«Колотить лапками 24/7»: антикризисный кейс по-ростовски

758
9 минут
«Колотить лапками 24/7»: антикризисный кейс по-ростовски

В видеоинтервью «Эксперт Юг» генеральный директор и совладелица сети магазинов одежды DNK Анна Алексеева рассказала об особенностях работы в режиме 24/7 и о том, как сотрудничать с поставщиками в условиях роста цен на сырье в 9-10 раз.


Ростовский производитель повседневной одежды под брендом DNK (оборот компании в 2019 году составил 114 млн рублей) во время пандемии COVID-19 перешел на пошив масок. Несмотря на закрытие офлайн-магазинов, это позволило, не останавливать производство. Следующее испытание – рост стоимости сырья из-за скачков валютных курсов. 

 — Как сейчас переживает кризис ваше производство?

— Производим сейчас маски многоразовые и одноразовые. Недавно 2000 масок одноразовых передали волонтерам, чтобы они могли разносить бесплатные горячие обеды старикам.

 — Производство масок позволило новую позицию освоить в продажах? Сейчас очень много масок, которые выглядят модно, наверное, это новое направление?

— Да, смотрите, то, что мы производим одноразовые маски, на данный момент,это только, чтобы помочь городу. Сейчас очень сильно, примерно раз в 9-10, выросла стоимость сырья. Естественно, ручной труд по пошиву, по закройке в разы дороже, чем простое прессование обычных масок медицинских. У нас всё это вручную кроится. Но также мы делаем многоразовые маски. Мы их начали производить задолго до всей этой ситуацией с пандемией. Мы такой street style в одежде – балаклавы, маски. Это всё мы показывали уже на подиумах, на Moscow Fashion Week, на различных других показах. У нас даже это было в продаже, но в небольших количествах. Ни для кого не секрет, что это была такая мода для определенного стиля, направления. Когда это стало не просто модно, а ещё и необходимо всем, маски довольно-таки востребованы. Мы делаем очень маленькую накрутку на них, поэтому у нас цены более чем адекватные. Сейчас маски очень много кто производит. Мы начали одними из первых, в Ростове точно были первыми. У нас есть то, чего нет у других. Мы всё-таки семейный бренд – можем одеть всех, начиная от малышей, заканчивая взрослыми. Прежде всего подумали и о детских масках, которых точно нигде нет.

— Как вы, ваша компания чувствовала себя до кризиса? До марта как развивались продажи, по сравнению с прошлым годом, и какие у вас планы были на этот год? Как они скорректируются теперь?

— До марта мы росли, всё было хорошо. Был стабильный прирост. В феврале был прирост около 30% по сравнению с прошлым годом. Март тяжело сравнивать. В этом году мы планировали выйти на европейские недели моды, не только Moscow Fashion Week, из международных у нас была только Беларусь Fashion Week, хотелось Milan Fashion Week, потом хотелось французскую неделю моды посетить, но я думаю, что в этом году этого уже не произойдёт. Теперь только онлайн показы.

— А планы по продажам какие были на этот год? Насколько планировали вырасти?

— Планировали также расти, где-то на 20-30%. Но вы же видите, что получается для бизнеса одежды, особенно для розницы, которая не онлайн, а офлайн — весенних продаж нет. Т.е. скорее всего будем сразу продавать лето. Неважно, когда закончатся всё-таки наши выходные – 1 мая или 1 июня. Весна по продажам как бы не будет. Я советую всем быстро реагировать и уметь быть более гибкими. Т.е. мы, например, на весенний сезон, зная, что у нас в Ростове весны не бывает, заготовили уже часть лета, теперь нам чуть-чуть легче

— Тогда такой вопрос, как бизнес вокруг отреагировал на кризис: поставщики, арендаторы… с кем ещё приходится контактировать?

— Это отдельная история. Не успел курс доллара скакануть, они ночь поспали, проснулись и решили, что надо срочно переделать контракты в долларах. Ни для кого не секрет, что у нас в России, к сожалению, качественное сырьё (именно ткань, фурнитуру), практически не заказать; фурнитуру ещё можно поискать, но тканей качественных нет. Мы используем только премиум-ткань. Очень бы хотели поддержать отечественного производителя, но некого. Вы сами не захотите такое носить, что они делают. Поэтому у нас, в основном, была Турция и Европа. Так вот, наши поставщики утром проснулись, они все решили сразу, что они должны на товар, который у них есть в наличии, т.е. на ткань, закупленную по другой цене, предложить пересчитанную в 1,5 раза стоимость с криками: «покупайте скорее, а не то мы ещё вынуждены будем увеличить цены».

— Как вы на это отреагировали? Пошли на уступки или сказали, «взвинчивайте, будем искать других»?

— Они все разом так сделали. Мы, естественно, сразу всем нашим (клиентам) сказали, чтобы они не переживали. Цены на то, что уже отшили, накручивать не будем. По мне, это не то, что нечестно, это как-то вообще неправильно.

— А теперь, когда цены на материалы выросли?

