Николай Ковалев, ученый: «Наши предложения по добыче воды в Крыму игнорируются»

7809
8 минут

Проблему водоснабжения Крыма можно решить, не тратя на это миллиарды бюджетных средств, считает заведующий научно-исследовательской лабораторией СевГУ Николай Ковалев. В недрах полуострова скрыты огромные запасы пресной воды, добывать которую гораздо дешевле.

Николай Ковалев, ученый: «Наши предложения по добыче воды в Крыму игнорируются»

Николай Ковалев//Фото из личного архива
Поделиться
Подземные воды, которые добываются из скважин, в Крыму покрывают всего 12% от потребностей полуострова. Это относительно недорогой и быстрый способ напоить засушливый регион пресной водой. Правильное использование ресурса позволило бы закрыть потребность в воде, как минимум,  наполовину, считает кандидат технических наук Николай Ковалев. Ранее сообщалось, что до конца 2024 года на реализацию комплексного плана по водоснабжению Крыма и Севастополя из федерального бюджета будет направлено 50 млрд рублей. В этот план включены различные мероприятия — строительство гидротехнических сооружений, объектов водоснабжения и водоотведения, капитальный ремонт инфраструктуры.

Также план предусматривает работы по изучению и разведке запасов подземных вод, бурению скважин. Это, по мнению ученых, верный и менее затратный путь для решения проблем с водой. Ученые Севастопольского государственного университета (СевГУ) и НИИ сельского хозяйства Крыма РАН обнаружили на полуострове около 50 глубоких подземных потоков, которые каждые сутки уносят по сквозным тектоническим разломам в море более миллиона кубометров пресной воды.

Запас подземных вод сопоставим с запасами, который могут накопить надземные водохранилища полуострова. Проблема в том, что необходима добыча воды со значительных глубин (от 500 м), которая позволит извлекать большие объемы воды. Она, к сожалению, не ведется, хотя бурение таких скважин окупается быстрее.

— Правительственная программа решения проблем с водоснабжением Крыма предполагает трату колоссальных средств и строительство огромных сооружений. Есть ли более простое решение проблемы?
— Безусловно. Один из способов — бурение скважин. Отработанная в СевГУ технология оперативного поиска глубинных потоков подземных вод с помощью ЯМР-геотомографа позволяет выбрать точки под бурение глубоких скважин с высоким дебитом вблизи крупных административных центров, котельных, то есть там, где имеются промежуточные емкости, куда можно собрать воду, обработать и направить для интенсивного водообеспечения. Наша технология прошла апробацию при выборе точек под бурение скважин в Гагаринском районе Севастополя, вблизи районного гидроузла. Из пробуренных скважин вода подается прямиком в его раздаточные емкости.

Что касается стоимости бурения: скважина до 500 метров стоит около 20 млн рублей, а до 1000 м – от 30-35 млн рублей (с учетом сдачи ее «под ключ»). Такая цена, к примеру у ГУП РК «Черноморнефтегаз», а вот у ГУП РК «Крымгеология» она составляет 40 млн рублей, у московских компаний — за 50 млн рублей.

Глубинные скважины дают притоки в объемах 2500-3500 кубометров в сутки в течение всего года. Первичные затраты на бурение могут быстро окупится из-за возможности получения больших объемов воды, которые необходимы для водообеспечения населения и орошения сельхозугодий. Здесь, конечно, нужна государственная финансовая поддержка на бурение скважин. За последние три года было выделено много средств, но эта проблема по водообеспечению городов так и осталась нерешенной. Все заканчивалось небольшими проектами, заменой старых труб и строительством водоводов для забора воды из соседних водохранилищ, из-за которых происходило обмеление.

По решению правительства Крыма сегодня продолжаются работы по бурению неглубоких скважины на известных месторождениях, то есть просто увеличивается их количество, но объем вододобычи при таком бурении будет зависеть от наличия осадков.
ea60f51c-8a6a-4472-b971-55cc09d31ae1.jpg
Поделиться

Фото: пресс-служба министерства экологии и природных ресурсов Крыма.

— Каковы главные проблемы при бурении глубинных скважин?
— Значительные первичные финансовые вложения, как я уже сказал. Еще надо четко знать, где должна быть точка под бурение скважины в разломной зоне, чтобы обеспечить их высокие дебиты. Разработанный ЯМР- геотомограф позволяет дистанционно до глубины порядка 1500 метров определить тип воды (соленая, пресная, слабоминерализованная) и прогнозный дебит скважины еще до ее бурения. С помощью данного прибора мы можем выбрать точные координаты для бурения скважины в том месте, где получим максимально возможные объемы пресных вод высокого качества.

Нужно бурить глубинные скважины в разломных зонах, в пористых структурах, вблизи крупных городских объектов для автономного водообеспечения. Однако, это возможно только при отборе воды с больших глубин, чтобы она была пригодна для питья и бутилирования. Воду с малых глубин нельзя подавать напрямую к потребителю, потому что ее необходимо обезвредить от опасных бактерий.

— Сейчас уже есть глубинные скважины?
— Да, их несколько. Например, в селе Новоалександровка скважина пробурена в 1968 году. Она до сих пор, независимо от времени года, непрерывно фонтанирует на высоту 3,5 метра, она пробурена в тектоническом разломе на глубину 800 метров. Раньше водой из нее снабжались три населенных пункта. Сейчас их уже нет, а вода поступает в огромный пруд, в котором бизнесмен выращивает рыбу. Но эта скважина, как источник питьевой воды, никому не нужна. Я о ней рассказывал на конференциях и на совещаниях Крымскому правительству.

Рядом поселок Кленовка. Из скважины на глубине 520 метров получают 1500 кубов воды в сутки. Но в ходе испытаний было установлено, что из нее возможно получать до 5000 кубов воды в сутки, потому что она тоже попала на пересечение двух глубинных разломов.

