Медицина Дона в состоянии кислородного голодания

1394
12 минут
Медицина Дона в состоянии кислородного голодания

Отставка в конце октября министра ростовского областного правительства Татьяны Быковской, отвечавшей за здравоохранение, является отражением кризиса этой отрасли, многократного усиленного из-за вынужденной борьбы с коронавирусом

Cмерть пациентов ковидного госпиталя в Ростове из-за перебоев в поставках медицинского кислорода, которая, как считается, привела к отставке Быковской, служит лишь одним из примеров того, в каком виде сегодня существует медицинская инфраструктура региона. Её модернизация все время «буксует» из-за созданной системы закупок, основанной на выборе только «своих» подрядчиков, а также отсутствия квалифицированных кадров. Проблемы эти, в общем, характерны для большинства регионов России, и зачастую для их решения апеллировать нужно к федеральным властям. На пике коронавирусной вспышки олицетворением накопившихся проблем в здравоохранении в Ростовской области стала именно бессменная Татьяна Быковская, которую решили отправить на пенсию досрочно. Недостатки медицинской инфраструктуры от этого никуда не денутся, уверены эксперты.

Кислородный скандал как венец карьеры

Карьера Татьяны Быковской, по крайней мере, официально опубликованная на порталах органах власти, — образец для подражания. В 1986 году окончила Ростовский медицинский институт по специальности «врач-гигиенист, эпидемиолог». Работала медсестрой в БСМП №2 Ростова-на-Дону, преподавала в мед­училище повышения квалификации в Новошахтинске, а также работала врачом-гигиенистом в Багаевском центре госсанэпиднадзора. В 1992 году она стала замглавы администрации Багаевского района. В 2001 году её назначили первым заместителем исполнительного директора Ростовского областного фонда ОМС. Наконец, 14 декабря 2004 года Татьяна Быковская стала министром здравоохранения Ростовской области. С тех пор она занимала этот пост почти 16 лет, успев поработать на одной должности в командах двух губернаторов. Имеет также высшее экономическое и юридическое образование.

Но есть и другая сторона карьеры — ряд крупных скандалов, которые в совокупности и привели к отставке. Например, в 2013 году по подозрению в закупках томографов по завышенной цене были арестованы замминистра здравоохранения Ростовской области Василий Кравченко и начальник отдела централизованных закупок регионального минздрава Марина Липовская. Они, как позже установил суд, подготовили конкурсную документацию для закупки медицинского оборудования по завышенной цене. Государству нанесли ущерб на сумму почти в 120 млн рублей. Участвовать в конкурсе изъявили желание две компании – ООО «Алком-7» и ООО «Армада». Но комиссия во главе с Быковской отклонила заявку «Армады» якобы из-за нарушений правил залога. По версии следствия, Кравченко дружил с руководителем «Алкома» Романом Гордашевским и велел Липовской закупить оборудование по завышенной цене. Татьяну Юрьевну же тогда, как считало следствие, просто ввели в заблуждение.

5b123c3f661b40bdebda8ffbc6f20a3e-min.jpg

Татьяна Быковская уходит на пенсию с поста министра здравоохранения Дона на фоне скандала со смертью пациентов и открытого в отношении неё уголовного дела

В 2019 году Татьяну Быковскую задержали по подозрению в махинациях с госзакупками. Якобы она подписала документы о сотрудничестве четырёх больниц с ООО «Центр 100 Ростов-на-Дону», специализирующемся на сборе опасных отходов, нарушив тем самым правила проведения закупки и закон о коррупции. Вместе с ней задержали и её заместителя Станислава Беседовского.

Кроме превышения должностных полномочий, Беседовского также подозревают ещё и в пособничестве в мошенничестве в особо крупном размере, якобы совершённом гендиректором ООО «Центр 100 Ростов-на-Дону» Виктором Сегалем.

После задержания Быковской в ноябре прошлого года в сети была развёрнута масштабная акция в поддержку министра, инициированная дочерью чиновницы – Юлией. Но и здесь разгорелся скандал: медики из городов Шахты и Волгодонск писали в соцсетях о том, что их заставляют оставлять подписи под письмом в адрес президента РФ со словами поддержки Быковской. Быковскую обвиняли в том, что у медицинских работников с 2013 года не индексируется зарплата, что привело к нехватке кадров в больницах области. Также бывший главный акушер-гинеколог Ростовской области Ирина Буштырева через ряд СМИ обвинила министра в том, что та якобы скрывает истинные цифры младенческой смертности в регионе. Официальное обвинение Быковской предъявили в декабре. Ей избрали меру пресечения в виде домашнего ареста, но уже 24 января 2020 года отпустили. Через несколько дней Быковская вышла на работу.

10-3.jpg

Проработавшая в системе минздрава несколько лет Ирина Буштырева считает, что ее давно необходимо было реформировать

Негативные настроения в медицинском сообществе по отношению к министру и её ближайшему окружению укрепила пандемия коронавируса. Минздрав обвиняли в дефиците коек для больных, отсутствии слаженной системы работы «скорых» и нехватку медикаментов, которые больным приходится покупать за свои деньги.

