Обувщик из девяностых запускает второй завод

66
12 минут
Обувщик из девяностых запускает второй завод

Владелец ГК «Пластфактор» Игорь Вихров когда-то продавал радиодетали на рынке. В ноябре он запустил второй завод в Ростовской области. По его мнению, предпринимательство нужно отличать от некоторых видов бизнеса, которые не предполагают создания каких-либо ценностей.

На путь предпринимателя Игорь Вихров ступил в конце 80-х. За четверть века Вихров прошёл через все трансформации образа — от простого «торгаша» до владельца двух производственных компаний: ООО «Пластфактор» по выпуску напольных покрытий из ПВХ (выручка по итогам 2018 года составила 342 млн рублей, на 12% больше, чем в предыдущем периоде) и Ростовского завода пресс-форм, на базе которого сегодня действует российско-китайское СП. У второго предприятия, открытого в ноябре прошлого года, выручка пока небольшая — в среднем 3 млн рублей в месяц. По планам предпринимателя, в ближайшие два года оборот этой компании увеличится в десять раз — до 360 млн рублей в год. Уверенность в том, что так и будет, Игорю Вихрову придаёт растущий спрос на литьевые пресс-формы, потребность в которых есть у предприятий, выпускающих готовые изделия из пластмасс: медтехнику, электрооборудование, канцелярию, электронику, автопринадлежности и др.

В ближайшие пять лет, до 2024 года, Вихров намерен вырасти из малого бизнеса в средний: увеличить выручку «Пластфактора» в 2,5 раза и таким образом преодолеть «психологический рубеж» в 800 млн рублей. Успех этого предприятия владелец связывает с растущим спросом на модульные напольные покрытия для складов, офисов, промышленных помещений, спортивных объектов.

Из торговца во владельцы заводов

— Вы считаете себя состоявшимся предпринимателем?

— И да, и нет. Да, если «состоявшийся» воспринимать как синоним другого слова — самодостаточность. Нет, если под данным термином подразумевать зрелость бизнеса. Потому что в ноябре 2018 года, когда в селе Крым Мясниковского района Ростовской области заработал завод пресс-форм, началась новая страница моей биографии. До этого в регионе существовала компания «Пластфактор», зарегистрированная в далёком 1995 году. Первоначально она специализировалась на производстве подошв и обувной фурнитуры. В 2012 году мы перепрофилировали бизнес и стали выпускать модульные напольные покрытия из специального ПВХ. С запуском Ростовского завода пресс-форм стала формироваться группа компаний. Она, согласно нашей стратегии, в ближайшие пять лет вырастет в специализированный холдинг, в структуре которого будет уже шесть-семь предприятий: их деятельностью станут выпуск напольных покрытий и стройматериалов, переработка пластмассы, металлообработка и так далее. К пониманию того, каким должен быть бизнес, я шёл 25 лет. Четверть века — хороший срок для того, чтобы жить, набивать шишки, осознать этот опыт и выбрать, в итоге, единственно верный путь.

— Достижение какого именно показателя важнее всего для вас? Как, если коротко, достигать поставленной цели?

— Главный показатель, на который ориентируемся, это выручка. С 2014 года она стабильно растёт, в среднем на 20 процентов в год. К сожалению, этот рост не был равномерным. Например, в 2015-м, по сравнению с 2014 годом, прирост превысил 30 процентов, а в 2016 и 2017 годах выручка была примерно на одном уровне (около 310 миллионов рублей). Мы проанализировали эту ситуацию, поняли, что больше внимания надо уделять продвижению продукции, усилению коммерческой службы, каналов продаж, главный из которых — наш сайт. Мы модернизировали его, сделали более современным и функциональным. Стали теснее общаться с дизайнерами, проектировщиками, архитекторами. Не пропускаем ни одной строительной выставки, как в Москве, так и в регионах. И, знаете, дело пошло. Первый квартал этого года показывает по ООО «Пластфактор» очень хорошую динамику. Если так пойдёт и дальше, то в этом году у нас будет прорыв по выручке. Показатель, на который мы пока ориентируемся, это 416 миллионов рублей по итогам 12 месяцев 2019 года. Как достигать? Да работать надо.

