Конфликт вокруг СЗАО «СКВО» как пример неудавшегося захвата

932
7 минут
Конфликт вокруг СЗАО «СКВО» как пример неудавшегося захвата

//фото предоставлено СЗАО «СКВО»

Недавняя попытка завладеть активами сельхозпредприятия СЗАО «СКВО» в Ростовской области — яркий пример так называемого недружественного поглощения по типовой рейдерской схеме, о которой интересно будет узнать собственникам многих похожих хозяйств.

Южно-российские земли, богатые и плодородные — ценный актив, особенно в нынешние времена, когда интенсивное развитие сельского хозяйства становится одним из важнейших приоритетов для страны в целом. Процесс укрупнения участков землепользователей в таких условиях — вещь сама собой разумеющаяся, но далеко не всегда он проходит гладко. В отдельных случаях к используемым методам возникают вопросы по крайней мере морально-этического, если не юридического плана. Одна из таких историй разворачивается сейчас прямо на наших глазах: целью, тем самым активом, который привлек к себе внимание, в данном случае стало сельскохозяйственное предприятие СЗАО «СКВО» в Зерноградском районе Ростовской области.

Хозяйство получило такое имя неспроста — в 1930-х и позже здесь, в коммуне, созданной на базе помещичьих и казачьих имений, выращивали верховых лошадей для офицеров РККА. Коммуна получила наименование «Реввоенсовет СКВО», а позже стала колхозом «Военсовет СКВО». Со временем коневодство стало не столь актуальным, и хозяйство сконцентрировалось на более традиционных направлениях. В непростые времена перестройки, в 1989 году, его возглавил Владимир Михайлович Касьяненко, инженер-электрик, который к тому моменту был уважаемым специалистом, руководителем энергетического комплекса предприятия. 

Благодаря его руководству СЗАО «СКВО» удалось избежать развала и глубокого упадка в пост-советский период. Уже в начале 2000-х предприятие стало одним из крупнейших и бурно развивающихся в Зерноградском районе, демонстрируя прекрасные показатели урожайности и производительности по животноводческому сектору. Поступательное и уверенное развитие продолжалось, но в 2015 году Владимир Касьяненко в результате тяжелой болезни умер, не оставив завещания. И тут выяснилось, что желающих заполучить активы успешного предприятия в свое распоряжение хватает, и этот круг, судя по всему, не ограничивается законными наследниками.

«Воевать» на самом деле есть из-за чего. СЗАО «СКВО» выращивает пшеницу, ячмень, горох, кукурузу и подсолнечник, а также занимается животноводством: выращивает свиней и содержит стадо КРС, производя молоко. Посевная площадь — порядка 16 тыс. га пашни, что дает более 40 тыс. тонн зерновых и зернобобовых, более 7 тыс. тонн других культур. Мало того, предприятие — крупный в региональном масштабе экспортер зерновых. Такой актив интересен многим, но чтобы ввязаться в борьбу за него, нужен был повод. И он нашелся.

Руководитель СЗАО «СКВО» Владимир Михайлович Касьяненко был женат дважды, и оба брака принесли ему детей (вопросы кровного родства мы намеренно оставим за кадром, так как считаем их обсуждение не вполне этичным). Денис Касьяненко и Анна Касьяненко наряду с супругой их отца Еленой Касьяненко были правомочными наследниками руководителя предприятия.

Как рассказала Анна Касьяненко, угрозы и требования «отдать» предприятие стали поступать еще до ухода из жизни Владимира Михайловича, когда стало понятно, что его здоровье серьезно подорвано. Продолжились они и после его смерти. «Мы всерьез опасались за свою жизнь, и я приняла решение отказаться от своей доли наследства в пользу матери, так же поступил и Денис, — говорит Анна Касьяненко. — При этом он получил гарантии материальной компенсации за отказ от доли. Однако впоследствии, судя по всему, попав под влияние лиц, которые заинтересованы в захвате СЗАО «СКВО» всеми правдами и неправдами, он посчитал, что это решение было ошибочным, и решил его денонсировать. Очевидно, в лице брата эти люди нашли канал воздействия на ситуацию с целью получения контроля над предприятием».

62.JPG

//фото предоставлено СЗАО «СКВО»

По словам Анны Касьяненко, которая возглавила СЗАО «СКВО» через 9 дней после смерти отца решением акционеров, с тех пор давление на семью не ослабевает. Его пути различны. Активно используется «силовой» канал — в отношении Анны и ее матери Елены, а также других людей, связанных с решением вопросов перехода прав собственности на активы семьи, пытались возбудить уголовные дела по обвинению в мошенничестве и злоупотреблении полномочиями. Не так давно, 8 августа 2019 года, следственное управление СК РФ по Ростовской области, отказало в возбуждении уголовного дела по простой и понятной причине — за отсутствием состава преступления.

