«Газель» взяла курс на инжиниринг

5
10 минут
«Газель» взяла курс на инжиниринг

Компания «ЭКОС» — долгожитель на рынке очистки сточных вод: ей уже более 26 лет. За это время пройден путь от небольшого регионального производителя блочных станций очистки сточных вод под собственным брендом до крупного комплексного подрядчика, занимающегося реализацией «под ключ» проектов систем очистки стоков в масштабах города. При этом демонстрируемые «ЭКОСом» показатели роста позволили «Эксперту ЮГ» включить его в рейтинг «газелей» — а значит, компания непрерывно как минимум на протяжении 4 лет увеличивала свои обороты более чем на 30%. В портфеле проектов — не только отечественные, но и зарубежные проекты — работа в Саудовской Аравии, Чехии, Казахстане, что позволяет говорить об «ЭКОСе» как об экспортёре в технологической сфере, а это в известной мере уникальный случай для региональных компаний. К настоящему моменту общее число реализованных проектов перевалило за 450.

Одним из условий востребованности своих продуктов и комплексных решений на их базе в «ЭКОСе» считают постоянное совершенствование технологий оборудования: так, к примеру, проект разработанной ещё в 2009 году станции нового поколения «Мегаполис» с нулевой эмиссией стал базой для завершённого в 2014 строительства очистных сооружений в Сколково.

Александр Яковенко, генеральный директор компании, считает, что будущее — за концессионными подходами к реализации комплексных проектов. Поэтому компания уверенно движется в сторону комплексного инжиниринга, постепенно сокращая чисто производственную деятельность, полагаясь на силы партнёров. При этом не забывает о постоянной «работе над собой» — это даёт возможность проявлять гибкость и оперативность, которые «ЭКОС» считает одним из наиболее важных своих конкурентных преимуществ.

Поворот к инжинирингу

— Какова сегодняшняя динамика развития бизнеса? Как ощущается влияние кризиса?

—С наступлением кризиса наш сегмент рынка, конечно же, просел. Производимое нами оборудование, выполняемые работы и оказываемые услуги связаны, как правило, с инфраструктурными проектами и в большей своей массе — с бюджетным финансированием. С началом кризиса для многих проектов финансирование было приостановлено в связи с отсутствием достаточного количества денег в бюджетах. Однако, несмотря на такую ситуацию, падения выручки нашей компании за первое полугодие нынешнего года по сравнению с тем же периодом 2015-го не наблюдается, даже есть небольшой рост. Действительно, сокращается количество реализуемых проектов в нашей сфере в целом по стране, однако мы стараемся не упускать своих заказчиков.

— Развитию какого направления бизнеса вы склонны уделять больше внимания — производству оборудования или работе по комплексным проектам?

— Производство оборудования — это хорошо нами изученный и стабильный сегмент рынка. Здесь у нас практически нет непредвиденных расходов, поэтому экономика таких контрактов нам всегда понятна. Однако, как показывает опыт прошлых лет, рост данного направления ограничен. То есть, занимаясь только производством оборудования, компания не получит динамичного развития и роста. Этого можно добиться только с выходом на реализацию комплексных проектов, к чему мы и стремимся. Наша цель — стать на 100 процентов инжиниринговой компанией, обладающей должным опытом и набором передовых технологий в области очистки воды и стоков, компанией, управляющей проектом на протяжении всего цикла его реализации — от идеи и до положительных анализов очистки.

— Какие проекты вы ведёте?

— В нашем портфеле имеются такие реализованные объекты, как очистные сооружения для вахтовых посёлков строителей на объектах Олимпиады-2014 в Сочи, канализационные очистные сооружения ИЦ «Сколково», очистные сооружения канализации космодрома «Восточный». Это очень серьёзные проекты, работу над которыми непрофессионалам просто не доверили бы.

Многие проекты в нашей области зависят от государственного финансирования и решений, которые принимаются местными и региональными властями при выборе проектировщика, подрядчика по строительству и поставщика. И далеко не всегда эти решения, к сожалению, обусловлены качеством работы того или иного исполнителя — нужный результат в некоторых случаях не достигается. Мы же в процессе реализации задач делаем акцент именно на качестве и достижении нужного результата, будь то положительное заключение по проектной документации, либо положительные анализы очистки воды и стоков на выходе из наших станций очистки. Хочется верить, что уже в ближайшем будущем именно на эти факторы будут обращать большее внимание заказчики, и мы увеличим своё присутствие на рынке, как в масштабах России, так и за рубежом.