— То, что мы произвели по старым ценам, по старым ценам и продаем. Всё, что мы закупим по новой цене, мы по-честному посчитаем по-новому. Лучше всего сейчас поставщикам материалов для масок. Т.е. это резинка и специальный материал. Для сравнения: резинка до всего этого стоила 2 рубля за метр, сейчас её можно найти за 18 рублей за метр. И желательно «наличкой». Про материал я точно также могу сказать, если он у кого-то из поставщиков есть в наличии, он стоит раз в 9-10 дороже. Все при этом просят наличные. Если это завод-изготовитель, там цена не сильно увеличилась, но там сроки изготовления где-то месяца на 1,5 вперед сдвинулись.

— А как вы свой ценовой сегмент оцениваете? С кем можно вас сравнить, и кто ваши конкуренты?

— Это очень интересный вопрос. Я даже не знаю, с кем сравнить по ценовому сегменту, наверное, всё-таки средний, если мы всё вместе соберём. Но у нас бывают распродажи-акции, тогда мы продаем по цене ниже средней, а бывают эксклюзивные ткани и это «средний плюс». По качеству, честно могу сказать, мы «люкс», по тканям мы «люкс», по качеству пошива мы «люкс», но цена у нас средняя.

— У вас есть собственное производство в Ростове-на-Дону. Как вы сейчас в режиме выходных работаете?

— Производство работает, шьёт маски. Мы получили разрешение от администрации. Все, кто шьют маски, могут работать

— Осознаёте, что это сейчас ваше некое конкурентное преимущество, по сравнению с теми, кто не работает, с другими бизнесами?

— По сравнению с другими бизнесами, наверное, да. Если взять швейное производство, вы же понимаете, что, наверное, большая часть швей тем и заняты сейчас, что шьют маски. Они не делают нам сейчас какой-нибудь товарный запас на следующие сезоны. А в России производить недешево. Я очень рада, что мы переквалифицировались на маски, можем помогать. Это не досадная необходимость. Всё, что наше, не переживайте, мы пошить успеем, наверстаем, всё сделаем. Вообще, конечно, считаю, что у каждого предпринимателя в России нервных клеток убавилось за последние две недели в разы.

— Тот перечень мер поддержки, который сейчас объявили власти и на муниципальном уровне, и на федеральном, считаете ли вы достаточным? Планируете ли вы какими-либо из них воспользоваться?

— А можно я сейчас попрошу дать мне маску нашу последнюю Error 202. У нас, кстати, магазин розничный наш закрыт в аквапарке H2O. Наш губернатор принял такое решение. На тему политики я сделаю вот так [надевает маску], я не буду отвечать.

— А что такое «ошибка 202»?

— Этот код означает, что запрос принят на обработку, но она не завершена. Я не буду ничего комментировать. Много есть, что сказать, но это для близкого круга лиц.

— Хорошо, но, видимо, раз не хотите, значит, оценки негативные?

— Я такого не сказала, no comments. Я человек, производящий детскую одежду, одежду для мам, для всех остальных, ну а вы сами считаете, как?

— Я же не призываю вас оценивать эти меры, я призываю вас сказать, какие бы вы посчитали важными в данной ситуации и воспользуетесь ли вы ими? Насколько я понимаю, ответ «нет»?

— А какие у нас сейчас меры для предпринимателей, давайте переберём.

— Отсрочки по налогам, беспроцентные кредиты...

— Стойте-стойте, какие налоги? НДФЛ не отменяли, НДС не отменяли.

— Вы бы хотели, чтобы их снизили или чтобы ставку по кредитам поменяли?

— А какой предприниматель не хочет, чтобы их снизили? Опять же, все остальные начисления на заработную плату, их снижают с 30 до 15%, но это все, что свыше МРОТ.

— В общем, считаете, что не существенно?

— Не существенно. Беспроцентный кредит же все равно придется отдавать. И то, что дали отсрочку по всем вот этим взносам, их тоже придется отдавать. А бизнесы, которые сейчас стоят, с чего они будут отдавать? Не может же быть так, что шесть месяцев вам нечем было платить этот налог, а затем у вас золотая жила открылась и вам хватило, чтобы отдать кредит беспроцентный, а также все налоги.

— А какие меры управленческого характера вы бы порекомендовали представителям малого бизнеса?

— Ребята, держитесь. Многие молодцы. Например, общепит переквалифицировался в доставку. Просто мир поменяется, для каждого он поменяется, я уверена, в лучшую сторону. Нет худа без добра. Ищите новую волну. Бизнес в России жил сегодняшним днём, и ни у кого нет кубышки на 2-3 месяца, чтобы просто бизнес стоял, а вы могли бы оплачивать все зарплаты и ничего не делать. Естественно урон экономике будет нанесен большой, все не быстро восстановится. Бизнесу я могу всем всегда рекомендовать, занимайтесь тем, чем вы сами искренне хотите заниматься. И бизнес не должен быть «деньги ради денег» и бизнес ради денег, это всё-таки должно быть настолько любимое дело.

— На вас кризис, похоже, отразился слабее всего. Мы общаемся с рестораторами, с представителями туриндустрии – у них паника...

— Если бы вы мне неделю назад позвонили, я бы вам показала панику. Колотить лапками 24/7 – вот все, что нужно делать.


Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг»
, в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наша группа в Facebook, формат «без галстука» в канале Telegram, наш канал на Youtube, наш Instagram, наш Яндекс.Дзен. Теперь наши дайджесты и интервью можно не только читать, но и слушать в нашем подкасте на SoundCloud

  • Комментарии
Загрузка комментариев...