Почему в текущих условиях модернизации АПК не будет

1230
15 минут

Вопрос о модернизации в АПК стоит остро, однако в текущих условиях её невозможно провести, то есть условия надо менять — разрабатывать полноценную стратегию развития агропрома, считает профессор Кубанского аграрного университета Юрий Бершицкий

Почему в текущих условиях модернизации АПК не будет

Профессор Кубанского аграрного университета Юрий Бершицкий//Фото: Кубанский ГАУ, пресс-служба

Кубанский государственный аграрный университет имени И. Т. Трубилина — один из старейших и крупнейших сельскохозяйственных вузов России. Всего здесь учатся около 9 тысяч студентов. Согласно рейтингу Роспатента, КубГАУ — лидер среди вузов и НИИ аграрного профиля, входит в первую тройку крупнейших патентообладателей России. В составе вуза — два учебно-опытных хозяйства, «Кубань» и «Краснодарское», общей площадью более 11 тысяч га. Также в структуру университета входит Краснодарский региональный институт агробизнеса.

Кафедра организации производства и инновационной деятельности при экономическом факультете КубГАУ развивается как региональный центр подготовки кадров для современного агропрома. Заведующий кафедрой доктор технических наук, профессор Юрий Бершицкий ответил на вопросы «Эксперта ЮГ» в рамках спецпроекта «Устойчивый АПК: стимулы модернизации».

Перезапуск АПК на всех уровнях

— Какие задачи сегодня решает КубГАУ для более активной модернизации АПК Юга?

— Главная задача вуза — подготовка кадров. Естественно, учитываем актуальные тенденции (цифровизация, применение беспилотной и робототехники, искусственного интеллекта и так далее), реальную потребность хозяйств в специалистах. Сейчас в университете 14 факультетов и 85 кафедр. Есть специализированные (например, защита растений, зоологический факультет, агрономический) и более широкого профиля, в частности, наш экономический и юридический. Каждый из них занимается решением проблемы модернизации в своих направлениях — растениеводство, животноводства, переработка сельхозпродукции, управление предприятием. Другой вопрос — насколько глубоко это получается. При нагрузках на каждого из преподавателей 900 часов в год на часть, связанную с инновационными разработками, остаётся очень мало времени. Для сравнения, в аналогичном вузе в Баварии на каждого из наших коллег приходится не более 450 часов, времени на науку, разработки, инновации у тамошних преподавателей гораздо больше. Мы же делаем что можем.

Например, на нашей кафедре мы в 2020 году выполняли научно-исследовательские работы по пяти выигранным грантам. Три из них по линии РФФИ (Российского фонда фундаментальных исследований. — «Эксперт ЮГ»), один — по линии Российского научного фонда (РНФ) и один — по заказу администрации Краснодарского края. Из этих работ особенно хочу отметить три. Первая из них была посвящена оценке экономической эффективности цифрового земледелия предприятий АПК Кубани. Другая — экономическим проблемам в мясном скотоводстве. Третья — уменьшению импортозависимости семеноводства и селекции. Сегодня решение таких задач более чем актуально для России вообще и для Юга в частности. Возьмём, к примеру, семеноводство. Краснодарский край — один из крупнейших в стране производителей сахарной свёклы, в регионе есть даже профильный НИИ. И при всём при этом более 90 процентов семян сахарной свёклы, которые используют наши аграрии, это — импорт. В последние годы крупные отечественные производители (например, АО «Щёлково Агрохим». — «Эксперт ЮГ») занимаются селекцией сахарной свёклы. Есть первые опыты применения таких семян в хозяйствах Юга. Однако глобально это проблему пока не решило: по-прежнему у нас колоссальная зависимость по этой культуре от западных поставщиков. И не только по свёкле. Примерно такая же ситуация с семенами овощных культур (открытого и защищённого грунта), сои, гороха и многих других. Чуть получше — с кукурузой и подсолнечником, селекцией которых занимаются специализированные компании и некоторые агрохолдинги, в том числе на Кубани. Единственное направление, где мы на 100 процентов обеспечены своими семенами — это колосовые зерновые (пшеница, рожь, ячмень).

