Форум не для слабонервных

569
11 минут
Форум не для слабонервных

XII международного сочинского форума могло не быть, если бы федеральные каналы добросовестно показывали накануне сюжеты о смерчах на побережье. Однако мероприятие состоялось, федеральный центр объявил на нём курс на ожесточение конкуренции. Это плохая новость для слабых предприятий и регионов, которые, в отличие от компаний, не закроешь ввиду неэффективности

Если бы за три дня до мероприятия по федеральным каналам начали показывать сюжеты о смерчах, вырванных деревьях, сорванных крышах, подтоплениях в Лазаревском, Лоо, а затем и в самом Сочи, то к 27 сентября в этот район стягивались бы не тысячи бизнесменов, а добровольцы-спасатели. Однако таких сюжетов по федеральным каналам не было. И это — ответ тем злопыхателям, которые говорили, что Москва постепенно отворачивается от форума. Нет, этот форум нужен: именно здесь сегодня определяются отношения с регионами, которые традиционно — главные герои этого мероприятия.

Эмоциональный фон
Местные жители рассказывают, что до Сочи стихия добралась в среду — за день до того, как форум начал официально принимать гостей. Утро среды началось мелким дождиком, а часа в два грянул ливень с градом. Таксист, который нас вёз в отель, уверяет, что движение во всём городе замерло в течение пяти минут. В этот день мир узнал о том, что сочинская ливневая канализация никуда не годится. В зоне подтопления оказались несколько посёлков (Мирный, Кудепста и другие), все подземные переходы, новый аэропорт. Издание Gazeta.ru выпустило материал, обыграв в заголовке образное название вышедшей из берегов реки Херота (ударение, кстати, на второй слог), пересекающей Адлер. Нам рассказывали, что ветер швырял деревья на автомобили, а в ночь перед форумом кубанские чиновники чуть ли не своими руками творили чудеса на улицах города. И, наконец, за два часа до пленарного заседания, на котором должен был выступать премьер Дмитрий Медведев, служба ФСО всё ещё сомневалась, давать ли разрешение на открытие — дул сильнейший ветер, были опасения, что шатры, вмещающие стенды регионов-участников, упадут на премьера. Форум, как мы знаем, открыли, но вот это ощущение — того, что разговор об инвестициях ведётся тогда, когда впору сидеть по домам — сохранялось на протяжении всего мероприятия.

Особенности новой площадки
У сочинского мероприятия в этом году всё в порядке с показателями. Организаторы говорят, что форум посетило более девяти тысяч человек — почти на две тысячи больше, чем в прошлом году. Большую роль сыграло то, что мероприятие проходило на новой площадке — в Ледовом дворце ещё не законченного Олимпийского парка. Эта территория несоизмеримо больше той компактной, но рваной площадки перед Зимним театром в Сочи, на которой раньше базировалось мероприятие, — поэтому участники, размазанные тонким слоем по этому пространству, ощущения массовки не создавали.
Отдельно нужно сказать о внутреннем пространстве Ледового дворца — оно таково, что могло бы легко лечь в основу компьютерной игры-«бродилки»: четыре этажа, включая подземный, огромное количество лифтов, лестничных пролётов, служебных помещений и специальных секторов, о существовании которых можно узнать, лишь заблудившись. Схемы этого помещения на сайте мероприятия не было, как не было и инструкций о том, как вообще добраться до Олимпийского парка. После общения с обслуживающим персоналом возникало ощущение, что схема этого овального здания просто утеряна. Для полноты картины недостаёт одной детали — на крыльце дворца сотовая связь переставала работать. Внутри у вас уже не было никаких шансов. Говорят, что там брал «МегаФон», предлагавший абонентам других сетей воспользоваться его услугами. Освоить инструкцию о том, как это сделать, на бегу было просто нереально. Лейтмотив первого дня мероприятия за фуршетными столами в ожидании концерта группы Scorpions — сорванные встречи.
А группа не подкачала, концерт шёл на открытой площадке, мы стояли метрах в ста от места, где заканчивалась толпа слушателей, — и каждый аккорд мощной воздушной волной бил нам в грудь. Возможно, это было испытание аппаратуры — что ж, хорошая аппаратура, мощная.

