Искушение нефтяной иглой

109
3 минуты
Редакционая статья

Борьба группы «Сумма» и госкомпании «Транснефть» за контроль над Новороссийским портом — это не просто корпоративный конфликт с политическим подтекстом. Сюжет вокруг НМТП напрямую связан с одной из главных новых тенденций в экономике юга России — усилением нефтегазового сектора. Победа «Транснефти» над «Суммой», видевшей главной точкой роста в Новороссийске развитие контейнерного направления, скорее всего, означает, что основной акцент в крупнейшем российском порту теперь будет сделан на углеводороды. Впрочем, в совокупном объёме грузов, идущих через НМТП, они и так занимают львиную долю.

Впервые мы явственно зафиксировали указанный тренд в прошлогоднем исследовании крупнейших компаний ЮФО — оказалось, что по итогам 2011 года нефтегазовая отрасль в Южном округе росла практически вдвое быстрее, чем промышленность в целом. С нефтегазовым сектором так или иначе связаны уже 6 из 10 крупнейших компаний ЮФО, а в общем объёме реализации 250 крупнейших отрасль занимает более 15% — и это далеко не предел. Недавно стартовавшая добыча нефти на Каспийском шельфе только выходит на проектную мощность (а в более далёкой перспективе маячат разработки месторождений на Азово-Черноморском шельфе). Завершается модернизация ряда южных НПЗ и запланировано строительство нескольких новых. В январе подписано постановление правительства о расширении Новороссийского порта под нужды перевалки нефтепродуктов. И это лишь наиболее крупные проекты.

Наблюдать структурные изменения, или макротренды, воочию — большая удача для исследователя: такие процессы зачастую нельзя «потрогать руками». Другое дело — жить в эпоху перемен. Нефтегазовый сектор для экономики юга России, столпами которой являются торговля, сельское хозяйство и туризм, на первый взгляд, представляется инородным телом, несущим угрозу для традиционных отраслей. Именно таков подтекст многочисленных «зелёных» протестов последних лет, направленных против строительства в курортных зонах опасных производств. Конечно, современные технологии позволяют создавать такие производства с максимальной безопасностью, но едва ли стоит считать обычное представление о несовместимости туризма и нефти стереотипом, от которого надо поскорее избавиться.

Помимо очевидных экологических рисков, ускоренное развитие нефтегазового сектора чревато ещё одной серьёзной проблемой. Структурная перестройка экономики с акцентом на ТЭК и смежные отрасли неминуемо ведёт к изменению правил игры между региональной властью и бизнес-сообществом. Когда основные инвестиции в регион приходятся на столь тяжеловесную отрасль, как нефтегазовая, остальные могут претендовать лишь на вспомогательный статус. Разумеется, такая картина — это слишком большое упрощение, но и возможности «расцвета всех цветов» при явном преобладании ТЭК существенно сокращаются. Тем более в ситуации, когда структура экономики региона, по оценке ряда экспертов, например, главы крупнейшего южного банка «Центр-инвест» Василия Высокова, едва ли не идеально сбалансирована. Во всяком случае, раньше Юг лишь косвенно испытывал общероссийские проблемы, связанные с «сырьевой иглой», и благодаря высокой степени диверсификации экономики смог быстро преодолеть последний кризис.

Не стоит забывать и о социальных рисках, которые неизбежно несут с собой нефть и газ. В первую очередь это слом традиционной структуры занятости, который при активном развитии ТЭК и смежных отраслей неизбежен. Кто останется работать на земле и в небольших городах, если крупные мегаполисы благодаря потоку нефтедолларов открывают совсем другое пространство возможностей? Впрочем, нефть и газ не следует считать «сырьевым проклятием» конкретной территории, но для тех, кто отвечает за её экономическую политику, это прежде всего большая ответственность. Экономика Юга сегодня явно стоит перед новым вызовом, и от того, насколько адекватный ответ будет на него найден, зависит жизнь региона на несколько десятилетий вперёд.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...