Понимаете, с начала 90-х селекционная наука в России уничтожалась, и сегодня эта сфера АПК, пожалуй, сильнее всего нуждается в серьёзном перезапуске на всех уровнях — кадровом, техническом и инновационном. Здесь необходима масштабная модернизация. Это вопрос не только престижа страны, но и её продовольственной безопасности.

— Насколько остро, на ваш взгляд, сегодня стоит вопрос модернизации АПК?

— Очень остро. Накопленное за предшествующие 25–30 лет отставание в таких направлениях, как селекция и семеноводство, внедрение современных ресурсосберегающих технологий, высокая степень износа основных средств, необходимость восстановления сельхозмашиностроения требуют скорейшей реализации. Ведь от этого зависит решение задач импортозамещения, наращивание экспортного потенциала в аграрном секторе, обеспечение конкурентоспособности сельхозпродукции на внутреннем и мировых рынках.

— Можете оценить привлекательность сегодняшних условий для более масштабной модернизации в АПК?

— На наш взгляд, сложившиеся условия не позволяют в полной мере активизировать масштабную модернизацию в АПК. Это связано с рядом факторов, основные из которых — неудовлетворительное финансовое состояние основной массы аграриев, недостаточный уровень их господдержки, слабая доступность дешёвых кредитов и займов для реализации инновационных проектов, высокая стоимость иностранных продуктов и технологий, необходимых для эффективного ведения агробизнеса. Речь прежде всего идёт о гибридах сельхозкультур, высокопродуктивных породах животных и птицы, современной технике и цифровых технологиях.

Сейчас наибольший потенциал для модернизации агробизнеса имеется в направлениях, требующих первоочередного импортозамещения. Это отечественная селекция и семеноводство, развитие сельхозмашиностроения, овощеводства защищённого грунта, производства прудовой рыбы. То есть те направления, которые в советское время сильно развивались, а затем, в последующие 20–30 лет, были уничтожены.

Отсутствие стратегии — главный барьер

— Как вы оцениваете существующую государственную политику в сфере развития сельского хозяйства в России? Есть ли у страны полноценная стратегия развития агропрома?

— Государственную политику в сфере развития сельского хозяйства не могу признать эффективной именно потому, что у страны отсутствует полноценная стратегия развития агропрома. О необходимости такой стратегии приходится часто слышать на разных уровнях. Но где результат? Мы видим, что в станицах, деревнях, хуторах (особенно удалённых от центра региона) дороги в ужасном состоянии, существующая социальная инфраструктура (школы, больницы и поликлиники, дома культуры) разрушается. Там нет ничего, что позволило бы удержать молодёжь на селе. Даже такая тривиальная вещь, как интернет, и то не везде есть — несмотря на действующие в регионах программы устранения цифрового неравенства, госпрограмму комплексного развития сельских территорий и тому подобное. Сейчас по уровню качества жизни, развитости инфраструктуры разрыв между городом и деревней колоссальный. Поэтому родители, хлебнувшие сполна сельской жизни, стремятся поселить своих детей в городе и делают всё, чтобы они там закрепились.

Несколько лет назад к нам с предложением провести для них исследование обратились представители Агрокомплекса имени Ткачёва (сейчас это «Агрокомплекс Выселковский» — один из крупнейших в России по размеру земельного банка и выручке). Надо было сделать экономический анализ: насколько выгодно агрохолдингу приглашать на уборку пшеницы сторонние фирмы со своими комбайнами. Мы спросили у заказчиков: «А в чём проблема? У вас не хватает денег на покупку комбайнов? У вас же, после уплаты всех налогов, остаётся по пять–шесть миллиардов рублей чистой прибыли». Нам ответили: «Денег хватает. Просто скоро некого будет на комбайны сажать. У нас народа почти нет. Старики уходят на пенсию, а молодёжь уезжает».

