Инвестиции в Северный Кавказ: государство — больше не драйвер

487
14 минут
Инвестиции в Северный Кавказ: государство — больше не драйвер

Исследование «Инвестпортфель СКФО 2020», которое провёл Аналитический центр «Эксперт ЮГ», показывает сокращение инвестиционных планов. Но за последние три года сдулись преимущественно мегапроекты, частные вложения выглядят гораздо лучше



Инвестпортфель СКФО мы замеряем не ежегодно. Особенность этого исследования в том, что оно показывает те инвестиции, которые будут осуществляться в макрорегионе в ближайшие годы. Мы отбираем проекты стоимостью от 300 млн рублей, находящиеся уже в стадии реализации — такие проекты можно назвать «реальными» (см. методологию).

Предыдущее исследование мы проводили в 2017 году. Оно показало, что инвестиционный процесс на Северном Кавказе, серьёзно пострадавший в результате предыдущего кризиса, нащупал точку опоры в виде инвестпроектов с госучастием. Уже тогда было видно, что частные инвестиции не могут обеспечить устойчивое развитие экономики Северного Кавказа; на этом фоне запуск «государственного драйвера» выглядел логично — он вполне мог потянуть за собой сопутствующие сектора, способствуя развитию частного бизнеса.

Но исследование этого года показывает, что государственный драйвер сработал совсем не так эффективно, как ожидалось. Целый ряд мегапроектов округ потерял, другие ужались в десятки раз. В результате инвестиционный портфель СКФО сократился практически по всем основным показателям. Так, теперь в нашем рэнкинге всего 89 крупных инвестпроектов против 110 в 2017 году, а стоят они в совокупности 662,4 млрд рублей против прошлых 810,4 млрд. Итого — сокращение порядка 18% и по количеству проектов, и по их общей стоимости. Хорошая же новость в том, что портфель частных инвестиций в макрорегион достаточно устойчив — в СКФО сформировался ряд активно развивающихся зон.

Пересчёты и долгострои влияют на картинку

В 2017 году больше половины (56,2%) общей стоимости инвестиционного портфеля Северного Кавказа приходилось всего на 12 проектов с госучастием. В этом году мы оцениваем долю инвестиций, связанных с государством, в инвестпортфеле СКФО на уровне 41%. Но сюда пошли и проекты самостоятельных структур — РЖД, «Новавинда», «Ростеха» и т.д., то есть государственных самостоятельных субъектов инвестирования стало больше. Стоит обратить внимание на то, что состав крупнейших проектов Северного Кавказа за три года мог обновиться гораздо сильнее. Среди 20 крупнейших проектов рэнкинга по объёмам инвестируемых средств только 9 можно назвать новыми — их дата старта определена как 2019 или 2020 год.

Первые 10 проектов нашего рэнкинга занимают 61% общего его объёма, но это на самом деле не так уж много: в 2017 году мы фиксировали показатель в 74,5%. А это ярко свидетельствует о том, что роль крупных проектов в инвестпроцессе СКФО снижается.

В рэнкинге сменился лидер — проект медкластера на данный момент сложно счесть реальным, поэтому на первый план вышел проект, который был в этом рэнкинге с момента появления СКФО. Строительство горнолыжного курорта «Архыз» началось в 2010 году, это флагманский проект ОАО «Курорты Северного Кавказа» (КСК). Инвестпрограмма этого института развития ещё пять лет назад поражала своим масштабом — она предполагала создание крупных туристических зон почти в каждом регионе СКФО. «Архыз» — единственный проект, который сохранил свои масштабы, во многом потому, что он уже реализовывался за счёт частных инвестиций на момент создания КСК. Сегодня КСК представлены в рэнкинге ещё двумя проектами («Мамисон» и «Эльбрус»), но их стоимость в десятки раз ниже, чем раньше. Переоценка проектов с госучастием в сторону уменьшения — тренд в эволюции инвестпортфеля СКФО последних лет. Но есть и тренд иного рода. Сокращение объёмов инвестирования было бы ещё более драматичным, если бы некоторые из тех проектов, которые присутствовали в рэнкинге 2017 года, к настоящему моменту уже были бы закончены, как это планировалось изначально. Среди крупнейших проектов нашего рэнкинга много «долгостроев». Так, на 2020 год сдвинулась дата сдачи грозненского небоскрёба «Ахмат Тауэр» и комплекса «Грозный молл» за 66 млрд рублей и 6,6 млрд рублей соответственно. При этом мы не можем счесть их нереальными — они ведь строятся, работы ведутся, и сколько-нибудь серьёзных сомнений в том, что они так или иначе будут закончены, нет.

На 10 лет с 2017 года увеличились сроки реализации проекта по созданию производства «чистых полимеров» «Этана». Правда, и проект заметно прибавил в стоимости.

