Сохранить опережающий рост производства

198
8 минут
Елена Гриценко, Владимир Козлов

Ростовская область последние несколько лет имеет самую высокую динамику промышленного роста на Юге России. Несмотря на проблемы на отдельных предприятиях, устаревшую законодательную базу и плохую макроэкономическую конъюнктуру, регион может сохранить опережающие темпы роста.

Промышленность Ростовской области в прошлом году выросла на 4,9%, для сравнения, в Краснодарском крае рост составил 2,6%, в Ставропольском крае – 0,6%, в среднем по России – 1,7%. Вопрос о том, насколько реально сохранение опережающих темпов, стал основным на круглом столе, проведенном «Экспертом Юг» в партнерстве с медиацентром «МедиаС» и агентством «РБК-Ростов».Кризис обострил проблемы, давно существующие в промышленности Ростовской области. В их числе – зависимость от импорта, зависимость от госзаказа, устаревшая законодательная база. Власти региона пока не считают ситуацию «слишком пессимистичной», но признают необходимость оперативных и четких действий по каждому конкретному предприятию.

Реальные угрозы


Сегодня в Ростовской области работают 8 тыс. 887 предприятий промышленного сектора, на которых сосредоточено 27,1% основных фондов и занято около 16,4% трудоспособного населения. Однако, по данным аналитиков «Альпари», около половины уже сейчас находятся на грани закрытия или банкротства. «Ряд производственных мощностей, в том числе градообразующих, уже остановлен, — утверждает директор «Альпари-Юг» Юлия Харитонова. — За 2014год число занятых в промышленном секторе сократилось на 5,4% в обрабатывающих производствах и на 9,4% – секторе в добычи полезных ископаемых. В 2015 году эта тенденция найдет свое подтверждение — рост числа безработных в данном секторе может увеличиться в два-три раза».

По словам начальника управления промышленности минпромэнерго области Андрея Фролова, отслеживают ситуацию на 200 системообразующих предприятиях. На некоторых из них ситуация сегодня оставляет желать лучшего.

Так, в конце января перешел на четырехдневную рабочую неделю таганрогский завод «Красный котельщик», который входит в состав энергомашиностроительного концерна ОАО «Силовые машины». Причиной этого на предприятии назвали падение спроса на продукцию предприятия. По словам Андрея Фролова, в прошлом году объем производства на заводе действительно упал в связи с ситуацией на Украине, для которой «Красный котельщик» ранее производил тепловые станции. В итоге предприятие выполнило заказов на 3,7 млрд рублей. Однако есть основания для оптимизма – в этом году портфель заказов завода сформирован на 7 млрд рублей, и с начала апреля «Красный котельщик» планирует вернуться к обычному графику работы.

Сложнее выглядит ситуация на другом промышленном гиганте – Новочеркасском электровозостроительном заводе. С начала февраля НЭВЗ работает в ограниченном режиме, а все дальнейшие планы зависят от инвестиционной программы единственного заказчика – ОАО «РЖД», с которым у предприятия до сих пор не заключен контракт на этот год. По предварительным прогнозам НЭВЗ в 2015 году может сократить объемы производства примерно в 1,5 раза. По словам Андрея Фролова , речь может идти о 350-370 секциях при произведенных в прошлом году рекордных за всю историю завода 570.

«Мы можем произвести много, но мы полностью зависим от РЖД, – говорит пресс-секретарь завода Людмила Оберкович. – Предварительный заказ на этот год составляет 334 секции, но даже об этом мы сегодня не можем с уверенностью говорить, поскольку контракт еще не заключен». Сейчас судьба контракта НЭВЗ с РЖД обсуждается на уровне федеральных властей. По одной из версий, контракт железнодорожники не заключают в связи с тем, что продукция НЭВЗа подорожала после падения рубля — импортные комплектующие занимают заметную долю в себестоимости электровозов — сейчас предприятие активно реализует программу импортозамещения, суть которой — поиск отечественных аналогов.

Еще более тревожное положение у Ростовского завода гражданской авиации (РЗГА №412), который из-за отсутствия заказов оказался на грани закрытия. По словам генерального директора предприятия Мухадина К облева, в ближайшее время на заводе возможны массовые сокращения – об этом уже объявлено сотрудникам, общая численность которых составляет человек. «Решение будет принято в течение месяца. Наш рабочий цикл сейчас прерван, мы не получаем заказов с ноября прошлого года», – уточнил руководитель предприятия. По его словам, завод ремонтирует самолеты АН-26 и ТУ-134, которые сегодня используются, в основном, государственными и силовыми структурами – предприятие, фактически, полностью зависит гособоронзаказа.

Сложности с получение заказов РЗГА-412 объясняются не только нынешней «узкопрофильностью» предприятия, но и неопределенностью перспектив взлетно-посадочной полосы ростовского аэропорта – есть вероятность ее закрытия в связи со строительством Южного хаба. «На отремонтированные самолеты предусмотрено два года гарантийных обязательств. Если мы заключим новые контракты в 2016 году, то в связи с закрытием ВПП не сможем выполнить свои обязательства», — пояснил гендиректор авиаремзавода.

