«Я не хожу на работу — хожу заниматься любимым делом»

1390
8 минут
«Я не хожу на работу — хожу заниматься любимым делом»

Инженер Антон Баев, гендиректор и соучредитель компании «Варм», начинал производство теплообменников в гараже с коллегами по прошлой наёмной работе. Он считает, что в некотором смысле их поколение предпринимателей — первое в постсоветской России

Предприятие постепенно расширялось — и теперь у него новый цех на арендованных площадях. Помимо производства теплообменников, «Варм» разрабатывает и внедряет сложные инженерные решения, применяемые в различных отраслях — от пищевой до нефтяной промышленности. Оборот предприятия по итогам 2019 года составил 29 млн рублей — рост более чем в два раза. По итогам нынешнего года планируется прирасти на 120%. Антон Баев досконально разбирается в оборудовании и в своём деле, считая, что это и есть отличительная черта нынешнего поколения предпринимательского корпуса. Одним из самых сложных, по его мнению, для предпринимателей является кадровый вопрос. Годы ушли на то, чтобы создать «команду мечты» из квалифицированных специалистов, нестандартно мыслящих, коммуникабельных людей.

«Мы не штампуем, как пирожки, одно и то же оборудование. Всё, что мы делаем, уникально и решает конкретные задачи заказчика», — рассуждает Баев.

Какое поколение в бизнесе считать первым

— Что лично вас мотивирует заниматься предпринимательской деятельностью? С какими ценностями предпринимательство ассоциируется лично у вас?

— Я воспринимаю компанию не как работу, а как любимое дело. То есть я не хожу на работу, я хожу заниматься любимым делом. Для меня это драйв. Особенно когда мы получаем хорошие отзывы о нашей работе со стороны крупных компаний, даже с мировым именем. Для меня это очень важно. Ценность предпринимательства для меня — в работе с людьми, в создании рабочих мест, в способности дать экономическую стабильность государству.

— Какими моральными или человеческими качествами должен обладать успешный предприниматель?

— Стрессоустойчивостью, коммуникабельностью, нацеленностью на результат. Конечно же, честностью. Если честным не будешь, долго не протянешь. Это базовая вещь для любого человека, не только для предпринимателя.

— Чем, на ваш взгляд, поколение нынешних предпринимателей отличается от предыдущего? В том числе и в понимании ценности предпринимательства?

— Если поколение в глобальном смысле рассматривать, с шагом в 25 лет, то мне вообще сложно назвать бизнес 90-х бизнесом. Это было похоже на некий хаос, в котором были и бизнес, и рэкет, и бандиты, и милиция. Это был не бизнес, а некий способ выживания. Люди, торговавшие на рынке, тоже считались бизнесменами. Собственно, у меня мама работала в муниципальном предприятии, а потом она вместе с товарищем стала привозить откуда-то вещи и продавать их на рынке, так как зарплату не платили.

— А когда, по-вашему, появилось поколение первых предпринимателей?

— Я думаю, что это люди, которые по возрасту ближе к нашему поколению. Институт предпринимательства стал более осмысленным. Появилась некая статистика, а также ярко выраженные направления. Сейчас, например, мы занимаемся только промышленным оборудованием, а раньше бы, наверное, ещё и куртками торговали на рынке.

— То есть произошло какое-то сегментирование по видам деятельности?

— Да, и более того, появились те, кто стал делать именно то, что любит и умеет. Посмотрите, как много сейчас, например, мамаш, которые дома раньше с ребёнком сидели, а теперь открывают бизнес, связанный или с воспитанием детей, или с детскими вещами.

«В целом больше возможностей»

— Почему решили заниматься именно этим бизнесом?

— Мы втроём на тот момент работали в компании, которая занималась чем-то похожим, но участвовали в их процессах, видели их изъяны и хотели их исправить. Решено было открывать собственное дело. Модель, по которой работали, мы модифицировали. Решили, что так будет лучше и для клиента, и для компании.

— С какими сложностями вы столкнулись на первых этапах?

— Основная сложность — найти нужных людей. Были периоды, когда у нас люди не задерживались дольше месяца. У нас специфическая работа, и я прекрасно понимаю, что человеку порой бывает трудно без раскачки давать результат. Мы, конечно, обучаем, какое-то короткое время, не больше чем 30 процентам от того, что должен знать человек, остальные 70 процентов он должен взять сам, изучая материал самостоятельно. Мы первый год потратили на то, чтобы найти нужную нам модель работы, хотя изначально понимали, что нам нужно, с какими продуктами надо выходить на рынок: только ли теплообменники или это будет что-то ещё. Если бы сейчас начинал, включил бы весь вышеперечисленный спектр, а мы почти год или даже больше раскачивались.