Плана больше нет

Новость о ликвидации Министерства по делам Северного Кавказа пришла на этапе, когда мы закончили сбор данных для этого исследования. Сам Минкавказ ещё успел предоставить нам данные. Однако наблюдение за инвестпроцессом в регионе показывает, как последовательно сворачивалась государственная программа экономического преображения этого округа — и ликвидация профильного министерства выглядит как ключевая точка, подтверждающая сдачу позиций. Северо-Кавказский федеральный округ был выделен из Южного в начале 2010 года специальным указом Дмитрия Медведева, который находился тогда на посту президента страны. Александр Хлопонин получил одновременно статусы полпреда президента в СКФО и вице-премьера в правительстве РФ. В тот же год правительством была утверждена стратегия социально-экономического развития СКФО до 2025 года. Для её реализации региону был дан небывалый инструментарий. Два института развития, Корпорация Северного Кавказа и «Курорты Северного Кавказа», с финансированием на строительство сети курортов, а также специальным списком инвестпроектов в других сферах, под которые было обещано предоставлять гарантии ВЭБа. С этим инструментарием предполагалось совершить перезагрузку и в восприятии Северного Кавказа, и в экономике региона. В какой мере она произошла — вопрос очень дискуссионный.

Но в 2014 году произошла полная перезагрузка в самом федеральном управлении Северным Кавказом. Хлопонин сдал пост полпреда, было создано Министерство по делам Северного Кавказа с новой командой, в которой ключевую роль играл заместитель Одес Байсултанов, бывший председатель правительства Чеченской Республики. В институтах развития заменили всех, вплоть до рядовых сотрудников. У этой команды тоже появился свой план — в нём ключевую роль на определённом этапе играли проекты трёх кластеров: медицинского на Кавминводах, транспортно-логистистического в районе Махачкалы, а также проект освоения Тырныаузского вольфрамо-молибденового месторождения в Кабардино-Балкарии. Привлекательность каждого из этих проектов в том, что они должны были породить массу проектов-спутников. И в 2017 году мы уже видели, какие проекты начал порождать медкластер. Возможно, мы ещё услышим об этих проектах, но на данный момент исследование не показывает крупных государственных инициатив, как они были задуманы. Министерство, таким образом, было в некоторой степени ликвидировано за ненадобностью — план, который у него был, по каким-то причинам застрял, а нового не появилось.

Еще по итогам 2017 года Счётная палата сообщала: «Реализация госпрограммы “Развитие Северо-Кавказского федерального округа”, ответственным исполнителем которой является Минкавказ России, по итогам 2017 года оценивается как недостаточно эффективная, поскольку при высоком уровне кассового исполнения расходов (98,1% сводной бюджетной росписи) по 38,8% показателей (индикаторов) не достигнуты плановые значения, не реализовано 26,9% запланированных результативных контрольных событий. Из 11 инвестпроектов, предусмотренных Планом реализации госпрограммы к завершению в 2017 году,... полностью реализован только 1 проект». С тех пор критические разборы управления гос­инвестициями с СКФО со ссылкой на Счётную палату не прекращались до конца 2019 года.

Долгостроем-символом федерального управления экономическим развитием в СКФО стал проект выставочного центра «КМВ-Экспо». Хлопонин ещё в бытность полпредом планировал проводить здесь экономический форум, который бы приоткрыл регион стране и миру. Инвестировала в проект КРСК. Открыт центр был только в декабре 2019 года, в нём прошло мероприятие «Инвестируй в Кавказ», а через месяц Минкавказа не стало.

Крупные потери

Крупнейший проект прошлого рэнкинга 2017 года, «Создание инновационного медицинского кластера в Кавказских минеральных водах» стоимостью 161 млрд рублей, мы на сей раз не смогли посчитать реальным. Хочется надеяться, что временно. Питерская компания «Верфау» была по итогам конкурса подряжена на выполнение комплекса работ по проектированию объектов медкластера за 798,5 млн рублей и должна была завершить работы ещё в 2018 году, чтобы в начале 2019-го стройка всё-таки началась. Но, как выясняется, компания погрязла в исках (в том числе и о признании её банкротом) из-за невыполненных обязательств по прежним контрактам. Сегодня никакой информации о том, что проекты приняты и прошли госэкспертизу, нет.

Около года назад ситуацией с рядом проектов КРСК (из которых медкластер был крупнейшим) заинтересовалась Счётная палата. Результаты проверки «обоснованности и эффективности» расходов КРСК, в том числе и по направлению медкластера, не слишком воодушевляют. В отчёте, в частности, говорится: «Поддержка АО “КРСК” концепции медкластера как обособленного

самостоятельного объекта с минимальным использованием существующей курортно-оздоровительной базы Кавказских Минеральных Вод ставит под сомнение целесообразность реализации якорного проекта исключительно за счёт средств федерального бюджета в отсутствие в настоящее время проработанного плана участия соинвесторов в дальнейшей судьбе проекта.