Экспорт экотехнологий

— Как развивается зарубежный сектор бизнеса компании?

— Очень успешно. На сегодняшний день нами полностью завершён проект по реконструкции и увеличению производительности на 100 тысяч кубометров в сутки Северной и Восточной станций очистных сооружений в городе Эр-Рияд, столице Саудовской Аравии. Уже подходит к завершению год гарантийной эксплуатации объекта. Качество очистки таково, что вся вода после очистки подается на сельхозпредприятия для полива. Получение нами этого контракта — это результат двухлетней работы (аравийцы не умеют быстро принимать решения). Мы стали первой российской компанией в королевстве, получившей генеральный подряд не в сфере атомной энергетики или нефтегазовой отрасли. Основной фактор, думаю, — это время, в течение которого ранее используемые европейские и американские технологии показали свою несостоятельность. Ну, и, конечно же, привлекательное ценовое предложение с нашей стороны — наши услуги обошлись им дешевле, чем в среднем стоят аналогичные работы от европейских или американских исполнителей, при этом результат оказался заметно лучше.

— Как меняется география зарубежной работы? Планируется ли развитие сети представительств?

— После завершения проекта в Саудовской Аравии у нас появились предложения от саудовской же Национальной водной компании, касающиеся реконструкции ещё нескольких объектов. Однако в стране после падения мировых цен на нефть не всё так хорошо с бюджетным финансированием, поэтому все новые проекты в настоящее время приостановлены. Но, помимо Саудовской Аравии, у нас есть предложения по работе в Индии и во Вьетнаме. При этом аравийский опыт работы показал, что лучше всего вести инжиниринг таких крупных объектов, кооперируясь с надежными местными партнёрами, которые возьмут на себя весь объём строительно-монтажных работ.

Конечно же, с ростом количества контрактов будет расти и сеть представительств за рубежом. Однако это не является самоцелью — всё-таки содержание представительств требует вложения немалых инвестиций, а значит, должно прежде всего оправдывать себя.

Преимущества собственной разработки

— Какова конкурентная обстановка на внутреннем рынке?

— Компаний в нашем секторе рынка довольно много, как и в других немонополизированных секторах экономики. Однако обеспечить гарантированный результат своей работы могут далеко не все. Тенденция такова, что каждое вновь образованное предприятие в нашем секторе стремится занять ту или иную нишу, представив новую технологию или просто заручившись поддержкой со стороны административного ресурса. Но, как показывает практика, для успешной работы на рынке этого недостаточно. Особенно, если вдруг выясняется, что построенные в рамках того или иного проекта очистные сооружения не работают должным образом...

— А каковы ваши конкурентные преимущества?

— Мы позиционируем себя не в качестве продавца фирменного оборудования собственной разработки, а скорее как партнёр заказчика в решении стоящей перед ним задачи. При этом мы гарантируем качество реализации проектов при оптимальной цене. Вот основные наши направления в конкурентной борьбе. Наверное, немаловажное значение имеет и то, что мы с уважением относимся к своим соперникам в этой борьбе, и если по воле случая «сталкиваемся лбами» в том или ином проекте, то ни в коем случае, ни при каких обстоятельствах не пользуемся грязными приёмами борьбы. К сожалению, такой позиции придерживаются далеко не все участники рынка.

Я бы сказал, что главные наши преимущества — это скорость принятия решения, сжатые сроки выполнения работ, качественный результат очистки и низкие затраты на последующую эксплуатацию построенных сооружений. Ну и, конечно, важный фактор — наши технологии очистки, некоторые из которых не имеют аналогов. Чем лучше работает оборудование, тем меньше можно сделать санитарно-защитную зону в месте его размещения — соответственно, проект требует меньших площадей для реализации. Так, например, нами выполнено строительство канализационных очистных сооружений (КОС) для ИЦ «Сколково» с санитарно-защитной зоной 80 метров, а в настоящее время получено положительное заключение по проекту КОС производительностью 50 тысяч кубометров в сутки в Геленджике, где санитарно-защитная зона сокращена до 18 метров. Эти решения являются безальтернативными для растущих городских территорий.