По информации некоторых СМИ, в активах предприятия заинтересованы собственники концерна «Покровский». Однако связаться с представителями компании пока не удалось, поэтому подтвердить или опровергнуть эту информацию пока не представляется возможным.

Однако решение проблем в правовом поле — не единственный инструмент воздействия на ситуацию, к которому прибегли желающие смены собственника и управленческой команды успешного предприятия. Вокруг СЗАО «СКВО» развернулась настоящая информационная баталия. Стали появляться публикации и видеоролики, в которых нынешний руководитель Анна Касьяненко преподносилась как непрофессионал, цель которого — извлечение максимально возможного дохода, невзирая на перспективы приведения предприятия в полный упадок.

В этом контексте интересно взглянуть на некоторые цифры, которые демонстрирует СЗАО «СКВО». Это официальные данные, предоставленные предприятием в СМИ. Так, за период 2015-2018 гг. в развитие растениеводства было инвестировано более 703 млн рублей, а в животноводческое направление — более 836 млн. За это же время было закуплено техники на 533 млн рублей (это 62 единицы автотранспорта, 19 тракторов, 11 комбайнов и многое другое). Конечно, на эти цифры можно сказать — именно под видом закупок с использованием серых схем из предприятий часто выводятся деньги. Но как в таком случае объяснить рост продуктивности хозяйства? Ведь его и в спокойных условиях развития обеспечить непросто, чего уж говорить о сложных ситуациях.

ф135.jpg

//фото предоставлено СЗАО «СКВО»

И тем не менее, если в 2015 году поголовье КРС в хозяйстве составляло 1260, то в 2018 году оно превысило 2000 голов, а на текущий момент составляет 2510 голов, из которых 1281 — коровы. Среднесуточный надой молока, который в 2015 году составлял 11 тонн, теперь на уровне 30 тонн. Для пополнения стада трижды закупались высокопродуктивные нетели из США, Германии и Дании — на эти цели было потрачено более 4 млн долларов. При этом кадровый состав предприятия вырос на 10% (сегодня здесь трудится порядка 480 человек), а их средняя зарплата — с 24,1 до 34,9 тыс. рублей по итогам 2018 года; ожидается, что в текущем году показатель составит 36,3 тыс. рублей. Что интересно, представленные цифры — это не «средняя температура по больнице», когда руководитель устанавливает себе огромную зарплату, а рядовые работники не знают, чем сегодня пообедать. Так, операторы машинного доения в июне текущего года получили не менее 36,6 тыс. рублей — это немало даже по меркам большого города. Вывод можно сделать простой и понятный — предприятие инвестирует в свое развитие и наращивает показатели. Несмотря на очевидный ущерб, который складывающаяся ситуация наносит. Этот ущерб, кстати, также имеет вполне конкретное выражение.

Чтобы не потерять земли в обработке из-за выкупа их сторонними лицами, руководством предприятия было принято решение о реализации инвестиционной программы по расширению собственного земельного банка и закупки земли у пайщиков.

На эти цели пришлось выделить дополнительные средства из оборота, оценочно — более 100 млн рублей. Для обеспечения выкупа земель можно было воспользоваться двумя путями. Первый — реализовать часть полученного урожая, но по невыгодным в начале сезона ценам, второй — привлечь банковский инвестиционный кредит, что, конечно, куда более предпочтительно. «Но из-за волны «черного пиара» в СМИ при получении кредита мы столкнулись с проблемами. Банки затягивают согласования, откладывают заседания кредитного комитета, выставляют неприемлемые условия. Плюс к этому, необходимость выкупа земель заставляет сокращать финансирование программ модернизации производства, а имиджевые и репутационные потери влекут осложнения при развитии деловых контактов и наращивании кадрового потенциала», — говорит Анна Касьяненко.

Хочется верить, что ситуация с СЗАО «СКВО» так или иначе в ближайшем будущем разрешится, и предприятие сможет продолжить развитие. Попытка уголовного преследования руководства не принесла ожидаемого эффекта, но кто знает, какие еще ходы могут быть предприняты. Между тем, очевидно, что репутационные издержки в данном случае несет не только СЗАО «СКВО», но и весь регион в целом.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...