При формировании федерального бюджета на 2019 год и плановый период 2020 и 2021 годов Минэкономразвития России отклонены предложения Минкавказа России о выделении дополнительных бюджетных ассигнований на капитальные вложения по созданию медицинского кластера с общим объёмом финансового обеспечения 31,5 млрд рублей».

В числе других крупных проблемных проектов рэнкинга 2017 года, реализация которых сегодня выглядит сомнительной, — строительство на территории Ставропольского края автосборочного завода мощностью 100 тысяч автомобилей в год и стоимостью 12,6 млрд рублей, осуществляемое ООО АК «Ставрополь Авто». «Старший брат» завода, черкесский Derways, закрылся, оборудование его демонтировано, а у правоохранителей возникли претензии по части уплаты налогов. Завод АК «Ставрополь Авто» долго не мог найти партнёра по производству, в СМИ сообщалось и об остановке производства. В таких условиях рассчитывать на реальность выпуска 100 тысяч автомобилей в год сложно. В августе 2019 года стало известно, что Московский индустриальный банк обратился в суд с требованием признать «Ставрополь Авто» банкротом ввиду наличия долга перед банком в 6,9 млрд рублей.

Однако некоторые проекты ушли из нашего рэнкинга потому, что были успешно завершены. Так, пусть и не уложившись в сроки, ПАО «РусГидро» всё-таки закончило строительство североосетинской «Зарамагской ГЭС-1» за 35,4 млрд рублей.

АПК делает погоду

38 проектов — более трети от общего числа фигурантов нашего рэнкинга в 2019–2020 году — это проекты в секторе АПК и пищевой промышленности. «Первую скрипку» здесь играют такие направления, как овощеводство закрытого грунта и садоводство. Эти направления активно стимулируются мерами господдержки. По общим объёмам инвестирования отрасль слегка просела по сравнению с показателями 2017 года — 101 млрд рублей против 105 млрд. Тем не менее, доля сектора в общем котле за 2,5 года между исследованиями выросла с 13% до 15,3%.

36-1.jpg

Один из крупнейших проектов этой сферы принадлежит агрохолдингу «ЭКО-культура», заявившему в Ставропольском крае тепличный комплекс «Кавказ» площадью 83,2 гектара и мощностью свыше 30 тысяч тонн томатов в год. Это будет крупнейший подобный проект на Северном Кавказе, инвестиции в проект составят 15 млрд рублей. Овощи холдинг планирует поставлять внутри страны и на экспорт.

Ещё 12,5 млрд в овощеводство Ставрополья вложит ООО «Солнечный дар». Проект предполагает производство овощей в закрытом грунте (теплице) с использованием гидропонной технологии выращивания, планируемая мощность — 23,9 тысячи тонн овощной продукции в год.

Два проекта реализует группа «Агрико». Первый — агропромышленный парк «Ставрополье» стоимостью 9,5 млрд рублей, который будет включать мясопереработку, плодовоовощной комплекс, мощности для хранения и обслуживания. Вторая инициатива — проект по производству инкубационного яйца индейки стоимостью 2 млрд рублей, реализуемый совместно с ведущим мировым производителем генетики птицы компанией HendrixGenetics.

Энергетика позеленела

Сектор энергетики, хоть и заметно похудел из-за завершения Зарамагской ГЭС (98,7 млрд против 104,9 млрд ранее), остаётся весьма внушительным. И первую скрипку в этом процессе играет «зелёная» энергетика. Самый крупный из новых проектов — проект строительства ветропарков в Ставропольском крае общей мощностью до 500 МВт, который взялась реализовать УК «Ветроэнергетика», управляющая Фондом развития ветроэнергетики, учреждённым ПАО «Фортум» и АО «Роснано». Точных цифр по стоимости проекта у нас нет, но путём экстраполяции некоторых имеющихся данных об удельной стоимости постройки единицы мощности ветропарка УК «Ветроэнергетика» мы сделали вывод о том, что реализация заявленных планов обойдётся инвесторам ориентировочно в 33 млрд рублей. Конечно, это не очень точные данные, но они дают прекрасное представление о порядке сумм.

Росатомовская «НоваВинд» также не отстаёт — реализует проект строительства Кочубеевской ВЭС мощностью 210 МВт за 23 млрд рублей. ПАО «Энел Россия» также реализует крупный «зелёный» проект — строительство Родниковской ВЭС мощностью 71,25 МВт. Не столь новый, но активный проект компании «Солар Системс» предполагает строительство солнечных мощностей на 25 МВт стоимостью 4,5 млрд рублей — его планируют запустить в следующем году.

