77 87
«ЭКСПЕРТ ЮГ» в соцсетях:

«Нам говорили, что мы сумасшедшие»: кто такой социальный предприниматель

2869
10 минут

Ирина Гусева, основатель первой в Ростове сети детских стоматологических клиник, стала социальным предпринимателем и создала целое сообщество

«Нам говорили, что мы сумасшедшие»: кто такой социальный предприниматель

Предприниматель Ирина Гусева// Фото из архива ООО «Ремедио»

Первую клинику будущей сети «Бобренок» Ирина Гусева открыла в 2006 году в Ростове-на-Дону. Она специализировалась исключительно на детской стоматологии — здесь к детям был сформирован особый подход, который позволял справиться с волнением. Из одной клиники «Бобрёнок» стал сетью, а ее создательница поняла, что является адептом социального предпринимательства. Сегодня ее сообщество в регионе насчитывает больше 250 членов, объединенных идеей вести социальный бизнес (не путать социально ответственным бизнесом).

Поправки Федеральный закон «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации», закрепляющие понятие «социальное предпринимательство» и «социальное предприятие», были приняты в июле 2019 года. «Эксперт Юг» тогда пообщался с представителями НКО об этих нововведениях. Социальное предпринимательство — это предпринимательская деятельность, направленная на достижение общественно полезных целей, способствующая решению социальных проблем граждан и общества. Проще говоря, социальный предприниматель — это человек, деятельность которого направлена на то, чтобы производить определенную группу товаров и услуг для социально незащищенных граждан.

Интервью написано по мотивам пятничного стрима «Эксперт недели»:

Как становятся социальными предпринимателями

— Ирина, расскажите, как Вы пришли к социальному предпринимательству.

— Я даже не знала, что к нему иду, как и многие социальные предприниматели России. Я выделяю такие причины. Первая — это личная история, связанная с человеком или его близкими. Она стимулирует на создание продукта или среды, которые бы могли в первую очередь помочь ему или его близкому, а потом уже тем людям, которые находятся в такой же жизненной ситуации.

Вторая причина — вам небезразличны судьбы других людей. Это путь активистов, для которых общественная боль столь же важна, что и их личная. Они не могут пройти мимо нее и тогда начинают думать, какой вклад могут внести в смягчение или решение той или иной проблемы.

— Какая причина была у вас?

У меня своя история. В одной деловой газете лет тринадцать назад я прочла небольшую заметку, что один из бизнесменов Ростовской области собирается участвовать в конкурсе социального предпринимательства. Я посмотрела и решила узнать, что это такое. Так получилось, что тот человек так и не подал заявку, это стало нашим шансом подать ее и выиграть.

Сети «Бобренок» тогда еще не было, была только одна клиника, и оказалось, что мы являемся социальными предпринимателями, о чем мы даже не знали. Тогда-то я и начала углубляться в эту тему, она меня увлекла. Я начала коммуницировать с фондом, делиться опытом. Таким образом, я сначала стала представителем фонда в Ростовской области, затем — экспертом фонда «Наше будущее». Можно сказать, что я совершенно случайным образом вошла в эту сферу и стала адептом этой философии.

Ирина Гусева nb.jpg

Интерьер клиники «Бобренок»//Фото: rostov-zoon.ru

— А как вы создали первую клинику «Бобренок»?

— Я в детстве очень боялась стоматологов, и нас с мамой выгоняли из кабинетов, потому что кричала. Никто не хотел меня успокаивать, адаптировать к этому лечению. Когда появились свои дети, возникла идея сделать детскую, дружелюбную стоматологию. На тот момент коммерческих детских стоматологий в России было всего лишь три. Нам говорили, что мы сумасшедшие и денег не заработаем, но мы всё-таки были настойчивы в своей желании создать такое, чего не было в регионе. Первое время было сложно: мы формировали культуру стоматологического лечения у людей. Мы до сих пор популяризируем, например, то, что нужно лечить и молочные зубы.

И мы идем дальше, сейчас мы беремся за детей с орфанными заболеваниями. Мы пролечили уже десять таких человек. Обычно их отталкивают, потому что это сложно. Сложно готовить к операции, проводить её и следить за пациентами после. Мы сами себе придумываем какие-то вызовы и сами их преодолеваем.

