62 65

Зрителя нужно готовить к современному искусству

ЭКСПЕРТ ЮГ №3 2022
2758
13 минут

Государственные музеи будут ключевыми исполнителями стратегии развития креативных индустрий, принятой в России. Директора Ростовского областного музея изобразительных искусств (РОМИИ) Светлану Крузе называют одним из самых прогрессивных госуправленцев в культурной сфере региона

Зрителя нужно готовить к современному искусству

Директор Ростовского областного музея изобразительных искусств Светлана Крузе//Фото: предоставлено автором
Поделиться

Ростовский областной музей изобразительных искусств (РОМИИ) хранит в своих постоянно пополняющихся фондах более шести тысяч произведений. Среди жемчужин коллекции работы Коровина, Брюлова, Рубенса, Айвазовского. В залах музея ежегодно проходят десятки выставок. Директор РОМИИ Светлана Крузе рассказывает о том, почему зритель должен быть готов к встрече с искусством, о важности научной работы и о том, почему в Ростове больше не проводят биеннале.

Светлана Крузе — личность яркая, творческая. Её сложно представить в обычном директорском кресле, как сложно и представить без него. Она преподаёт, занимается реставрационными работами, участвует в общественных объединениях, придумывает выставочные проекты и реализует их. Мы встретились со Светланой в рамках проекта «Созидатели Юга: лидеры креативных индустрий», реализуемого при поддержке Фонда культурных инициатив и КБ «Центр-инвест».

Елена Крузе1.jpg

Поделиться

— Какими показателями, на ваш взгляд, измеряется успешность выставочного проекта?

— Основные критерии для нас — это количество выставок, посещаемость и финансовый доход. Так называемый план, прямо как в советские времена. Такой план есть у каждого музея Ростовской области,а доводится он до руководителей через нашего учредителя — министерство культуры Ростовской области. Именно сверху определяются показатели государственного задания, согласно которым нас финансируют.

Мне, как человеку творческому, конечно, хотелось бы немного расширить или изменить показатели успешности деятельности музея и любого выставочного проекта. Я считаю, что такая составляющая, как научная деятельность, сейчас упускается, и я в своё время поднимала этот вопрос. Уверена, что такой критерий необходим, потому что любая выставка — это научная работа, результат которой — каталог выставки, печатная продукция, работа искусствоведов, статьи, возможно, атрибуция — это важные составляющие успешности, которые, к сожалению, сегодня не то что не учитываются, а повсеместно забываются.

Иногда при подготовке финансовой части проекта возникает вопрос: «А зачем вам нужен каталог?» И тут приходится разъяснять — выставка рано или поздно закроется, и чуть ли не единственным её эхом останется именно каталог. Поэтому крупные выставочные проекты мы стараемся каталогизировать. Взять выставку Айвазовского, один из моих любимых проектов, мы делали его в 2017 году при участии Краснодарского и Таганрогского музеев. Мы были инициаторами, получили деньги из областного бюджета и подготовили очень интересную выставку, результатом которой стал каталог с приветственными словами, научными статьями и фотографиями полотен с краткими аннотациями.

Из большого количества печатной продукции я бы выделила два каталога, которые пользовались особой популярностью. Первый — это бело-красный в полоску каталог Биеннале современного искусства 2010 года, я тогда была председателем оргкомитета. И второй — «Ростов-2012», это был даже не каталог, а именно издание, приуроченное к фестивалю современного искусства и посвящённое неформальному искусству Ростова, тому, о чём раньше не писали. Отмечу, что это издание разошлось сразу же. У меня не осталось ни одного экземпляра, и, к сожалению, предпечатного макета. Причём люди были готовы купить его за любые деньги. «Макаронка» потом организовала выпуск хорошего подобного издания, но это уже было позже.

РОМИИ.jpg

Поделиться

Ростовский областной музей изобразительных искусств//Фото: topgid.net

Спонсоры, Коровин и другие жемчужины РОМИИ

— Сегодня учреждению культуры сложно обойтись без дополнительных финансовых вложений. Что необходимо для привлечения инвесторов и благотворителей?