Говорят, что такую проблему можно решить, запустив в поля беспилотные комбайны. Но ведь и этой техникой кто-то должен управлять, её обслуживать. А чтобы было им что убирать, нужны другие специалисты: агрономы, технологи, растениеводы и т. д. Всем этим людям надо жить в комфортных условиях, учить детей в современных школах, получать квалифицировавшую медпомощь, заниматься спортом, проводить семейный досуг, развлекаться. Повторяю, это будет возможно лишь в том случае, если инфраструктура на селе будет такой же, как в хорошем современном городе. Однако над этим, к сожалению, пока никто серьёзно не работает.

— А насколько сильно существующая система господдержки АПК стимулирует процессы модернизации в отрасли?

— Существующая в России система поддержки сельского хозяйства делает это явно недостаточно. Например, в бюджетах разных уровней предусмотрены средства на субсидирование части процентных ставок по банковским кредитам. Однако, по нашим наблюдениям, такая поддержка доступна лишь незначительной части предприятий, нуждающихся в ней. Мы считаем, что для ускорения обновления технической базы сельхозпредприятий необходимо увеличить для них доступность льготных кредитов и лизинговых программ. Требуется предусмотреть льготы по налогообложению хозяйств, активно внедряющих инновации в рамках проектов модернизации производства, увеличить выделение бюджетных средств на восстановление и развитие сельской инфраструктуры. Вот лишь некоторые из направлений качественного улучшения системы господдержки АПК.

— Какие направления, на ваш взгляд, сильнее всего нуждаются в модернизации, но при этом не получают достаточного внимания со стороны государства?

— Прежде всего, как я уже говорил, это вопросы восстановления и дальнейшего развития отечественной сельхознауки, образования и сельхозмашиностроения. Так, в научной сфере нужно ускорить обновление материально-технической базы региональных и отраслевых НИИ, уделив особое внимание направлениям исследований в области селекции, генетики, генной инженерии, разработке технологий точного земледелия, органического сельского хозяйства.

Необходимо увеличить объём средств, направленных на развитие производства современных машин и оборудования для села. Причём речь не только о тракторах, комбайнах и культиваторах, но и об оборудовании для точного земледелия, робототехнике, беспилотниках — всех инновационных разработках для села. В условиях ужесточения западных санкций возрастает риск дефицита аналогичных импортных технологий для АПК, применяемых в России. Это — вызов, к которому страна должна быть готова.

«Дорожная карта» развития отрасли

— Какие задачи в сфере модернизации АПК должны выйти сегодня на первый план? Какие проблемы вы считаете более важными — проблемы продовольственной безопасности страны или проблемы рентабельности отрасли? Каким должен быть баланс между ними?

— Сегодня в приоритетном порядке должны решаться те задачи в сфере модернизации АПК, которые позволят уменьшить или ликвидировать зависимость страны от импорта отдельных видов сельхозсырья и продовольствия, а также важнейших средств производства. К ним можно отнести мясо КРС, отдельные виды молочной продукции, средства механизации, автоматизации и роботизации производственных процессов в растениеводстве и животноводстве. Приоритетной является также задача восстановления и развития социальной инфраструктуры на селе.

Если говорить о второй части вопроса, то более важным, на наш взгляд, является решение проблемы обеспечения продовольственной безопасности, поскольку теория общественного разделения труда в рыночной экономике на практике в последние годы работает неудовлетворительно. Всё более жёстко проявляются внерыночные механизмы конкуренции в виде различных санкций, шантажа и недобросовестного таможенного регулирования на аграрных рынках. Рентабельность производства продукции АПК также, безусловно, является важным показателем эффективности отрасли, но она вторична по отношению к обеспечению продовольственной безопасности и должна позволять вести простое или расширенное воспроизводство без получения сверхприбыли у производителей, переработчиков и торговых организаций. При этом ещё и учитывать ограниченный платёжеспособный спрос населения.

