Центр психолого-педагогической, медицинской и социальной помощи из Ростовской области получил грант Фонда Amway «В ответе за будущее» на проект по профилактике вторичного сиротства. Педагоги-психологи центра смогли разработать системный подход работы с приёмными семьями, чтобы снизить риск возвращения приёмных детей

"> Невозврат приёмных детей | Эксперт ЮГ

Невозврат приёмных детей

580
6 минут

Центр психолого-педагогической, медицинской и социальной помощи из Ростовской области получил грант Фонда Amway «В ответе за будущее» на проект по профилактике вторичного сиротства. Педагоги-психологи центра смогли разработать системный подход работы с приёмными семьями, чтобы снизить риск возвращения приёмных детей

Невозврат приёмных детей

Поделиться

Обязательных школ приёмных родителей недостаточно: приёмные семьи нужно сопровождать — к такому выводу пришли эксперты центра. Кроме того, нужно работать с теми семьями, в которые детей взяли ещё до того, как школы приёмных родителей стали обязательными (это произошло в 2012 году). Фонд Amway «В ответе за будущее» — единственная из корпоративных благотворительных организаций в России, которая занимается профилактикой вторичного сиротства. Возврат ребёнка в детский дом травмирует его ещё больше, чем отказ от него родителей. И с этой травмой практически невозможно работать. В большинстве случаев эти дети становятся неблагополучными, не могут строить близкие отношения с другими, адаптироваться в обществе. В 2015 году обратно в детские дома были возвращены 5,7 тысячи детей. В компании считают вторичное сиротство не только трагедией маленького человека, но и социально опасным феноменом, который воспроизводит целые поколения сирот, рождает негативное отношение к ним в обществе. Amway планирует расширять программу помощи организациям, занимающимся профилактикой вторичного сиротства.

Приёмный родитель должен быть профессионалом

Галина Беляева, педагог-психолог центра, рассказывает, что происходит с ребёнком, когда он попадает в приёмную семью: «Существуют определённые специфические этапы адаптации приёмного ребёнка. Первый этап — медовый месяц, когда ребёнок старается понравиться родителям, и тут все находятся в эйфории. Потом наступает второй этап, когда ребёнок уже привык, начинает доверять родителям. Когда появляется доверие, он разрешает себе показать себя со всех сторон и посмотреть, примут ли его таким. Это очень тяжёлое время. У ребёнка — страх и агрессия, у родителей — растерянность. Они думают: “Господи, когда брали из детдома, был тихий спокойный ребёнок, что с ним случилось, наверно, это гены”. На третьем этапе адаптации, когда ребёнок убедился, что его не бросают, начинается стабилизация отношений. К сожалению, не все проходят три этапа, некоторые на втором ломаются».

«У приёмных родителей есть такая иллюзия, что ребёнок, если уже оказался в семье, все его проблемы на этом заканчиваются, что и он начинает любить и уважать новых родителей, и они готовы его полюбить, — продолжает замдиректора центра Елена Гапченко. — На самом деле — и это характерно для всех приёмных семей — в эти периоды ещё нет чувства привязанности. Оно должно сформироваться в адаптационный период, на втором этапе. Если привязанность не будет сформирована, то в дальнейшем проблемы сохранятся и будут сказываться на социализации ребенка».

Центр создал программу практических занятий для детей и родителей, консультирует семьи при возникших трудностях, отдельно работает с подростками из приёмных семей, которых чаще, чем детей младших возрастов, возвращают в детский дом: трудности переходного возраста и специфика приёмных детей образуют очень запутанный клубок проблем и переживаний как со стороны родителей, так и со стороны детей.

Помимо работы по выстраиванию устойчивых отношений внутри семьи, есть и внешний фронт — окружающая среда, которая специфично реагирует на детей из детских домов. Психологи-педагоги центра создали программу для школьных учителей, которые сталкиваются с проблемами адаптации и социализации приёмных детей.

«У нас достаточно хорошо развито корпоративное волонтёрство, мы ежегодно проводим дни волонтёров, делаем совместные праздники с детьми сотрудников и детьми из приёмных семей, — говорит региональный советник по связям с общественностью фонда компании Amway “В ответе за будущее” Жанна Чернова. — Даже многие волонтёры компании поначалу боялись совместных мероприятий с приёмными детьми. Приёмных детей воспринимают как зверят и сплошь неблагополучных. Но когда они видят реальную приёмную семью, их сознание переворачивается. Это очень важный момент — объяснить людям, что не нужно никого бояться. Приёмному ребенку тоже очень сложно, он попадает в новую среду, ему нужно помочь адаптироваться, а не создавать дополнительных проблем в общении».

Долг безусловной любви

В центре с приёмными родителями проговаривают все специфичные аспекты отношений ребенка с неродными родителями. И здесь психологам приходится работать с тем, что менталитет родителей в России не позволяет ни им, ни детям отойти от принципов безусловной любви, которая свойственна семьям с родным ребёнком. Им кажется, что если они взяли ребёнка в семью, они обязаны его любить, а ребёнок — их. Этот долг безусловной любви, которая порою невозможна, приводит к травмированию и детей, и родителей. «Мне нравится подход, распространённый в Германии, когда советуют приёмным родителям объяснять детям, что твоя мама по каким-то причинам не может о тебе заботиться, и я буду это делать вместо мамы. Это даёт возможность оберегать от травм, — говорит директор центра Лариса Чаусова. — Да, в России тайна усыновления охраняется законом. Но мы советуем говорить детям об усыновлении. Многие считают, что нанесут ребёнку травму, если скажут о том, что он не родной. Опыт показывает, что слишком велика вероятность, когда эта тайна раскрывается во время кризиса или трудной ситуации, когда родители в сердцах проговариваются. И здесь ребёнок получает настоящую травму».

Болезненным аспектом для приёмных родителей является общение детей с родными мамами и папами. Причём эта тема болезненна не только для родителей, но и для ребёнка. Онуже полюбил приёмную маму, но чувствует себя предателем по отношению к родной. В центре считают, что приёмному родителю нужно очень грамотно разрешить ребёнку любить собственных родителей. Приём в семью не означает разрыва с биологическими родителями. По словам ЕленыГапченко, это влияет и на отношения между приёмным родителем и ребёнком — те, кто позволяет детям общаться со своими родными мамами и папами, как правило, благополучно проходят период адаптации. А в семьях, которые готовы вернуть приёмного ребёнка, абсолютно отрицают возможность контактов с родными родителями.

Профилактика вторичного сиротства не может гарантировать невозврат детей в госучреждения. Как говорят психологи центра, они подстилают соломку где только возможно, даже при вынужденном расставании с приёмным ребенком. «У нас есть целое занятие, которое посвящено тому, как правильно расстаться с ребёнком, — рассказывает Галина Беляева. — Можно расстаться, не нанеся травму. Мы рекомендуем сказать ребёнку, что родитель очень привязался к нему, но не может справиться с трудностями, и что он не бросает ребёнка и готов в любой момент его поддержать. Знаете, у нас в области был случай, когда приёмная мама не справилась с воспитанием ребёнка и привезла его к воротам детдома. Он сидел несколько дней, потому что мама должна прийти. Потом мальчик разнёс детский дом в пух и прах, рушил всё, что попадалось под руку. Просто мама не знала, как правильно признаться ребёнку, что не справляется».

Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наше сообщество ВКонтакте, каналы в Telegram и на YouTube, наша группа в Одноклассниках .
ссылка1