прошлого года завод и вовсе остановили из-за высоких цен на лом. На этом фоне руководство компании объявило о намерении экономить, из-за чего не будет платить дивиденды за 2012 год. Это крайне не понравилось акционерам, и бумаги «Мечела» в Нью-Йорке сразу же подешевели на 5,58%. Экономия привела к тому, что продолжать оперативное управление, а уж тем более консолидировать пребывающие в долгах активы «ЭСТАРа» уральцам стало совершенно невыгодно. «Как только Вадим Варшавский нашёл средства, в ”Мечеле” тут же предпочли вернуть ему активы, дабы не продолжать обслуживать убыточные предприятия и снизить собственную задолженность», — уверен Диннур Галиханов.

Сегодня уже речь идёт об основном долге «ЭСТАРа» перед «Мечелом» в размере 746,5 млн долларов. В настоящее время процесс возвращения активов находится в стадии переговоров, и вопрос по окончательной сумме выплат ещё не решён. Возможно, сказалась инерция управления, но РЭМЗ за последние два «безмечельных» месяца начал работать рекордными темпами по выпуску стали и проката, впервые с 2010 года выйдя на прибыльность. За прошлый год его выручка, по данным СПАРК, составила 13,8 млрд рублей. В прошлом году при проектной мощности 730 тысяч тонн стали завод выплавил 815 тысяч тонн. В мае РЭМЗ произвёл 44 тысячи «проектных» тонн проката, а в августе эта цифра достигла уже 48,8 тысячи тонн. Этого удалось достичь за счёт модернизации некоторых узлов на прокатном стане, что позволило повысить его производительность. Кроме того, оптимизация и повышение уровня квалификации персонала также сказались на росте его работоспособности. Работа в системе ИСУ-9000 не требует большого количества инженерно-технических сотрудников, и сегодня в штате РЭМЗа насчитывается всего 1,15 тысячи работников.

«Перспективы завода весьма туманны, так как при текущих ценах на сталь и растущих ценах на лом и электроэнергию работать на уровне выше нулевой рентабельности вряд ли получится, — заметил ”Эксперту ЮГ” аналитик ”Инвесткафе” Андрей Шенк. — Вероятнее всего, придётся искать новые способы оптимизации затрат и повышения конкурентоспособности продукции». Однако на самом предприятии не согласны с этой оценкой. Как рассказали «Эксперту ЮГ» в руководстве предприятия, за время вынужденного простоя была изменена технологическая схема электроснабжения, позволившая значительно сократить издержки завода (на 3,5%). Сегодня электроэнергия в общей себестоимости стали составляет около 17%, газа — 18–20% себестоимости проката. «В ближайшей перспективе предстоит частичная модернизация для увеличения объёмов выпускаемой продукции до 900 тысяч тонн стали и 50 тысяч тонн проката в год», — сообщил Геннадий Сомов.

Этого планируется добиться за счёт одной из самых низких в России себестоимости крайне дефицитной для стройкомплекса продукции (арматура, квадратная заготовка), что повышает её конкурентные преимущества в регионе, где метизы наиболее востребованы за счёт реализации крупных инфраструктурных проектов. К тому же у РЭМЗа самое короткое транспортное плечо для потребителей юга России среди всех основных российских метзаводов. «Юг сегодня испытывает дефицит металлургической продукции высокого передела,— считает Диннур Галиханов. — Такие производители, как “Северсталь”, НЛМК, УГМК, строят мини-метзаводы для насыщения рынка, а РЭМЗ находится ближе всех к крупным городам региона, поэтому его продукция может получить конкурентные преимущества».

  • Комментарии
Загрузка комментариев...