Кто такой социальный предприниматель

— Чем социальное предприятие отличается от некоммерческих организаций, которые помогают людям?

— Первое отличие в том, что социальный предприниматель получает прибыль благодаря своей деятельности. Он выполняет какую-то услугу либо реализует какой-то продукт, получая за это деньги. Соответственно, для того чтобы продолжать, необходимо найти деньги. Тогда он начинает заниматься реинвестированием полученной прибыли, чтобы развивать свое предприятие.

Некоммерческой организации тоже нужны материальные ресурсы, но они обычно получают гранты, спонсорскую и волонтерскую помощь, пожертвования. Социальный же предприниматель не использует ни один из этих каналов. Мы знаем, что для получения гранта, для участия в этом конкурсе, организация должна быть некоммерческой.

Ирина Гусева.jpg

— То есть социальное предпринимательство работает за счет бизнес-инструментов?

— Да, причем проект должен окупаться. То есть предприниматель, который ведет деятельность, направленную на решение или смягчение какой-либо социальной проблемы, делает это на средства, полученные от ведения бизнеса. Соответственно, этот предприниматель отвечает за свою деятельность своими деньгами, не прося откуда-либо помощи.

Единственное, мне кажется, что этих предпринимателей отличает то, что они имеют какую-то большую, внутреннюю эмпатию.

— Давайте рассмотрим конкретные примеры. Допустим, я предприниматель и у меня есть экологически чистый бизнес, я произвожу продукты питания. Могу своей деятельности помогать незащищенным слоям населения или перечислять помощь в детские дома, допустим. Как провести грань, между тем, кто является социальным предпринимателем, а кто просто предпринимателем с повышенным чувством социальной ответственности?

— Производители алкогольной и табачной продукции также могут поддерживать детские дома, у них действительно есть такие программы, но это совсем не говорит, что их деятельность полезна. Этот пример категоричный, но я хочу, чтобы мы поняли разницу между корпоративной социальной ответственностью бизнеса и деятельностью социального предпринимателя. Основная деятельность обычного предприятия, поддерживающего благотворительные фонды или даже имеющего свой фонд, не становится от этого социальной. Это хорошо, что эти люди помогают, но это речь о социальной ответственности бизнеса.

У социального предпринимателя же вся деятельность направлена на решение какой-либо конкретной проблемы.

Зачем нужны социальные предприниматели и кому они помогают

— Рассмотрим другой пример. Не выглядит ли циничной такая деятельность, как, например, изготовление протезов для людей с инвалидностью? Человек же зарабатывает на том, что люди несчастны. Это вызывает сомнения.

— Я считаю, что ваша реакция нормальна и логика ясна, но нужно рассмотреть несколько факторов. Во-первых, действительно, этот человек получает прибыль, но не менее 50% процентов прибыли, которую получает этот человек, если он не относится к людям с ограниченными возможностями, он реинвестирует в расширение этой деятельности. От него, конечно же, не зависит, какое количество людей попадает в такую ситуацию. От него зависит только помощь, которую он оказывает, упрощая жизнь людям в условиях, когда средств для данной категории населения не хватает.

— Еще один острый момент. Говоря о государственной помощи, люди зачастую оценивают её как некачественную, по усреднённым стандартам. Как вы считаете, нужно ли подобную деятельность отдать в руки предпринимателям?

— Об этом мы часто говорим. Социальные предприниматели помогают государству лишь смягчать те проблемы, которые существуют, предпринимательскими методами. Дело в том, что проблемы в обществе тоже меняются и какие-то даже решаются. Например, лет 7–10 назад, была большая проблема с детскими садами. Очень сложно было найти место и устроить ребёнка. Поэтому стали появляться частные детские сады, которые помогали родителям, решали эту проблему. Потом и государство обратило внимание на эту проблему, реконструировало старые здания детских садов. Когда эта проблема перестала быть такой актуальной, частные детские сады перестали быть примерами социального предпринимательства.

С людьми с ограниченными возможностями такая же история. Если государство сможет обеспечить их так, что они не будут нуждаться в оборудовании от частных компаний, то даже эта деятельность не будет являться примером социального предпринимательства.

Поддержка и объединения социальных предпринимателей

— Какую поддержку получают социальные предприниматели?