— Какие ресурсы были наиболее важны для начала своего дела?

— Всегда есть три дефицитных ресурса: время, деньги и люди. Времени никогда не хватает. Но даже если бы его было в избытке, без денег и людей ты не сможешь построить серьёзный бизнес. Если будут только время и деньги, то создать что-то исключительно для себя можно, но опять же вряд ли это будет что-то, заслуживающее внимание общественности. Даже для того, чтобы открыть торговую палатку, киоск или иметь лоток на рынке, нужна команда. Для одних это — семья, для других — друзья. Я, например, начинал с простой торговли вместе со своим старшим братом. В лихие девяностые ездили по сёлам, скупали и перепродавали мясо. Затем торговали деталями на ростовском радиорынке. После превратились в цеховиков, делали подошвы для обуви на станках «собственного сочинения». Но когда наш очень маленький бизнес начал расти, нам пришлось нанимать людей. А рост и спрос тогда был колоссальный, поскольку за Ростовом закрепилась слава обувной столицы Юга.

Так что люди — это, пожалуй, самый главный ресурс. Когда есть настоящая команда, те, кому ты доверяешь, как себе, на кого можешь положиться, то можно многое успеть. И такие люди у нас сейчас есть. Иначе я не смог бы развивать в Ростове производства, общая площадь которых сейчас превышает восемь тысяч квадратных метров. Кстати, на двух предприятиях у нас, в общей сложности, работает около 100 человек.

— Какие стадии проходил бизнес и вы лично в своем развитии? Какими были самые сложные и ответственные моменты?

— Мой личный рост — это путь из обычных торговцев во владельцы бизнеса. Я продавал радиодетали, фасовал шиповник, делал подошвы в гараже, а затем арендовал более крупные площади, например, на бывшей мебельной фабрике Ростова, на подшипниковом заводе. В середине 2017 года купил завод по выпуску металлопластикового профиля в селе Крым и перенёс туда производство напольных покрытий. В ноябре прошлого года открыл здесь и производство технически сложной пресс-формы. Она делается по индивидуальным заказам от производителей различных пластмассовых изделий. География поставок — вся Россия. Мощность завода сейчас, на первом этапе, составляет шесть-десять пресс-форм в месяц, но в дальнейшем будет увеличиваться.

История моего бизнеса началась в 1995 году, когда в Ростове было зарегистрировано ООО «Пластфактор». За два десятилетия микрофирма по производству обувных подошв выросла в предприятие малого бизнеса по изготовлению напольных покрытий из ПВХ и пресс-форм. За последние пять лет выручка компании увеличилась в полтора раза: со 192 миллионов рублей в 2013 году до 342 миллионов рублей в минувшем. С прошлого года, как я уже говорил, стала формироваться промышленная группа. Пока в ней только два производства. Кстати, на базе нашего нового завода развивается одно российско-китайское СП (по выпуску пресс-форм для литья изделий из пластмасс под давлением) и готовится к запуску второе (по серийному выпуску автофильтров). Оно также будет зарегистрировано в Мясниковском районе. На его запуск нам потребуется около 10 миллионов рублей — деньги на закупку оборудования и необходимых расходных материалов для первой партии фильтров. Начнём с воздушных фильтров для всех видов автотранспорта с постепенным расширением ассортимента, вплоть до фильтрующих систем промышленного назначения.

Естественно, объём инвестиций постоянно будет расти. В своей стратегии мы зафиксировали вложения в действующие и новые производства вплоть до 2025 года — порядка 400-500 миллионов рублей в общей сложности. Это будут собственные средства, нас и наших партнёров, а также заёмные. Также рассчитываем на участие в различных программах поддержки.

— Что вас более всего привлекает в предпринима­тельстве?

