«Настроение, наше и бизнеса, определяет сдержанный оптимизм»

1741
8 минут

Эксперты отмечают, что ситуация в экономике к концу года пришла к относительной стабилизации. О том, как ведёт себя бизнес, как складываются его отношения с финансовыми институтами, насколько активно  компании используют кредитные возможности, рассказал директор среднего бизнеса Альфа-Банка  в Ростове-на-Дону Андрей Костин

«Настроение, наше и бизнеса, определяет сдержанный оптимизм»

Как вы оцениваете события и предварительные итоги 2020 года для ваших клиентов и самого банка? Как, по вашим оценкам, бизнес пережил время ограничений, есть ли у него ресурсы для работы и развития в новых условиях?

— Год, безусловно, был нелёгким, сложностей — и банкам, и предпринимателям — доставил много.

Если говорить о нас, то, по ощущениям, мы прошли эти сложности легче, чем предполагали в марте, в связи с тем, что бизнес — средний и малый — начал закрываться в апреле месяце, в связи с ограничительными мерами. 

У нас много клиентов, которые занимаются ресторанным бизнесом, логистикой, туризмом, работают в сфере услуг, — словом, есть представители всех пострадавших отраслей. Но, видимо, наши клиенты имеют очень хороший запас прочности. Ни один из них не прекратил свою деятельность раз и навсегда. Где-то люди уходили в вынужденные отпуска, мы отмечали, что движения денег по счетам компании не было, и, как банк, несколько просели в части РКО. Но как только в июне-июле начались послабления, эти компании достаточно быстро восстановили свою операционную деятельность. Мы это фиксируем по оборотам, по счетам, по суммам операций. То есть восстановление бизнеса пошло быстрее, чем мы предполагали.

— С чем вы это связываете?

— Видимо, клиенты быстро поняли, что переждать не получится, «как раньше» не будет, надо перестраивать бизнес с учётом текущих реалий, потому что теперь нам с этим жить. Многие переформатировали свою деятельность, скорректировали операционные расходы. Некоторые начали работу или увеличили долю онлайн-бизнеса. Например, многие наши клиенты, занятые в общепите, перешли на доставку. То есть, все те же блюда можно было заказать на дом по телефону или интернету, либо приобрести на вынос. И после отмены жёстких ограничений они сохранили эту форму работы.

В среднем корпоративном бизнесе практически все смогли своевременно перестроиться, использовать внутренние источники накоплений и сохранить своё дело и команду.

— Можно говорить о том, что бизнес восстановился после коронавирусного шока?

— Восстановление происходит, но происходит разными темпами. Кто-то отыграл падение уже во втором-третьем квартале, кто-то только сейчас восстановил объёмы деятельности.

Все ждали, что будет осенью. И — нужно отдать должное нашему правительству — жёстких ограничений нет. Найден баланс между противоковидными мерами и экономикой.

Мы и сами в банке проводим очень жёсткие санитарные мероприятия: санитайзеры, маски, регулярная дезинфекция помещений, онлайн-планёрки/совещания. Это дополнительная нагрузка, но требованиями безопасности пренебрегать нельзя.

— Во многих сферах говорят о росте онлайн-составляющей в бизнесе, вы тоже упоминали этот тренд, говоря о сфере общепита. Как выросла доля онлайн-услуг в вашей деятельности?

— Наш банк — очень технологичный банк, и у нас один из самых высоких уровней цифровизации в банковской сфере, что подтверждают награды и признания экспертных агентств. Уже сегодня до 98 процентов операций клиенты банка (и физлица, и юрлица) могут выполнять, не обращаясь в офис.

Ещё до пандемии мы запустили ряд дистанционных сервисов, которые позволяют клиентам не приходить в отделения банка. Например, бизнес может даже кредит получить в мобильном приложении и там же подписать всю необходимую документацию. Мы также ввели услугу открытия счёта онлайн. Мы как банк это протестировали в период самоизоляции и понимаем, как это правильно организовать и как идентифицировать клиента, подтверждать документами. И теперь готовы делиться этим опытом.

Кроме этого, мы устанавливаем клиентам интернет-эквайринг — это означает, что люди занялись реализацией продукции через онлайн-каналы. Есть запрос на торговые терминалы эквайринга. То есть налицо запрос от бизнеса на рост онлайн-каналов.

Сейчас внедряется и, думаю, к концу года уже будет установлена система, дающая возможность расчётов по QR-кодам.

Но, несмотря на бурное развитие цифровизации и онлайн-сервисов, бизнес так устроен, что ему необходимо живое общение. Мы вкладываем много ресурсов в развитие этих направлений, но с ослаблением ограничений клиенты хотят общаться с банком «вживую».

— Насколько повлияли на состояние бизнеса совместные с банками инициативы государства? Принимал ли Альфа-Банк участие в госпрограммах поддержки предпринимателей?

— Госпрограммы по поддержке предприятий, которые были введены, помогли сохранить бизнес и рабочие места. Альфа-Банк подключился к инициативам государства в числе первых. В период пандемии и посткарантинный период мы предоставляли компаниям кредитные каникулы, проводили реструктуризации, разрабатывали в конкретных случаях собственные предложения для клиентов, чтобы не допустить выход компаний на просрочку и сохранить качество портфеля. По запросам клиентов мы проводили снижение процентных ставок, и в этом очень своевременно помогло снижение ключевой ставки ЦБ.