— В этом году, к счастью, социальный предприниматель, который находится в реестре, имеет возможность получить грант. В нашем регионе эта сумма может достигать 500 тыс. рублей. Конечно, чтобы попасть в реестр, нужно доказать, что вы являетесь социальным предпринимателем, а после получения гранта предоставить отчетность.

— Есть ли какие-то налоговые льготы или льготные кредиты?

— Если мы говорим о других формах государственной поддержки, то их на данный момент нет. Однако в ближайшее время в регионе будет сформирована еще одна форма поддержки — компенсация определенных затрат. Но пока официального документа нет.

— То есть закон принят, а сейчас мы являемся свидетелями, как развивается эта отрасль. На мой взгляд, это зависит от сообщества и его запроса. Если ли у нас сообщество социальных предпринимателей и какое оно?

— В этом году 18 ноября прошел третий форум социального предпринимательства «Дельфины бизнеса». Когда мы организовывали первый форум, мы как раз пытались укрепить именующееся сообщество. Тема любой социальной работы всегда идет достаточно тяжело. Поэтому я благодарна, что три года назад нас поддержали в организации форума. Формирование сообщества происходит очень медленно, несмотря на то, что лично у меня есть группа в WhatsApp, которая насчитывает 250 человек. В пандемию было много желающих попасть в эту группу, пришлось создавать еще одну в Телеграме, потому что там можно задействовать больше участников. Наверное, это связано с тем, что, когда что-то случается, необходима помощь. Причем, не только материальная, но и человеческая.

— А что собой представляет это сообщество?

— Это одно сообщество, куда входят социальные предприниматели и люди, которым интересна эта тема. Конечно, там есть представители органов власти, которые комментируют вопросы, заданные предпринимателями. И в этой группе социальные предприниматели не только общаются, но и получают актуальную информацию и поддержку, возможность обучаться. Нас поддерживают Гарантийный фонд и фонд «Наше будущее». Я считаю, что образование должно быть непрерывным, поэтому мы взаимодействуем с ВУЗами, проводим открытые уроки для студентов и школьников Ростова и области уже пять лет. Видим, что молодежь заинтересована в том, чтобы не просто зарабатывать деньги, но нести какую-то пользу.

Как стать социальным предпринимателем

— С чего вы бы рекомендовали начать в этой сфере? Как вступить в эту роль?

— Есть определённый регламент получения гранта, одним из условий которого является прохождение акселератора социального предпринимательства. Этот акселератор открыт для широкого круга слушателей: человек, который занимается другим видом деятельности, может пройти это обучения совершенно бесплатно. Летом этого года прошел первый акселератор, и мы привлекли в том числе федеральных спикеров, которые обладают большим опытом. Пройдя эту программу, человек спокойно может стать социальным предпринимателем.

Например, Сергей Пономарев проводит блок «Введение» в течение двух дней, привлекая российский и зарубежный опыт. За это время человек узнает массу информации и может понять, что ему это не подходит.

— То есть вы рекомендуете начать с этого?

— Да, человек, который просто прочтет закон, мало что поймет. Одного стремления помочь здесь недостаточно, должны быть цифры, точки роста, конкретный план и отчетность. Деньги не должны просто прогореть. Я часто сталкиваюсь с людьми, у которых горят глаза, у них большое сердце, я вижу, что они хотят что-то сделать. Но когда мы начинаем говорить о планах и о цифрах, эти люди поникают и не хотят со мной разговаривать.

— Как бы вы оценили эффективность тех, кто проходит это обучение?

— Сейчас эффективность измерить невозможно, потому что гранты только начали выдаваться. Важно отметить, что перед получением гранта предприниматель заполняет подробный бизнес-план, где прописывается много вещей, в том числе маркетинг, целевое использование. Конечно же, в цифрах и в соответствующих документах.

— Что бы вы могли сказать и пожелать в завершении тем, кто хочет стать на этот путь?

— Первое — прислушаться к себе и своим желаниями и задать вопрос, как бы ты хотел прожить эту жизнь, какой бы ты вклад хотел внести. Затем нужно строить план. Без него не стоит и начинать. Только тогда придут ресурсы, нужные обстоятельства, которые помогут вам в реализации цели. Все просто: слушайте себя, стройте план и следуйте ему.

Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наши группы в Facebook и Одноклассниках, каналы в Telegram и на YouTube, наш Instagram, наше сообщество ВКонтакте.