Самым же резонансным событием стала массовая гибель от недостатка кислорода пациентов ковидного госпиталя на базе городской больницы № 20 в Ростове-на-Дону. Именно после этого со своего поста была уволена начальник управления здравоохранения Ростова Надежда Левицкая, а Татьяна Быковская «покинула госслужбу в связи с выходом на пенсию». Исполняющим обязанности министра был назначен замминистра Александр Крат, который и до этого замещал Быковскую на посту в период арестов.

Другие особые отношения

По факту смерти в больнице областное СУ СК РФ возбудило уголовное дело по ч. 3 ст. 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности»). Одной из версий является нехватка медицинского кислорода. Примечательно, что кислород, поступающий в больницу №20, а также в большинство других клиник, закупается у единственного поставщика — ООО «Оксиген» (по данным ИАС Seldon.Basis, принадлежит Жанне Гомелаури). У этой компании подведомственные минздраву учреждения вынуждали закупать кислород, иногда по завышенным ценам. Об этом бывший главврач перинатального центра в Ростове Валерий Буштырев рассказывал СМИ. По данным сайта госзакупок, с 2010 года фирма выиграла 98 торгов и получила из бюджета 301,4 млн рублей. На первом месте по объёму закупок находится городская больница №20 (149,7 млн рублей).

В конце 2019 года клиника заключила с фирмой контракт на поставку кислорода стоимостью около 11 млн рублей, сообщало издание «Блокнот Ростов». Однако в этом году началась пандемия коронавируса и, вероятно, горбольнице стало не хватать этого объёма. В результате только в сентябре клиника заключила с «Оксигеном» два новых договора на поставку кислорода почти на 14 млн рублей. Все три контракта находятся в исполнении. Однако «Оксиген», возможно, не справился с таким объёмом. Об этом косвенно говорит тот факт, что для поставки кислорода в «двадцатку» уже в октябре дополнительно были заключены контракты на поставку газа с новочеркасской компанией «СпецХимТранс» и краснодарской «Кубаньтехгаз», о чём сообщала в своём расследовании «Новая газета». В основных конкурентах у «Оксигена» значатся ещё четыре крупные компании, при этом одной из них (ООО «Крит») также владеет Жанна Гомелаури.

В министерстве здравоохранения на момент написания статьи комментарии получить не удалось. И. о. министра здравоохранения Александр Крат от комментариев «Эксперту ЮГ» отказался.

Быковская как человек системы

Необъяснимая смерть сразу 13 пациентов в ковидном госпитале Ростова высветила ряд проблем в системе здравоохранения региона — от недостатка систем диагностирования до банальной нехватки кадров.

Игорь Симаков, директор сети медицинских клиник «Здоровье», бывший депутат азовской гордумы, считает, что медицинское сообщество почему-то ждёт чуда после ухода Быковской, однако чуда не будет.

«Быковская работала всё-таки не в космосе, а в системе. Да и Василий Юрьевич (Голубев, губернатор Ростовской области. — “Эксперт ЮГ”) не тот человек, который ищет чудотворцев и берёт к себе в команду. Поэтому в этой части рановато что-то ждать», — прокомментировал Симаков «Эксперту ЮГ».

Г-н Симаков соглашается, что в системе здравоохранения в целом предостаточно проблем, но на региональном уровне ни одна из них решиться не может. «Например, нехватка врачей, медицинского персонала — это острая проблема, но регион в силу своих возможностей ничего не может предложить врачам, которые, возможно, хотели бы переехать сюда из другой области. Есть только один успешный опыт в этом плане — Москва, но там другой бюджет, другие зарплаты, иной уровень концентрации вузов, высокий уровень цифровизации», — говорит Игорь Симаков.

Также, по его словам, есть масса вопросов к системе формирования тарифов по обязательному медицинскому страхованию (ОМС). Тариф на медицинские услуги на амбулаторно-поликлиническом уровне очень низкий, что не позволяет вовлечь врачей частной системы здравоохранения в эту самую востребованную область. Но в любом случае решить этот вопрос только на региональном уровне невозможно.

Зато много при Быковской говорилось о цифровизации медицины. В итоге оказалось, что эти процессы, по сути, не запущены, считает г-н Симаков. Цифровизация не позволила обеспечить телемедицинское сопровождение пациентов с лёгкими и средне-тяжёлыми случаями ОРВИ. Это привело к существенным задержкам в оказании помощи — врачи физически не успевали добраться до каждого пациента. Также не отслеживалось утяжеление состояния пациента, что приводило к несвоевременной госпитализации больных. Рухнула и система санитарного просвещения.

«В период пандемии народ кинулся скупать антибиотики и жаропонижающее. Нерациональное их применение приняло повальный характер, что привело к удлинению выздоровления. И это ещё аукнется ростом тяжело протекающих инфекций и смертности от них», — уверен Игорь Симаков.