— Наверное, менять менталитет. Тут не надо никого заставлять, в данном случае должны выстраиваться взаимоотношения не на уровне зависимости, а на уровне равного партнёрства. Раньше говорили о том, что бизнесу мешает налоговая система, сейчас уже нет. Но я не могу сказать, что ситуация развернулась в благоприятную для нас сторону. Часть наших выставочных проектов финансируется из бюджетных средств. Например, в этом году будет реализована интересная выставка, посвящённая Петру Первому. К его 350-летию мы инициировали проект «Образ Петра I в произведениях художников», в реализацию которого, помимо нас, вовлечены ещё три музея, входящие в ассамблею петровских музеев — Старочеркасский, Таганрогский художественный и Азовский. В экспозицию войдут произведения из наших фондов, но основу проекта составят работы художников XXI века.

— А где вы будете искать работы современных художников?

— В ростовском отделении Союза художников России и среди представителей Творческого союза художников. Ростовское отделение Союза художников — одно из самых больших в стране, это третья по численности региональная организация Союза.

— Как вы взаимодействуете с союзом?

— Во-первых, у нас есть совместные выставочные проекты. Союз располагает собственной площадкой, на базе которой проходят совместные и персональные выставки. Кроме того, художники часто преподносят в дар произведения искусства, пополняющие фонды музея. Согласно концепции формирования музейной коллекции, у нас есть и произведения западной Европы, и русское искусство, и отечественное искусство, и, в частности, донское. И, конечно, такими работами мы стараемся заполнять определённые «лакуны», пробелы в нашем коллекционном бюджете, если можно так сказать.

— Как строится работа со спонсорами? Вы их находите или они сами приходят?

— Сами не приходят. Мы их ищем. Хотя… У нас есть опыт сотрудничества с Фора-банком — филиалом московского банка, здание которого расположено рядом со зданием музея на Пушкинской. Управляющий ростовским отделением сам предложил свою помощь, она была единовременной, но существенной, благодаря ей мы реализовали совместный проект с музеем Пушкина, посвящённый детскому портрету в русском искусстве. Конечно, хотелось бы, чтобы всё это было на более регулярной основе, мы — региональный музей, и, в отличие от столичных, спонсоры к нам в очереди не стоят.

И нужно сказать, что у нас есть и постоянный партнёр — банк «Центр-инвест». Они ведь не только спонсируют выставки, но и ежегодно оплачивают посещение школьниками постоянной экспозиции, включающей русское и зарубежное искусство. Пожалуй, наше сотрудничество можно назвать социальным проектом. Спонсорство — значимая для развития музея форма поддержки; я иногда волнуюсь, что все может закончиться, но сотрудничество музея и банка продолжается. К примеру, в 2020 году при поддержке «Центр-инвеста» был профинансирован выставочный проект, посвящённый творчеству Коровина, а в этом году выставку известного художника нам пришлось реализовывать из собственных средств.

— А в нашем музее есть Коровин? А какие ещё жемчужины есть в закромах музея?

— Конечно, у нас девять произведений Коровина. Сейчас они находятся в фондах, но периодически мы вводим часть работ в экспозицию. Одна из моих любимых в коллекции — «Розы». Другие жемчужины? Это Айвазовский, которого мы с трудом отдаём для экспонирования в другие музеи. Делимся разве что с нашими давними партнёрами, например, с Краснодарским музеем. У нас очень хорошая коллекция древнерусского искусства — иконопись, представленная на Пушкинской. Одна из икон — «Спас Вседержитель» — подписная, её автор — известный иконописец Баканов. Ценной представляется ещё одна подписная икона — «Царь царей» Чулимова, 1829 года. В разделе русского искусства интересны парсуны и аристократические портреты XVIII века. Помимо этого — небольшая картина Брюллова, передвижники, Мария Дилон, прекрасная русская женщина-скульптор. Если мы говорим о западной Европе, то западноевропейскую экспозицию украшает полотно Рубенса «Сусанна и старцы», а также малые голландцы.

Экспозиции РОМИИ.jpg

Поделиться

Экспозиция РОМИИ//Фото: сайт музея

Музыка цвета и линий и почему ростовчане потеряли биеннале

— Какой из ваших выставочных проектов за последние пять лет был самым востребованным у зрителей?