Трудные времена

Премьер Дмитрий Медведев предрёк на пленарном заседании трудные времена, напомнил о необходимости государству и предприятиям поработать над своей эффективностью. «Государство должно начинать с себя», — сказал он, имея в виду заморозку тарифов для госмонополий. Тезисы о необходимости сократить влияние государства на экономику, однако, вполне могли восприниматься как тезисы о самоустранении государства из инвестиционного процесса. Ведь в последнюю пятилетку многие регионы везут на форум проекты, у которых может быть всего один инвестор, — федеральный бюджет. Но окончание олимпийских строек, похоже, ознаменовывает новый этап, когда на государство как инвестора особенно рассчитывать не приходится. Глава Сбербанка Герман Греф, чьими деловыми завтраками форум открывается уже который год подряд, исключительно точно попал в тему: «Мегапроекты: инвестиции или...? Где граница?» За этим многоточием скрывается, конечно, всё то, что бизнесмены обобщают словом «неэффективность» — доказательству деловой неэффективности мегапроектов во многом и был посвящён весьма представительный деловой завтрак. Медведев же несколько раз давал пас регионам — заявив, например, что жёсткое решение по тарифам нужно обернуть им на пользу, — иначе неясно, зачем вообще было идти на это. Вопрос о том, какие инструменты развития сегодня есть у регионов, как теперь им двигаться дальше, действительно стал, пожалуй, главным на дискуссионных площадках форума.

Удочка для территорий
Уповать регионам, видимо, нужно на инвестиционный стандарт, который сегодня активно внедряет Агентство стратегических инициатив, — правда, этот процесс завершён лишь в 10 субъектах из 81, с которыми ведётся работа. За этот стандарт в конце года регионы станут отчитываться лично перед президентом Владимиром Путиным. Как это будет происходить, пока можно только догадываться. Так, первым из пятнадцати пунктов стандарта идёт принятие инвестиционной стратегии — ни в одном из субъектов, например, СКФО подобных документов пока нет. Там же оговаривается создание советов по улучшению инвестклимата, промышленных парков, специализированных структур для работы с инвесторами и т.д. Нельзя назвать тему привлечения инвестиций совсем новой, однако предыдущие десять лет регионы сами выбирали степень погружённости в тему. А повсеместное внедрение инвестиционного стандарта впервые обязывает субъекты заниматься отношениями с бизнесом системно и с совершенно другой степенью близости. «Подготовка инвестиционных стратегий связана с определёнными сложностями, — признаёт генеральный директор АСИ Андрей Никитин. — Нельзя нанять московскую компанию, чтобы она написала очередной документ. Реально стратегия действует тогда, когда она базируется на кадровом и научном потенциале тех, кто работает в регионе». Принципиальным критерием внедрения стандарта является обратная связь с бизнесом — получается, что именно предприниматели решают, соответствует ли территория инвестиционному стандарту и удобно ли им вести здесь дела. В то же время исполнение лишь одного или даже нескольких пунктов стандарта делу не поможет — деятельность по привлечению инвестиций должна представлять собой систему из взаимосвязанных шагов в сфере законодательства, администрирования, общественных коммуникаций, финансов и т.д. Стандарт, по сути, — это комплекс инструментов для развития и решения проблем, с которыми сталкивается любой инвестор. Например, имея структуру по работе с инвесторами, нужно понимать, с помощью каких льгот конкурировать за предприятия, на какие площадки их приглашать, за какие деньги эти площадки оборудовать, на каком основании деньги выделять.

Но к самому стандарту возникло несколько усложняющих картину комментариев.

«Вес каждого индикатора предлагаемого стандарта в разных регионах может быть разным, — заявил глава Дагестана Рамазан Абдулатипов. — Речь не идёт даже о внедрении, нужно создать условия для внедрения этого стандарта. Следующее: у меня на первом месте выступает фактор безопасности. В стандарте этого нет. Как бы я ни старался, я не смогу повлиять на фактор безопасности, потому что у меня в руках нет никаких рычагов, благодаря которым я мог бы обеспечить безопасность региона и безопасность жизни и деятельности предпринимателей».

Губернатор Красноярского края Лев Кузнецов подчеркнул, что регионы изначально находятся в неравной конкурентной ситуации: «За Урал никто и не смотрит, поскольку инвесторам нужны рынки сбыта. Поэтому инвестиционный стандарт должен быть адаптирован к особенностям регионов. Здесь первый шаг — за федеральным центром. Регионы находятся в разных стартовых позициях. Поэтому, мне кажется, линейно действовать нельзя».

