74 83
«ЭКСПЕРТ ЮГ» в соцсетях:

Александр Полиди: «У бизнеса всего две модели развития в кризис»

1782
5 минут

Что делать с бизнесом в кризис и какая модель развития позволит быстро восстановиться, знает эксперт по стратегическому развитию, партнер консалтинговой компании «Арка Групп», заслуженный экономист Кубани Александр Полиди.

Александр Полиди: «У бизнеса всего две модели развития в кризис»

Что делать с бизнесом в кризис и какая модель развития позволит быстро восстановиться, знает эксперт по стратегическому развитию, партнер консалтинговой компании «Арка Групп», заслуженный экономист Кубани Александр Полиди.

— Как в кризис запланировать устойчивый рост?

— Его нужно планировать, четко понимая модель развития. Нынешний кризис многократно ускорил формирование двух возможных на сегодня бизнес-моделей. Первая модель – массовая – ориентирована на экономию на издержках, на предложенные широкому кругу потребителей товары или услуги, обладающие универсальными качествами и характеристиками по минимальной цене. Такая бизнес-модель будет работать на массовых рынках, которые восстановят спрос быстрее остальных.

Вторая бизнес модель соответствует высокой степени кастомизации. Это «заточка» товара или услуги под определённые предпочтения, ожидания, характеристики целевой группы потребителей. Ключевым фактором успеха здесь будут не издержки и низкая цена, а ценность.

В посткризисный период фактором развития будет следование одной из этих моделей.

— Может ли компания практиковать сразу две эти бизнес модели?

— Это вполне возможно. Возьмем, например, авиаперевозки. Одна авиакомпания может выполнять low-cost перевозки. Грубо говоря, авиакомпания «Победа» (входит в «Аэрофлот»), которая выполняет недорогие рейсы из точки «а» в точки «б». И здесь же есть «Аэрофлот», который предполагает премиальный продукт.

Эти две модели можно распространить и на ресторанный бизнес, где есть премиальный сегмент, а есть, допустим, другая ветка, предполагающая фаст-фуд на вынос.

А вот представители бизнеса, практикующие «среднюю модель» по цене и качеству, будут уходить с рынка.

— Вы назвали самые пострадавшие от кризиса рынки. На ваш взгляд, как его игроки преодолеют этот период?

— Потери будут. Причем наибольшие – в среднем ценовом сегменте. Он наиболее уязвим с точки зрения миграции спроса. Спрос легко отказывается от этого сегмента в сложный период. Но пока рано говорить о масштабах потерь. Здесь работает фактор времени. Если карантин закончится через неделю, спрос начнет восстанавливаться. Если через месяц – никто не знает, что будет. Это принципиально важно, так как издержки финансируются все равно, пусть и в усеченном виде.

Вообще бизнес, ориентированный на конечный потребительский спрос понесет потери. Но те, кто быстрее осознает поляризацию бизнес-моделей, восстановятся быстрее. Массовый сегмент консервативен и привычен.

— Но люди начинают экономить, отказывать себе в каких-то привычках. Понятно, что массовые сегменты бизнеса вроде «кофе на вынос» или «булочная за углом» пострадают сильнее всего…

— Да, это так. Но этот сегмент будет восстанавливаться также быстро. Отличительные его свойства – доступность, массовость, экономия на масштабе. Поэтому модель жизнеспособна. Также быстро восстановится и бизнес, который будет развиваться по второй, премиальной модели. Здесь фактор принятия решений не цена, а ценность. Здесь играет роль определенный консерватизм. Остаточный спрос присутствует в обеих этих моделях. А вот средняя ценовая модель будет очень уязвима. Те, кто будет экономить, придут к массовой модели. А те, кто сохранит покупательскую возможность, останется приверженцем премиального сегмента.

— Каково в целом настроение кубанского МСБ в нынешний кризис? Есть ли какая-то взаимовыручка?

На бытовом уровне легкая паника присутствует. Самый главный фактор – временной. Если бы все понимали, что это закончится в такие-то сроки, это была бы одна история. Но никто этого не может сказать. Отельный бизнес и индустрия развлечений в полном упадке. До 1 июня бронирование закрыто. Поэтому настроение упадническое.

Мы сейчас являемся свидетелями того, что эта ситуация в несколько раз ускорила те процессы, которые назревали сами. Чувство солидарности в бизнесе начинает крепнуть. Все понимают, что мы живем в единой системе. Арендодатель не заинтересован в отсутствии арендатора. Поэтому он не поднимает цены, чтобы не отпугнуть спрос. Экономическая логика возникает быстрее.

Также логично было бы ожидать стирание искусственно возведенных нерыночных барьеров. Если государство сделает правильные выводы, то все ограничения, которые применялись к бизнесу, сегодня есть прекрасная возможность урегулировать. Например, отдать бизнесу какие-то вещи на саморегулирование. Уровень зарегулированности бизнеса настолько всеобщий, что это бьет по любой сфере деятельности.

— В кризис бизнес все-таки просит поддержку у государства, которое является инициатором карантинных мер. Какие меры поддержки, помимо снижения уровня регуляции, должны быть внедрены?

— С точки зрения экономики было бы полезным снизить транзакционные издержки — все, что связано с регулированием. Издержки на проверки, администрирование, технические регламенты То, что у бизнеса забирает массу энергии. В период кризиса нужно снижение налогового бремени. Если этого не сделать, значит признать, что государство неэффективно работает с бизнесом. Я далек от мысли, что у нас, как в США, населению раздадут деньги для быстрого восстановления спроса. У нас пока нет тех возможностей, которые есть в развитых странах. Нет крепкой экономики.

Другие меры, наподобие дешевых кредитов – вторичны, они призваны латать дыры.

— Какие меры могут быть приняты на местном уровне?

— На местном уровне – такие же меры, включая льготы по местным видам налогов. Нужно ли докапитализировать какие-либо фонды? Да, безусловно. Но эти меры будут носить, как я уже говорил, локальный характер. К тому же надо четко понимать, какие отрасли следует спасать. Есть и те, кому хорошо. Активно формируют новый спрос на свои услуги, например, телекоммуникационные компании. Тот, кто почувствовал вкус удаленной работы, экономию на издержках, на коммуникации, больше не вернется к «ортодоксальным» формам работы. Сейчас формируется новый тип взаимоотношений с клиентами.

Однако говорить о том, что нынешняя ситуация кому-то помогла в бизнесе, не приходится. Сокращение спроса всеобщее. Даже те, кто в силу специфики деятельности, заработал на валютных курсах должен понимать, что этот заработок не на повышение эффективности. Это точечные конъюнктурные вещи, которые будут быстро отыграны, как только ситуация на рынке стабилизируется.

 

 

 

Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наши группы в Facebook и Одноклассниках, каналы в Telegram и на YouTube, наш Instagram, наше сообщество ВКонтакте.