— Вообще-то мне бы хотелось назвать тот проект, который нравился лично мне, — это, например, выставка, посвящённая русскому натюрморту из коллекции краснодарского коллекционера Новиченко. Кстати, её действительно посетило много людей. Абсолютно благотворительный проект... Какое счастье, что у нас есть такие меценаты-коллекционеры, которые могут давать для экспонирования предметы из собственного собрания совершенно бесплатно…

Не могу не отметить целую серию проектов из коллекции Марка и Павла Башмаковых. Павел Башмаков, человек глубоко погружённый в искусство и племянник известного учёного и коллекционера Марка Башмакова, организовывает выставки не только в Эрмитаже, но и в региональных музеях. Благодаря им мы поэтапно реализовывали выставки художников Парижской школы, Пикассо, Шагала, Дали и Кандинского. Весь проект обычно занимал несколько этажей: пространственно и концептуально он был разбит на несколько залов. В одном или двух были представлены произведения искусства: графика, живопись. Если это Дали, то к графическим листам были добавлены работы декоративно-прикладного искусства, а последний зал был наполнен мультимедийной составляющей — музыкальным 3d-проектом. Не все музеи допускают такой мультимедийный формат, но выставки с использованием виртуальной реальности приобретают всё большую популярность.

— Есть ли у нас в регионе культурное сообщество? Про Союз художников все понятно, хотя мне он почему-то не кажется сообществом...

— Конечно же, это сообщество! Профессиональное сообщество, негосударственная организация. Даже если мы вернёмся к истории художественной жизни России начала XX столетия — все эти сообщества, а творческих объединений было много, были объединены не только уставом, но прежде всего общими интересами, единым концептуальным взглядом на искусство. Поэтому можно говорить о Союзе художников и об отдельных творческих объединениях — у нас есть группа «Мишкинские бугры», есть «Лебяжий яр»… А вот общества, которое объединяло бы искусствоведов, художников, литераторов, нет…

— А потребность в нём есть?

— Я думаю, есть, причём не столько у профессионалов, сколько у зрителя, которому не хватает культурного общения, креативного пространства. Сегодня таким пространством являются галерея «Ростов», «Макаронка» и Публичная библиотека, хочу их похвалить. Они как раз и объединяют художников, музыкантов, литераторов. Но сами при этом не являются сообществом, а предоставляют площадку для таких людей. Привлекая искусствоведов, художников, режиссеров, сотрудники библиотеки проводят фестивали современного искусства, несмотря на то, что всё это не часть их профессиональной деятельности…

— Сегодня вы бы замахнулись на биеннале?

— Нет, потому что я знаю, как это делается, это уже не креативная индустрия, это более высокий профессиональный уровень. В 2010 году мы были первым регионом в России, где состоялась биеннале современного искусства. Первым. И сделали это фактически без денег. Второй раз я уже не замахнулась, потому что в 2011 году у меня серьёзно заболела дочь, и в 2012-м я уехала её лечить в Германию. Тогда я поняла, что это очень сложный проект, для его реализации нужны увлечённые люди… Во время Первой биеннале я много в прессе читала что вот, отмыли деньги, ещё что-то. Хотя я за свой счёт приглашала основных кураторов, оплатила им проезд и проживание, например… Да, спасибо министерству культуры Ростовской области — они выделили 500 тысяч на каталог. Всё остальное — либо спонсорские деньги, либо собственный карман. Екатеринбург, Пермь, они уже после нас делали свои биеннале. Мы тогда вошли в пятёрку лучших региональных проектов 2010 года. Но это было очень сложно.

— А как было бы здорово возродить биеннале на донской земле. Это мог бы быть интересный международный проект.

— Ещё одна сложность — нехватка выставочных пространств. А это очень серьёзный вопрос. Для развития креативных индустрий в области изобразительного искусства выставочные пространства необходимы. Биеннале, фестивали — это не только люди, не только средства, это ещё и площадки. У нас появился Creative space (сейчас кластер С52. — «Эксперт ЮГ») — это интересно, но, на мой взгляд, не совсем соответствует понятию креативного пространства. Для реализации крупного выставочного проекта необходимы иные площади. Ведь Ростов — большой город, центр региона, и мы обязаны иметь крупные выставочные площади. К сожалению, Союз художников в своё время много чего потерял, недвижимость была оформлена неправильно. Одна из них — это выставочный зал на Береговой, его история имеет прямое отношение к объединению «Искусство или смерть», которые там выставлялись в 1989 году.

— Если мы говорим, что в Ростове нет больших выставочных площадей, то как вы справлялись в 2010 году?