Работа по стандартизации наверняка будет продолжена. Дмитрий Медведев обещает в ближайшем будущем появление стандарта по развитию конкуренции. А президент Татарстана Рустам Минниханов рассказывает, что его регион, изучив китайский опыт, разработал стандарт работы с инвесторами для своих муниципалитетов. В Китае, оказывается, каждый муниципалитет создаёт индустриальные парки. «Мы вот 29 уже создали — будем создавать ещё», — говорит Минниханов. У регионов, которые только ступили на этот путь, ещё очень много работы. А между тем можно посмотреть, каких результатов добиваются территории, которые уже много лет заняты этой деятельностью.

Контракты
Если судить по двум ключевым территориям ЮФО, урожай контрактов также состоялся. Причём Краснодарский край и Ростовская область наглядно подтвердили тренды, которые мы сформулировали по итогам своего исследования инвестпроектов — регионы находятся в противофазе: Кубань замедляется, впрочем, пока не теряя лидерства, а Дон — ускоряется.

По итогам работы форума делегацией Краснодарского края подписано 243 соглашения на общую сумму 331,6 млрд рублей. Это лишь на одно соглашение и на 12 млрд рублей меньше, чем в прошлом году. Два самых ярких проекта Кубани в этом году — порт Тамань, мощность которого должна вырасти до 90 млн тонн, и туристическая зона «Лагонаки». Горнолыжный курорт, который станет частью мегапроекта «Курорты Северного Кавказа», впервые предстал со всей наглядностью — на маленьких автодорогах выставленного в павильоне Краснодарского края макета даже ездили крохотные автомобильчики. В рамках первого этапа на территории Апшеронского района планируется развитие двух горнолыжных деревень с установкой верхних станций горнолыжных подъёмников на территории биосферного полигона Кавказского государственного природного биосферного заповедника и на северных склонах Лагонакского хребта. На этой же территории планируется выделить площади для коммерческой застройки. Планируется, что на первом этапе единовременная ёмкость курорта составит около 20 тысяч человек, в том числе в средствах размещения — 7 тысяч человек.

У Ростовской области урожай рекордный — соглашения и меморандумы, которые подписал регион, составили 233 млрд рублей. Для сравнения, год назад регион заключил в Сочи соглашений на 38 млрд рублей — рост в шесть раз. Нужно, правда, оговорить, что 179 млрд пришлось на одно соглашение — с Внеш­экономбанком. Документ, подписанный губернатором Василием Голубевым и председателем ВЭБа Владимиром Дмитриевым, оговаривает план совместных мероприятий по реализации 34 инвестиционных проектов в период 2013–18 годов. Понятно, что такие соглашения если и подписываются, то раз в несколько лет. Впрочем, некоторые соглашения — со Сбербанком, «Роснефтью», «Газпромом», «Россетями» — вовсе формально не оговаривают объёма инвестиций, но наверняка будут их предполагать. Вообще, практика заключения соглашений со столь крупными институциональными игроками — новая и перспективная для Ростовской области тема. Краснодарский край освоил её уже довольно давно.

Вторым регионом ЮФО, который подписал на форуме соглашение с ВЭБом, стала Астраханская область — это соглашение оговаривает 21 проект на сумму более 30 млрд рублей. Помимо этого, с ООО «Скай Пойнт» подписано соглашение о намерениях реализовать прецедентный для юга России проект по созданию на территории Астраханской области современной межрегиональной авиационно-транспортной системы стоимостью 60 млрд рублей.

Судьба слабых
Губернаторы в дискуссии с премьером фактически указали на самый слабый пункт декларируемой сегодня, правой по своему замыслу, экономической политики — что делать со слабыми территориями. Некоторые из них не только слабы, но ещё и «турбулентны» — глава Дагестана проводил отдельную панельную дискуссию, посвящённую таким территориям. Ключевое его высказывание: «Федеральные структуры не готовы к нашим преобразованиям, мы не можем на них влиять, а они работают так же, как в ситуации глубокого кризиса — мы же хотим выбрать модель развития». Достаточно ли в случае с отстающими территориями дать удочку в виде двух страничек инвестиционного стандарта? Нужно понимать, что на местах невозможно решить проблему дисбаланса в развитии регионов — а на Юге он наибольший. В Чечне и Ингушетии, например, имеющих безработицу на уровне 20–30%, тезис о том, что кому-то, возможно, придётся поменять работу, звучит несколько иначе, чем в Ростовской области и на Кубани. И невидимая рука конкуренции тут не только не поможет решить проблему дисбалансов, но и запустит её ещё больше — это один из ключевых рисков заявленной экономической политики.
  • Комментарии
Загрузка комментариев...