— Каково это — вести бизнес в нашей стране в современных условиях?

— Мне кажется, это риторический вопрос, так как каждый бизнес отличается от другого. В целом в плане бюрократии, конечно, с годами становится больше возможностей. Сейчас появился центр «Мой бизнес» для юрлиц, создано много инструментов поддержки. Собирать документы для получения кредита стало проще. Также в плане господдержки мы пользуемся бизнес-инкубатором — здесь размещён наш офис. Экономия составляет порядка 220–230 тысяч в год, а это пять-шесть рабочих мест.

— То есть условия для бизнеса с каждым годом становятся проще. Или всё-таки есть какие-то проблемы?

— В плане организации и открытия новых предприятий, разрешительной документации, налогового администрирования всё стало, конечно, проще. Многое доступно в интернете. Проблемы иногда возникают с банковским финансированием. Когда нам нужна была поддержка, мы пытались взять кредит в банке. Но на тот момент нам отказали, потому что у нас не было репутации и кредитной истории. В итоге мне пришлось взять кредит на себя как на физлицо. Конечно, банки не будут делать себе что-то во вред. Это можно понять. Но с точки зрения развития бизнеса это плохо.

— Что, на ваш взгляд, сегодня является локомотивом развития МСП? Государство, власть, в целом общество или сам предприниматель?

— Конечно, государство, потому что оно регулирует все эти процессы. И лишь с помощью государства бизнес может развиваться. Общество формирует только спрос.

«Ситуация в стране напряженная»

— Вы следите за политикой в нашей стране?

— За политическими процессами не слежу, но считаю, что ситуация в стране напряжённая. Очевиден большой разрыв между классами общества. Уже шутки появились, что если человек идёт без своего пакета в магазин, то это средний класс. Стоимость потребительской корзины из года в год растёт, а уровень зарплат остался примерно на том же уровне, что восемь-девять лет назад.

— Какова сегодня роль предпринимательства, какое место предприниматель занимает или должен занимать в обществе?

— Предприниматели, в какой-то степени, — локомотив развития общества.

— Какие качества и навыки нужно развивать сегодня, и надо ли получать какое-то дополнительное образование для того, чтобы заниматься предпринимательством?

— Считаю, что в процессе ведения бизнеса необходимо постоянно учиться. В 2012 году я прошёл ещё на базе РИНХа обучение по губернаторской программе переподготовки управленческих кадров. Они давали знания по всем направлениям именно для развития малого бизнеса, начиная от бухучёта и заканчивая маркетингом, рекламой, управлением персоналом. И, что самое важное, преподавательский состав работал на своих предприятиях. Это было очень ценно для меня. За то время, что я учился, я получил больше, чем за всю свою карьеру по сегодняшний день.

— Чем для вас являются деньги, какова их роль?

— Деньги — это следствие проделанной работы, логическое завершение того или иного действия. Проделали работу — получили деньги, рассчитались с людьми. Деньги, безусловно, это и инструмент для ведения бизнеса. Мы сейчас всё, что зарабатываем, вкладываем в бизнес. Понимаем, что, не вложив, ничего не получим.

— Что такое для вас инновации в бизнесе, какого рода инновации актуальны для развития вашего дела?

— Инновации для меня — это изменения в жизни. В том числе, изменение модели бизнес-процессов. Также для меня инновации — это и новая техника. Кстати, наше оборудование не так просто модернизировать, но, тем не менее, мы всегда подстраиваемся под текущие потребности. Не штампуем, как пирожки, одно и то же. Всегда стараемся пойти навстречу потребителю. Для этого, безусловно, всегда надо уметь пробовать что-то новое. Но инновации не рождаются без конкуренции. Я помню, как в 2008–2009 году, когда занимался цементным бизнесом, в России практически не было своего цемента, а потребление было очень высоким. И вот как выглядела картина: клиент приходит за цементом, а в компании сидит менеджер, закинув ноги на стол — перед ним очередь из таких же клиентов, но он по своему наитию выбирает, кому он сегодня отгрузит, а кому нет. О каких инновациях можно было говорить?

— Нет желания такой же бизнес наладить, чтобы были гарантированный сбыт и прибыль?

— Мы покроемся пылью и мхом. А потом, когда поменяется ситуация резко, как это произошло с цементом в 2010–2012 годах, мы просто окажемся неготовыми. Очень многие компании в такой ситуации уходят с рынка навсегда. В числе таких компаний нам точно не