— Личная самореализация, управленческая независимость, желание создавать и развивать новые производства и даже целые направления бизнеса.

Осадок от «проклятых капиталистов»

— А отталкивает?

— Если человек выдаёт за предпринимательство деятельность, которая такой не является. Например, торговля на «Форексе» или майнинг криптовалют. Ко мне поступали предложения такого рода: «У тебя на производстве есть энергетические мощности. Давай поставим здесь майнинговую ферму, и будешь по-тихому зарабатывать». Отказал. По мне, это совершенно бесполезная для общества деятельность. Лучше и честнее продавать носки с лотка на рынке. Кстати, такой микробизнес, при нормальной стратегии, можно превратить в большой и успешный.

— Какие три первых прилагательных приходят вам в голову при слове «предприниматель»?

— У меня таких определений больше. Умный, позитивный, целеустремлённый, перспективный, способный приносить пользу людям, менять к лучшему жизнь и окружающий мир. Иначе, при всего трёх прилагательных, портрет выходит какой-то ограниченный.

— Оцените уровень доверия в обществе к профессии «предприниматель». С каким отношением к предпринимательству вы лично сталкиваетесь?

— С различным. Например, когда мы с братом наняли первых людей, стали такими классическими работодателями, наша бабушка (человек старой закалки) посмотрела и отреагировала жёстко. В сердцах она выдала словосочетание, которое в цензурном варианте звучит как «капиталисты проклятые». Мы постарались перевести всё в шутку. Я в ответ даже рассмеялся. Однако осадок остался. Столь нелестное мнение у близкого, любимого, родного человека. Мы потом старались доказать, что и капитализм может быть человеческим. Мой старший брат уже давно не в бизнесе. А я всё продолжаю убеждать окружение. За двоих.

Ещё я сталкивался с потребительским отношением. Причем со стороны одного из своих партнёров. У нас с братом был товарищ. Мы вместе начинали «Пластфактор». И он, на правах соучредителя, стал вынимать деньги из бизнеса на личные нужды. Хотя сам при этом не так уж много времени уделял его развитию. Мы говорили: потерпи, давай разовьемся, станем на ноги. Не помогало. В итоге выкупили его долю и расстались.

— Отличается ли отношение к людям, которые занимаются предпринимательством в сфере малого и среднего бизнеса, от отношения к крупным предпринимателям?

— Не знаю, как для других людей, но для меня лично не имеет значения масштаб бизнеса. Единственное, что для меня имеет значение, это то, чем именно бизнес полезен обществу. И вполне возможно, что вклад небольшой фирмы по производству салфеток или тетрадей, хлебопекарни или сапожной мастерской для меня окажется более важным, чем труд нефтяной корпорации.

С другой стороны, крупные бизнесы тоже разные. Если производство было создано с чистого листа и доросло до компании федерального значения с собственным узнаваемым брендом, с выручкой от двух миллиардов рублей, то это — достойный пример настоящего предпринимательства. Если же компания перешла из госсобственности в частную, но при этом продолжает успешно существовать на госзаказах, не заботясь о маркетинге, диверсификации и поиске новых ниш, то, скажите мне, какое же это предпринимательство?

— Какие каналы в наибольшей степени влияют на ваше представление о том, что такое предпринимательство?

— Интернет-издания, социальные сети и печатные СМИ. Намного реже — телевидение, времени на которое практически нет.

Состоявшийся образ

— Есть ли среди ваших друзей и знакомых люди с опытом предпринимательства? Насколько успешен этот опыт?

— Такие знакомые, конечно же, есть. Это, например, Вячеслав Морозов, учредитель компании NAIS, специализирующейся на производстве промышленного весового оборудования, или Олег Ной, соучредитель ООО «Ростагросервис», которое занимается производством агронавигаторов по собственным разработкам. Обе компании работают в Ростове-на-Дону, и весьма успешно.

— Есть ли в регионе примеры для подражания в предпринимательстве?