Для поддержания численности сотрудников мы в соответствии с государственными программами поддержки предоставляли компаниям кредиты под 0 процентов на выплату зарплат в размере МРОТ на срок до 6 месяцев.

А в начале мая стали действовать дополнительные меры поддержки бизнеса, и компаниям предложили заём на возобновление деятельности по ставке в 2 процента. При условии сохранения численности сотрудников до 90 процентов до апреля 2021 года задолженность может быть списана. Эта мера также была востребована бизнесом.

— Какая часть ваших клиентов всё же не смогла справиться с трудностями и начала процедуру банкротства?

— Во время ограничений мы столкнулись всего с одним случаем банкротства, и то вызван он был системными проблемами, которые возникли и начали накапливаться задолго до коронакризиса. Кризис просто послужил пусковым механизмом.

Та же ситуация и с просрочкой — у нас, например, она всего 0,3 процента от всего кредитного портфеля среднего бизнеса. Это говорит о том, что бизнес имеет достаточно крепкий фундамент, накопил «запас прочности».

— Есть ли среди предоставленных банком за это время кредитов займы на инвестиционные цели?

— Инвестиционная активность стала чуть ниже. Это закономерно. Сначала собственник хочет понять перспективы, новые рыночные механизмы: как это всё будет развиваться. Тем не менее, запрос на инвестпроекты есть и, несмотря на пандемию, мы предоставляем инвесткредиты. Так, в июле мы предоставили одному клиенту на инвестиционный проект (строительство промышленного объекта) довольно крупную сумму, был крупный кредит на инвестиционные цели в августе, и сейчас есть заявки в работе на такие кредиты. Это и строительные проекты, и приобретение современного оборудования, и реконструкция действующих сооружений.

— Насколько ужесточились в связи с ситуацией требования банка к заёмщикам?

— Требования изменились незначительно. Мы стали смотреть дополнительно на некоторые финансовые показатели, которые раньше учитывали в меньшей степени. Например, соотношение динамики выручки и динамики запасов, чтобы понять, есть ли у компании затоваривание относительно роста или падения деятельности. То есть добавились дополнительные критерии, позволяющие оценить динамику за последний период. Да, требования действительно стали чуть жёстче, но не критично.

— Насколько велика в вашем портфеле доля клиентов-субъектов ВЭД? Сократилось ли их число в период ограничений?

— У клиентов-субъектов ВЭД в начальный период ограничений появились объективные проблемы, связанные с логистикой, но они были решены. Можно говорить о том, что из-за эпидемии компании не прекратили торговать со своими партнёрами и искать новых за рубежом.

Мы работаем в том регионе, который экспортоориентирован, как минимум, в сельхозпродукции. У нас много компаний, которые занимаются экспортом зерновых. Несмотря на сложности, которые сейчас появляются с введением квотирования на определённые виды продукции и ограничения объёмов, которые могут быть отгружены, количество экспортёров в Ростовской области очень существенное. С половиной из них мы уже работаем, а с другой находимся в процессе установления отношений. Не менее 30 процентов нашего операционного портфеля приходится на ВЭД.

Это направление, развитию которого мы уделяем особое внимание. У нас сильный отдел экспертов по ВЭД. Мы работаем по принципу, согласно которому у каждого клиента есть свой закреплённый менеджер не только в клиентском, но и в валютном отделе, который помогает клиенту вести ВЭД, консультирует его по условиям договоров, срокам, указываемым в документах, процедурным требованиям, чтобы компания по незнанию или невнимательности не попала в нарушители валютного законодательства. Например, есть опция — напоминание за несколько дней о том или ином событии: платеже, сроке предоставления документа и прочем. Причём компания сама указывает, кому из сотрудников должны приходить напоминания, чтобы не допустить нарушений по срокам.

— Каковы ваши планы по завершению года? Как они были скорректированы в связи с коронакризисом? Как можно охарактеризовать ваше настроение на перспективу?

— К концу года, хоть времени осталось совсем мало, мы планируем ещё прирасти в кредитном портфеле. Уже за 10 месяцев текущего года у нас по среднему бизнесу прирост составил порядка 20 процентов. И мы планируем ещё прирасти до конца года на 10–15 процентов.

Очевидно, что это не за счёт роста бизнеса в целом — скорее за счёт передела рынка между банками и нашей политики взаимоотношений с клиентами.

По поводу корректировки планов могу сказать, что мы составили трёхгодичный план и с наступлением пандемии корректив в него не вносили.

В соответствии с ситуацией мы переформатировали свою деятельность, часть сотрудников перевели на дистанционную работу, по многим направлениям получилось создать такие условия, что люди могут работать как в офисе, так и дома, без ущерба для результатов деятельности. Мы не сокращали сотрудников, не закрыли ни один офис, продолжали работать. Разве что в паре офисов сократили рабочий день, подстраиваясь под поток клиентов, но клиенты этого даже не почувствовали, на результатах деятельности это никак не отразилось.

Настроение можно назвать сдержанно оптимистичным. Понимаем, что меняться придётся, что работы будет много, но работа принесёт результаты. Если говорить о наших клиентах, они, естественно, смотрят в будущее с осторожностью, но пессимизма нет. Бизнес очень быстро подстраивается под текущую ситуацию. Все понимают, что работать надо, все видят перспективы и составляют планы на следующий год.

АО «Альфа-Банк». Генеральная лицензия Банка России № 1326 от 16 января 2015 г. На правах рекламы.

Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наши группы в Facebook и Одноклассниках, каналы в Telegram и на YouTube, наш Instagram, наше сообщество ВКонтакте.