В поселке Новоандреевка с глубины 800 метров фонтанирует вода, температура которой 40 градусов, и ее бутилируют уже более 15 лет. Вода там не только не заканчивается, но и не засаливается, хотя некоторые экологи пытаются доказать обратное, указывая на засаливание вод в северной части Крыма. Однако, данные процессы происходят совершенно по другим причинам, да и вовсе не из-за глубинных скважин, а только в верхних горизонтах и вблизи морского побережья.

Сегодня обнаружено не менее 20 крупных потоков, в которых вода круглый год непрерывно мигрирует от Крымских гор через всю территорию Крыма и безвозвратно выбрасывается в виде субмаринных вод под акваторию Азовского и Черного морей.

Так почему же ее нельзя брать? Образование этих вод формируется не за счет дождей и снега, а благодаря непрерывному подземному испарению морской воды на высокотемпературных очагах, в которые она попадает по тектоническим разломам. Таких крупных высокотемпературных очагов два: один диаметром 2,5 км, другой – 4 км. Именно в них непрерывно происходит природное опреснение морской воды. В горах происходит конденсация пара, образуются потоки, которые перемещаются по сквозным тектоническим разломам на глубинах 500-600 м и 900-1000 метров. Верхний поток безнапорный, а нижний имеет напор и температуру от +60 до +40 градусов.

В целом запас подземных вод сравним с тем объемом, который сегодня можно накопить в существующих водохранилищах. Взять все эти воды, естественно, дороговато, однако, недостающие объемы – реально. Сегодня разведанные подземные воды в Крыму обеспечивают 12% потребного запаса. Безусловно, нельзя одними подземными водами обеспечить потребности Крыма, но увеличить их вклад до 40-50% от потребностей вполне реально. Это позволит осуществлять орошение сельхозугодий в тех районах, где имеются сквозные тектонические разломы с пресной водой.

вода.jpg
Поделиться

В Крыму продолжают бурить скважины для подачи питьевой воды. Фото: krimchel.ru

Но мы строим новые водохранилища, которые наполняются только тогда, когда есть снег или сильные ливневые дожди. Летом, например, сбор воды в них не происходит вовсе. А те источники, которые мы предлагаем использовать, дают воду круглогодично и независимо от климатических условий, так как образуются в природных опреснителях морской воды.

Университет более 12 лет занимается вопросами добычи подземных вод во многих странах мира. Выполнил более 40 успешных работ, благодаря которым люди получают великолепную пресную воду, готовую для питья и бутилирования. К сожалению, наша страна не слишком хорошо относится к своим ученым и их разработками. У меня есть международные монографии по вопросам природных опреснителей морской воды; многие страны обращались к нам и мы выполнили для них работы (США, Австралия, Монголия, Украина, ОАЭ, Мавритания, Эфиопия, Кипр и др.), но наши предложения в нашей стране чаще всего игнорируются.

Самое главное – запас пресной воды за счет природных опреснителей непрерывно образуется под землей, но затем безвозвратно теряется в огромных объемах в виде субмаринных разгрузок. Эти потоки пресной воды видны даже из космоса. На расстоянии нескольких километров от берега можно наблюдать светлые пятна — это и есть пресная вода.

— Возможность строительства опреснителей морской воды сегодня рассматривают не только в Крыму, но и Краснодарском крае, например, в Геленджике. Как вы относитесь к этой идее?
— Во всем мире уже давно отказались использовать такую воду для питья и орошения сельхозугодий, потому что в ней не хватает микроэлементов, а концентрация опасных элементов [постоянно] возрастает. Было доказано, что если пить такую воду, то риск рака увеличивается в три раза, а орошение сельхозугодий приводит к обеднению почвы, резкому спаду урожайности.

Для одного города можно решить эту проблему. Допустим, возле моря построить опреснитель, потом по трубам подавать эту воду в какое-то существующее водохранилище, там воду смешивать и затем использовать. Но это экономически не рентабельно: один опреснитель для Симферополя построить можно. Предположительно, будет производиться 60 млн кубометров воды в год, но что делать с солью и рассолом – вопрос открытый. Все, что говорят специалисты, поддерживающие такие проекты, – не совсем объективно. Они хотят выпаривать рассол на открытой местности под солнцем, как это делают в Израиле. Но в Израиле круглый год солнце, а наш климат не отличается такой щедростью на солнечные дни, но это замалчивается. Для обслуживания опреснителя потребуется более 300 человек. Поэтому стоимость такой воды резко возрастет для потребителя в 3-4 раза [по сравнению с тем, что есть сейчас].     

В Крым приезжали представители Российской академии наук, хотели составить программу по поиску глубоких подземных вод с привлечением ученых из Новосибирска, Москвы и Крыма. Этот вопрос рассматривался в Министерстве науки и высшего образования, даже хотели создать научно-исследовательскую лабораторию по проблемам водных ресурсов Крыма, но потом от этого тоже отказались, видимо, не получена финансовая поддержка проекта.

Строить новые водохранилища – очень дорого. Чтобы перекрыть реку Кокозку для подачи воды в Севастополь через Чернореченское водохранилище, планировали выделить 7,3 млрд рублей. Это позволило бы получать дополнительно 12 млн кубов в год, но для этого должна была обезводиться близлежащая долина, из-за чего бы исчезла вода из колодцев в десятках поселках. Мы предложили пробурить 10 глубоких скважин, затратить максимум 500 млн рублей и получить тот же объем воды. Разница в стоимости очевидна. Но решения пока нет.
Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наше сообщество ВКонтакте, каналы в Telegram и на YouTube, наша группа в Одноклассниках .