— Сколько угодно. Причём во всех сферах бизнеса: малом, среднем, крупном. Особенно радует, что в Ростовской области, на Юге, есть предприятия, которые практически с нуля выросли в компании федерального уровня, их бренды известны далеко за пределами домашних регионов. Это, например, «Глория Джинс», «Аква Дон», «Элис», «Белый Медведь», «Коровка из Кореновки», ПКФ «Маяк» и другие. В основном это производители продуктов питания и одежды. К сожалению, среди высокотехнологичных компаний таких примеров намного меньше. Но потенциал есть и у них.

— С какого момента можно говорить о том, что предприниматель состоялся?

— Когда выполнена его личная стратегия как владельца компании, а его делом занимаются достойные продолжатели. В идеале — его собственные дети.

«Отпугивает страх потерять всё»

— Какие благоприятные и неблагоприятные факторы для предпринимательской деятельности есть, на ваш взгляд, в Ростовской области?

— Самый благоприятный фактор — это то, что в регионе есть возможности для развития собственного дела. Как говорится, было бы желание. Правда, далеко не все могут рискнуть и заняться своим делом. На мой взгляд, отпугивает страх потерять всё, если предприятие прогорит, вплоть до квартиры и прочего имущества. Ещё хуже, если из-за краха бизнеса пострадают и другие люди: сотрудники, их семьи. Наёмным менеджером быть намного проще и спокойнее: меньше головной боли, намного ниже уровень ответственности. Потеряешь работу — найдёшь другую. Но это ничто в сравнении с риском предпринимателя. И те, кто не боится, рискует и в итоге выигрывает — большие молодцы.

Теперь о том, что напрягает. Периодически приходится испытывать давление со стороны госструктур, различных контролирующих органов. Это — единственный, на мой взгляд, сдерживающий фактор. И случаи, когда начинают «кошмарить бизнес», задалбывать проверками, к сожалению, нередки.

— По вашему мнению, участвует ли малый и средний бизнес в развитии региона?

— Бизнес, безусловно, участвует и в экономической жизни региона (налоги, формирование ВРП и так далее), и в социальной. Например, компания «Кондитерские изделия Морозова» строит детские площадки, структуры группы «Агроком» управляют парком Революции, реконструируют улицы, строят спортивные объекты. Примеров на самом деле много.

— Как вы считаете, какую роль играют местные государственные чиновники в развитии частного предпринимательства?

— Есть чиновники, которые действительно заинтересованы в развитии бизнеса. Например, это люди, работающие в администрации Мясниковского района, которые оказывают нам, как одному из крупных налогоплательщиков, всестороннюю поддержку. Нам помогают минэкономразвития региона. Министр экономического развития Ростовской области Максим Папушенко приезжал на завод, вникал в текущие проблемы и подсказывал, что и как надо делать. В том числе и для получения льготных средств на дофинансирование проекта. Кроме того, мы постоянно взаимодействуем и с нечиновничьей структурой — "Агентством инвестиционного развития Ростовской области". Оно, в частности, поддержало нас при создании российско-китайского предприятия.

Если говорить в общем, то в регионе формируется экосистема поддержки малого бизнеса, развиваются соответствующие институты (агентства, фонды), начинающие предприниматели получают гранты. Всё это, естественно, делает возможность заниматься предпринимательством более интересной и перспективной.

— Как успешнее вовлекать граждан в предпринимательство? Как эффективнее помогать тем, кто уже этим занимается?

— Во-первых, надо больше рассказывать о положительном предпринимательском опыте. Он — мотивирует. Делать это можно как через публикации в СМИ, так и при помощи различных деловых клубов и встреч.

Во-вторых, развивать институт наставничества. Когда зрелые, состоявшиеся бизнесмены сопровождают тех, кто только начинает развивать собственное дело. В Ростовской области и Краснодарском крае такие попытки уже есть. Однако говорить о наставничестве как развитой системе, на мой взгляд, ещё рано.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...