Туризм мельчает, но не сдаётся

Крупнейшим по объёму инвестирования вновь стал сектор «Туризм и сервис». По итогам исследования 2019–2020 года он набрал 207 млрд рублей против 203 млрд в 2017-м. Из неординарных событий отрасли стоит отметить возвращение в наш рэнкинг проекта по созданию курорта «Мамисон» в Северной Осетии (проект предполагает строительство горнолыжных трасс общей протяжённостью более 20 км). Из рэнкинга 2017 года он был исключён — на тот момент финансирование строительства инфраструктуры было официально остановлено, а правоохранительные органы активно интересовались судьбой денег, выделенных на строительство. СК возбудил уголовное дело в отношении руководителя подрядной организации курорта, который был заподозрен в хищении 82 млн рублей из федерального бюджета. Площадка была лишена статуса ОЭЗ, что моментально отпугнуло инвесторов.

К настоящему моменту курорту статус ОЭЗ вернули, и заявки на реализацию инвестпроектов в рамках «Мамисона» рассматриваются, а федеральное правительство выделяет финансирование на продолжение работ по созданию курорта. Правда, от стоимости в 147 млрд рублей, которая фигурировала в 2014 году, не осталось и следа. Официальные лица озвучивали цифру необходимых вложений в курорт на уровне 7,5 млрд рублей, её мы и решили зафиксировать в рэнкинге.

Растущие территории

В региональном разрезе лидером осталась Карачаево-Черкесия с показателем 188,7 млрд рублей, сократив общий объём инвестиций примерно вдвое. Рядом — Ставропольский край с цифрой 170,8 млрд. Но он, в отличие от КЧР, свои показатели, в сравнении с 2017 годом, улучшил на 64%. И этот рост возник благодаря в основном новым крупным проектам, которых не было в предыдущем исследовании. Действительно, 9 из 10 крупнейших проектов края — новые, с датой старта 2018–2020. Интересно, что среди них первую скрипку играют проекты в сфере альтернативной энергетики — ветропарки и ВЭС «УК „Ветроэнергетика“» и АО «НоваВинд», а также солнечная электростанция ООО «Солар Системс».

36-2.jpg

Кабардино-Балкария нарастила свой портфель на 28%, с 94,2 до 120,9 млрд рублей. Правда, произошло это в основном за счёт переоценки стоимости крупнейшего проекта региона, завода чистых полимеров «Этана». С 45 млрд рублей его стоимость возросла до 85,4 млрд.

Дагестан улучшил за этот же период свои показатели более чем вдвое, на 102,4%, с 23 до 46,5 млрд. Крупнейшие проекты региона также сравнительно новые — 8 из 10 «топов» стартовали в 2018–2020 году. Также набрала вес Ингушетия, прибавившая 55,7%, с 10,5 млрд до 16,5. Тут, что интересно, практически все проекты, кроме крупнейшего, многомиллиардного курорта «Армхи», — новые, их не было в прежних рэнкингах.

Снижение зависимости от крупных проектов, диверсификация инвестпортфеля СКФО — хорошая тенденция, свидетельствующая об оздоровлении инвестиционного процесса. Остается надеяться, что в результате борьбы с коронавирусом эти проекты устоят.

Как мы считаем крупнейшие инвестпроекты Северного Кавказа

Основной ресурс нашего исследования — уникальная база инвестиционных проектов, реализуемых на территории СКФО, которую формирует Аналитический центр «Эксперт ЮГ». При составлении базы мы обращаемся с запросами в администрации субъектов СКФО, агентства инвестиционного развития, предлагаем заполнить анкеты крупнейшим региональным предприятиям, крупным корпорациям, иным институциональным игрокам, исполнителям федеральных целевых программ, наиболее активным инорегиональным инвесторам. Кроме того, используется информация из открытых источников (деловые СМИ, официальные сайты компаний, информационные агентства и т.д.), а также собственная база данных. Традиционно за пределами рассмотрения остаются проекты в области жилищного строительства, а также проекты по созданию и реконструкции объектов социальной инфраструктуры. География исследования включает все субъекты СКФО.

База формируется из инвестпроектов общей стоимостью свыше 300 млн рублей, по которым начало работ «в поле» планируется не позднее, чем в течение двух лет со времени проведения данного исследования — слишком отдалённые в перспективе проекты сложно счесть реальными. Далее мы чистили базу по степени реальности проектов на основе имеющихся данных и самостоятельной проверки информации. Проекты, входящие в итоговую базу, должны иметь чётко определённого инициатора, технико-экономическое обоснование, бизнес-план, а желательно — соглашения с инвесторами, договорённости с банками о кредитовании, определённость с земельно-правовой документацией, понятную текущую стадию реализации и т.п.

Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наша группа в Facebook, формат «без галстука» в канале Telegram, наш канал на Youtube, наш Instagram, наш Яндекс.Дзен.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...