С прошлого года РЗГА №412 начало рассматривать возможность хотя бы частичного перепрофилирования – в частности, оказания сервисных услуг для современных гражданских самолетов, а также ремонта вертолетов МИ-8. Правда, сейчас в России ремонтом МИ-8 уже занимаются порядка 25 предприятий.

Не вполне реальная поддержка


Тем временем слово «импортозамещение», успевшее прижиться в российском лексиконе, понемногу приобретает конкретное значение. В Частности, «Ростсельмаш» объявил о запуске программы, в рамках которой предполагает найти отечественные альтернативы зарубежным поставщикам оборудования. Сегодня компания готова рассмотреть «любые серьезные предложения по изготовлению и поставке комплектующих для выпускаемых предприятием сельскохозяйственных машин». Заинтересованных поставщиков при этом сразу предупреждают о «повышенных требованиях», которые «Ростсельмаш» предъявляет к своим партнерам. Если программа будет реализована, «Ростсельмаш» сможет заметно снизить себестоимость своей продукции — сегодня около 60% комплектующих приобретается за рубежом.

Вторая проблема, которую предстоит решить – это реализация сельхозтехники. По словам зампредседателя Законодательного собрания области Сергея Михалева, в кризисных условиях здесь тоже необходима поддержка федеральных властей – например, в кризис 2008 года «Ростсельмашу» со сбытом продукции сельхозтехники, помогли именно на федеральном уровне. «Тогда упала реализация и спрос, «Ростсельмаш» был затоварен и были приняты оперативные решения по сбыту этой продукции — запущены программы агролизинга и субсидии на покупку отечественной техники. Сегодня я таких программ не вижу», – констатировал Сергей Михалев.

Сейчас в Правительстве РФ разработан список из 199 системообразующих предприятий. В него вошли, в частности, «Ростсельмаш», кубанские «Агрокомплекс» и ЗАО «Тандер», «Ставропольский бройлер», волгоградские «Волгограднефтемаш» и «Никохим», а также ряд крупных федеральных холдингов, ключевые предприятия которых расположены в ЮФО и СКФО. Была озвучена и цифра – 50 млрд рублей, которые планируется направить на поддержку этих предприятий. На этом конкретика закончилась – когда именно отдельные предприятия «из списка» получат помощь, и в чем именно она будет заключаться, пока неясно.

Кластерный оптимизм


Что касается регионального уровня, то здесь подходы к промышленной политике тоже необходимо пересматривать, считает Сергей Михалев. В Ростовской области есть своя Концепция развития промышленной отрасли до 2020 года, принятая в 2011 году. «Этот документ не содержит тех целевых показателей, которых от нас требует время, – сказал зампредседателя регионального Заксобрания. — Сейчас краеугольным камнем для промышленности становится такой показатель, как производительность труда, а мы в нашей концепции опираемся на отгрузку продукции и индекс промышленного производства. В этой части концепцию необходимо пересмотреть в соответствии с новыми вызовами и потребностями, чтобы сохранить те темпы, которые показывает промышленность Ростовской области».

С этим отчасти согласны и в региональном минпромэнерго. «Естественно, эта доктрина разрабатывалась в других экономических условиях, с тех пор изменилась не только экономическая ситуация, но и законодательная база. Подписан закон о промышленной политике РФ, который должен вступить в силу летом этого года. В соответствии с ним разрабавыется и региональный закон», – пояснил Андрей Фролов. По его словам, актуализированный документ планируется вынести на общественные слушания уже в июне этого года.

Надежды на рост региональной промышленности связаны с развитием промышленных кластеров. Некоторые из них уже сегодня приобретают достаточно конкретные очертания. В частности, запущена первая очередь (сборочное производство) станкостроительного кластера (якорное предприятие – российско-чешское ООО «МТЕ КОВОСВИТ МАС») в Азове, в планах на 2015 год, по словам Андрея Фролова – запуск второй очереди, предполагающей производство комплектующих (сейчас большая их часть производится в Чехии). В перспективе локализацию производства здесь предполагается довести до 90-93%. В городе Шахты на базе бывшего ЗАО «Дон-Текс» уже работает швейное производства «Донтекстиль» (БТК Групп). «В высокой степени готовности ткацкое и отделочное производства, они должны заработать в этом году», – уточнил Фролов. Продолжается создание вертолетного кластера – сейчас завершается передача земли «Роствертолу», в ближайшее время будет объявлен тендер на выбор проектной организации. В этом году планируется вложить в проект 600 млн рублей. Первым объектом вертолетного кластера станет лётно-испытательная станция (объем инвестиций – 4,3 млрд рублей), затем будут создаваться сборочное производство (инвестиции составят 6 млрд рублей), а также центр сервисного обслуживания.

В целом, если посмотреть на структуру промышленного роста Ростовской области в 2014 году, то можно увидеть, что отрасли, представленные кластерами, росли. Их наличие — несомненное конкурентное преимущество региона.
  • Комментарии
Загрузка комментариев...