— Тогда тоже была проблема с площадками. Я договаривалась с музеем на Шаумяна (Музей современного искусства на Дмитровский. — «Эксперт ЮГ»), с библиотекой, с краеведческим музеем, чтобы они поддержали инициативу, мы привлекли частную галерея «Вата». У нас в музее, в двух зданиях, был представлен основной совместный с ГЦСИ проект «Сеанс связи» (включал работы известных современных авторов — Шабельникова, Кошлякова, Кулика, Сокова и других). Концептуализм был выставлен на Шаумяна и в «Публичке». Но нам всё равно было мало. К счастью, Саввиди ещё не сделал свой кластер «Табачка», и это было совершенно свободное пространство, которое как раз-таки и стало основной и самой большой площадкой проекта. У нас, конечно, были радужные мечты, что ростовская биеннале будет проходить регулярно, как и принято, раз в два года. Но они так и остались мечтами. Стоит ли теперь это проводить? Не знаю…

ВЫСТАВКА «СТРАНИЦЫ ИЗ ИСТОРИИ ДОНСКОГО ИСКУССТВА. ЖИВОПИСЬ 1930-Х – 1950-Х ГОДОВ» В РОМИИ.jpg

Поделиться

Выставка «Страницы из истории донского искусства. живопись 1930-х – 1950-х годов» в РОМИИ//Фото: rostovchanka-media.ru

Зачем готовить зрителя к встрече с искусством

— Во всяком случае у региона есть потребность в подобных проектах. Неважно, как это будет называться, главное — консолидация административных, коммерческих и креативных ресурсов…

— Именно так. Потребность в таких проектах точно есть, как и в современном искусстве в целом. Другое дело, что зрителя к нему нужно готовить. Не всё, что делается современными художниками, понятно современному зрителю — контемпорари арт, например. Нужно развивать просветительскую деятельность. Одна из сотрудниц нашего музея читала авторский курс «А это искусство?», где рассказывала о том, что можно считать искусством, а что нет… Я же пришла в музей изобразительных искусств из музея современного искусства и сразу же решила, что необходимо работать на стыке современного и классического, чтобы привлечь молодёжь. Образовательный момент неизбежен и необходим.

У меня в практике были такие проекты, которые направлены именно на подготовленного зрителя. Так, недавно я выступала куратором проекта Юрия Фесенко, художника родом из Таганрога, который сейчас живёт в Москве. В Таганроге состоялась первая часть проекта «Личный город». В течение нескольких лет автор выстраивал сотни объектов с помощью снега, воды, песка и глины, а затем снимал их на пленку. Фотографии этих «саморазрушающихся» объектов стали первой частью проекта, реализованного в музее «Градостроительство и быт Таганрога». Следующую часть мы уже делали здесь — автор перевёл изобразительный язык фотографии в ряд знаков-прообразов будущего проекта. У нас на Чехова, на втором этаже, была выставка «Список ключей». Весь проект решён в манере дискурсивного диалога, поэтому посетители получали почтовые открытки, на каждой из которых был изображён один из знаков проекта. И зритель мог дать обратную связь посредством этой открытки, интерпретировав своё понимание и восприятие знака. Завершающая часть посвящена родному городу художника в виде сотканного ковра-оберега Таганрога, состоящего из символических знаков. Понимаете? Для адекватного восприятия такого проекта необходима определённая подготовленность зрителя.

— Что нужно для подготовки зрителя?

— Это вообще отдельная составляющая просветительского процесса. Тут нужна консолидация всех структур-подразделений, например, нашего музея как госучреждения, сообществ и частных галерей, творческого кластера, и необходимы сами люди, профессионалы, владеющие вопросами управления и координации. Без этого никак не обойтись. Вот сегодня попробуй сделать биеннале — возникнут сложности. Сейчас при Торгово-промышленной палате Ростовской области создан комитет по креативным индустриям, и я вхожу в этот комитет. Мы много общаемся, о многом уже начали говорить. И это только начало развития, потому что, насколько я поняла, правительство в этом году выделяет средства на реализацию школ креативных индустрий. По замыслу эти средства будут направлены в региональные министерства культуры. Но это исключительно бюджетные средства, соответственно, они не могут передаваться ни малому бизнесу, ни какому другому, но могут реализовываться через госучреждения. Есть интересные задумки, интересные проекты, но пока ещё только нащупываются шаги или попытки взаимосвязи власти, бизнеса, культурного сообщества, ещё маловато горизонтальных зацепок, составляющих этого процесса.

Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наше сообщество ВКонтакте, каналы в Telegram и на YouTube, наша группа в Одноклассниках .