— Какие шаги должны быть предприняты на уровне государства для стимулирования модернизационных процессов в АПК? Как нужно было бы изменить систему господдержки отрасли?

— Для стимулирования модернизационных процессов в АПК государство должно внедрять более гибкую налоговую политику, направленную на снижение налогооблагаемых доходов в зависимости от объёмов средств, направляемых предприятиями на модернизацию и инновационную трансформацию. Государство должно активизировать усилия по повышению доступности и снижению стоимости заёмных средств, которые направляются на реализацию инвестпроектов в АПК, выступать в качестве гаранта возврата кредитов, беря на себя часть рисков товаропроизводителей. Государство должно активизировать свою деятельность по информированию всех субъектов АПК о новейших достижениях научно-технического прогресса, передового производственного опыта лучших предприятий и организаций для более широкого их внедрения в производство.

При этом необходимо формировать и расширять сеть региональных консультационных центров АПК, главной задачей которых является доведение до основной массы производителей информации о передовых достижениях в различных сферах производства сельхозпродукции и передового опыта наиболее успешных хозяйств.

— Что нужно делать для решения проблемы низкой рентабельности в АПК?

— Необходимо параллельно решать несколько задач: снижение производственных затрат, повышение качества производимой продукции, увеличение объёмов её переработки, разработка и внедрение механизмов более справедливого распределения доходов по всей цепочке товародвижения. Каждая из перечисленных задач требует для своего решения глубокого анализа сложившихся производственных механизмов, выявления «узких мест» в технологической цепи и определения мер для их устранения.

— Какие шаги и кем должны быть предприняты для решения проблемы квалифицированных кадров в АПК?

— Для решения проблемы дефицита квалифицированных кадров в АПК необходимо параллельно решать задачи восстановления и развития на селе социальной инфраструктуры, роста размеров оплаты труда работников сельского хозяйства, увеличения числа бюджетных мест в аграрных высших и средних учебных заведениях. Например, в КубГАУ на экономическом факультете вообще нет бюджетных мест. Стоимость обучения довольно высокая и не всем по силам. Год обучения на бакалавриате — 130 тысяч рублей, в магистратуре — 150 тысяч рублей. Итого почти 600 тысяч рублей за пять лет. Получается, что многие из тех, у кого есть деньги, учиться не хотят. Те же, кто талантлив и горит желанием, но ограничен в средствах, — не может.

Однако не всё плохо. Силами нашей кафедры мы приступили к подготовке специалистов, которые будут заниматься инновационной деятельностью в АПК. У нас есть магистерская программа «Аграрный менеджмент». В 2020 году мы получили международную аккредитацию, сотрудничаем с коллегами из Баварии и с рядом аграрных университетов бывших советских республик. Сегодня у нас в магистратуре учатся выпускники разных факультетов: агрономы, зоотехники, экономисты, организаторы производства. Аграрный менеджмент — это действительно одна из востребованных сегодня предприятиями АПК Юга специальностей.

— Как для таких вот специалистов повышать привлекательность работы в сельских территориях?

— Привлекательность работы в АПК Юга не может быть повышена без восстановления и развития в сельской местности объектов здравоохранения, образования, культуры, без качественных дорог между населёнными пунктами и производственными объектами, электрификации, газификации и водоснабжения, связи, строительства жилья для молодых специалистов и их семей. Словом, без современной развитой инженерной, социальной и прочей инфраструктуры. Силами только бизнеса с этой задачей не справиться. Для этого должна быть отдельная приоритетная госпрограмма с понятным и адекватным по объёмам финансированием: сколько, в какие сроки и на какие объекты выделяется. Думаю, если у государства такая программа будет, то крупный агробизнес, в первую очередь заинтересованный в молодых и прогрессивных кадрах, примет в реализации такого масштабного проекта самое активное участие.