Проблемы не только в системе здравоохранения региона, но и в социальной сфере в России в целом, где «всё становится только хуже», считает Роман Поликарпов, заместитель главного врача детской больницы №1 Ростова-на-Дону, председатель Ростовской региональной молодёжной благотворительной общественной организации «Молодые медики Дона».

«Думаю, не людей в системе надо менять, а подходы к работе и саму систему», — говорит г-н Поликарпов. Он также считает, что сейчас в регионе острый дефицит кадров, поэтому некому обслуживать дорогостоящее оборудование. Много проблем и при подготовке кадров — на примере Ростовского медуниверситета видно, что принципиальных изменений в этой сфере не произошло. «Не было серьёзных исследований, не совершенствовалась материально-техническая база, не вносились корректировки в образовательные программы», — перечисляет Роман Поликарпов. С другой стороны¸ в медвуз ежегодно идут наборы студентов. Количество мест остаётся примерно на одном и том же уровне, что и годом ранее. На деле же, по данным Поликарпова, 50% выпускников мединститута не работает в профессии.

Впрочем, дело не только в вузе, но и в самой системе финансирования государственных и муниципальных медучреждений. «Страховая медицина (ОМС), по сути, страховой не является. Это — сметное финансирование, которое у поликлиник и больниц было ещё в советское время. Когда в системе деньги конечны, ты просто не можешь в рамках этой системы больше заработать, ты не сможешь больше, чем заложено в смете, оказать помощи. Лимиты превышать нельзя. Иначе тебе в лучшем случае дадут по рукам и поставят на вид, а в худшем — обвинят в злоупотреблениях и возбудят дело. И примеры такие в Ростовской области тоже были», — добавляет Роман Поликарпов.

Доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач России, которая работала замминистра здравоохранения в 2000–2005 годах, Ирина Буштырева считает, что перекосы в работе медучреждений зависят не от врачей, которые работают «на земле», а от политики медицинских чиновников. «Когда вмешивается политика и какие-то искусственные инструкции, бумажная мишура, то врачи становятся заложниками хронометража. Это когда у тебя 8–12 минут на осмотр, а ты должен пациенту уделить час или полтора. У врачей этого времени нет, поэтому они начинают делать всё на бегу», — говорит г-жа Буштырева. Иначе врач не выполнит план и, значит, не уложится в эти рамки, которые навязывает страховая медицина.

«Кадры, которые себя опорочили себя ятрогенными медицинскими преступлениями, Быковская спасала от удара, зато гнобила за поверхностные проступки других. На её совести уход профессионалов, которых она просто вышибла», — утверждает Ирина Буштырева. Ушло много талантливых врачей, которые, по её словам, «не встали в строй». Также, по словам Буштыревой, регулярно занижалась статистика младенческой смертности.

В своё время, рассказывает Ирина Буштырева, она приняла решение покинуть должность замминистра, так как после назначения Быковской ей необходимо было заниматься поборами с врачей — то «на встречу комиссии из Москвы», то «на поездку в Москву», то «на стенды». Распространена эта практика была в течение долгого времени. «Где врачи найдут на это деньги, её не интересовало», — вспоминает г-жа Буштырева.

Шансы на прозрачную систему закупок в медицине

Чтобы обеспечивать клиники необходимыми запасами веществ и медикаментов, необходимо вернуться к тому, чтобы за закупки отвечали главные врачи, считает Ирина Буштырева. По её словам, централизованные закупки приводят к коррупции. «Нужно понимать, какие есть локальные протоколы у каждого учреждения, поликлиники, отделения, больницы. Под эти протоколы и по количеству пациентов главврачи должны закупать жизненно важные препараты. Тогда лекарств и расходников будет хватать. Централизованные закупки не обеспечивают больницы тем, что действительно нужно», — говорит г-жа Буштырева.

«Конечно, после ухода Быковской система не изменилась — она и не может быстро измениться, — говорит депутат гордумы Ростова Пётр Пятибратов. — Я рекомендовал прислать сюда независимого министра, который мог бы работать здесь, не соприкасаясь с Быковской и другими чиновниками. Потому что их бездействие привело к застою в здравоохранении».

Бездействие, по его словам, в том, как были организованы закупки. Он ссылается на информацию, которая поступала к нему от врачей и пациентов больниц после того, как он создал сайт «стопкоронавирус161.ru», на котором можно было размещать жалобы на медицинское обслуживание.

«По моим данным, часть аппаратов ИВЛ, порядка 10 штук, поступила в ковидный госпиталь на базе 20-й больницы только в начале ноября, хотя они были закуплены ещё в мае», — утверждает г-н Пятибратов.

По словам Петра Пятибратова, в период «правления» Быковской из больниц под разными предлогами ушло много хороших врачей, не согласных с её руководством. Возможно, новому министру стоит обратить внимание на эти кадры, многие из которых сегодня возглавляют частные клиники или занимаются научными изысканиями.

10-5.JPG

Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наша группа в Facebook, формат «без галстука» в канале Telegram, наш канал на Youtube, наш Instagram, наш Яндекс.Дзен.