— Что и как нужно делать для решения проблемы цифровизации компаний АПК?

— Прежде необходимо определиться с направлениями и приоритетами процесса цифровизации. Внедрение «цифры» должно способствовать повышению эффективности применяемых технологий. Например, элементов точного земледелия, параллельного вождения, автоматизации и роботизации производственных процессов в промышленном скотоводстве, свиноводстве и птицеводстве. И только после того, как оцифруют технологические процессы, следует переходить к цифровизации документооборота, маркетинга, бухгалтерии и так далее.

Поскольку «цифра», при её грамотном применении, способствует повышению эффективности агробизнеса, то инициаторами процесса импровизации должны выступать сами предприятия. Однако государство, со своей стороны, должно поддерживать такую инициативу, предоставляя льготные кредиты, субсидии, компенсации затрат и другую поддержку. Отдельная господдержка должна быть для российских компаний — разработчиков цифровых решений для АПК.

— Какие шаги и кем должны быть предприняты для развития отраслевой науки и повышения инновационной составляющей в АПК? Нужно ли снижать зависимость от импортных технологий по ряду направлений и как это делать?

— Для развития отраслевой аграрной науки и повышения инновационной активности в АПК необходимо решить ряд структурных, финансовых, материально-технических и кадровых проблем. Поскольку исторически прикладные и фундаментальные исследования в России проводились преимущественно в НИИ Российской академии наук (РАН) и отраслевых академий, вузовская наука в стране была значительно менее развитой. В последние годы академическая наука была, на наш взгляд, подвергнута сомнительной по эффективности структурной реорганизации. В результате произошли ликвидация отраслевых академий и введение их в качестве структурных подразделений в состав РАН. Это коснулось и Российской академии сельскохозяйственных наук. Кроме того, входившие в её состав отраслевые НИИ и КБ были переподчинены вновь созданной организации ФАНО, в задачи которой входит не координация научной деятельности своих организаций, а их финансовое обеспечение. Всё это, на наш взгляд, существенно ослабило научную составляющую отечественного АПК, что в должной мере не было компенсировано адекватным усилением вузовской науки.

Сейчас учебная нагрузка ведущих аграрных вузов, составляющая 900 часов на преподавателя в год, а также многочисленные требования по выполнению объёмов хоздоговорной тематики, показателей публикаций и другие, не позволяют им эффективно вести научно-исследовательскую работу, формировать и развивать свои научные школы, заниматься подготовкой высококвалифицированных научных кадров для аграрного сектора.

За последние 25–30 лет была заметно ослаблена, а по отдельным направлениям и разрушена, материально-техническая база аграрной науки. Поэтому эффективная научно-исследовательская деятельность может быть организована только при условии качественного обновления лабораторно-производственного и исследовательского оборудования. Параллельно с этим необходимо решать проблему кадрового обновления и пополнения научного корпуса. Это, в свою очередь, потребует значительного усиления мотивации молодых кадров. Сегодня средние размеры оплаты труда в отраслевой науке и аграрных вузах (27–35 тысяч рублей в месяц) не способствуют притоку лучших молодых кадров.

Описанные выше направления укрепления отечественной отраслевой науки позволят начать восстановление и развитие наиболее востребованных направлений исследований: биологических, технико-технологических, организационно-экономических, экологических и так далее. Необходимо возобновить разработки периодически обновляемых региональных и зональных «Систем ведения агропромышленного производства», зональных «Систем технологий и машин» и других важных отраслевых документов. Они должны содержать современные научные рекомендации по всем вопросам организации ведения агропроизводства с максимальным учётом особенностей зоны его размещения.

Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наши группы в Facebook и Одноклассниках, каналы в Telegram и на YouTube, наш Instagram, наше сообщество ВКонтакте.