Стать гибким

— Как развивается внутренняя структура бизнеса? Какие задачи по «работе над собою» сейчас стоят перед вами?

— Как я говорил ранее, наша компания тяготеет к развитию инжиниринговых компетенций. В связи с этим уже сегодня мы постепенно уходим от собственного производства металлоконструкций из чёрного металла, привлекая к данным работам надёжного партнёра. При расширении рынка сбыта мы, возможно, вообще полностью откажемся от собственного производства, размещая его на площадках надёжных партнёров и оставляя за собой право авторского контроля и надзора за производственным процессом.

С расширением географии и развитием направления реализации комплексных проектов соответственно растёт и штат сотрудников. В связи с этим основное внимание уделяется выстраиванию чётко организованной команды, синхронно работающей на общий результат. Совершенству нет предела, поэтому мы постоянно работаем над всеми отделами, оттачивая их самостоятельную работу и взаимодействие с другими отделами. При этом мы ориентируемся на принципы такой интересной методики построения работы, как Agile.

— Если не ошибаюсь, это из области подходов к программированию?

— Совершенно верно, исторически методика Agile возникла именно в сфере информационных технологий, как подход к совместной разработке. В противовес классическому «каскадному» методу, предусматривающему избыточную документированность каждого шага в работе над проектом и жёстко закрепленную очередность реализации его этапов, подход Agile стимулирует гибкость в работе, ведёт к минимизации бюрократии: здесь во главу угла ставится работающий продукт, весомый результат, а не отчёты о выполнении очередного мелкого задания. И этот подход сегодня используется многими компаниями далеко за пределами мира ИТ. Мы также успешно его эксплуатируем. Мне, как директору, не хочется видеть письма, подробно объясняющие, почему что-то не получилось, мне хочется видеть результат. Мы постоянно работаем над тем, чтобы все бюрократические процедуры, мешающие или как-то затрудняющие достижение результата, затягивающие принятие правильных решений, были исключены из нашей бизнес-практики.

Agile предполагает гибкость в самых разных аспектах. В том числе, например, в работе с заказчиками, контрагентами, финансовыми институтами — в общем, со всеми, кто так или иначе участвует в проекте и влияет на получение конечного результата. Многие ведь в период резких колебаний валютных курсов, например, в 2014 году, когда резко менялись «правила игры», сами плохо понимали, что происходит. Яркий пример — история с введением спецсчетов для всех подрядчиков Министерства обороны (с 1 сентября 2015 года вся работа по оборонзаказу должна вестись по специальным банковским счетам. — «Эксперт ЮГ»), чуть не остановившая финансирование реализации нашего проекта. Мы тогда самостоятельно разобрались в изменениях методики работы с финансами, пошли в Газпромбанк, через который осуществлялось финансирование, разъяснили их специалистам, как действовать дальше, оставаясь в рамках государственных требований — и смогли продолжить работу.

— Какова ожидаемая динамика развития бизнеса на 2016 и последующие годы? Какие факторы могут оказать на неё влияние?

— Надеюсь, что дна кризиса мы уже коснулись, и дальше нас ждёт планомерный рост. В разработке нашей компании есть проекты на нынешний год, есть также и задел на будущее. При этом наш рынок очень сильно зависит от наполняемости бюджета.

Если экономика получит возможности дешёвого финансирования, то более динамично начнёт развиваться институт концессии. Мне кажется, что именно такая форма работы станет основным двигателем в области очистки стоков в ближайшем будущем. Только в самом лучшем виде — когда в концессию заходят компании, имеющие соответствующий опыт в области очистки стоков, а со стороны публичного партнёра гарантируется защита инвестиций и обеспечивается надлежащий контроль за качеством предоставляемых услуг. Оптимизация расходов на эксплуатацию очистных сооружений даст толчок к развитию более энергоэффективных и менее затратных технологий очистки стоков с обеспечением установленного норматива.

В настоящее время наша компания имеет опыт подготовки к концессиям — мы получили его ещё в период 2010–2012 годов, активно сотрудничая с Новгородской областью. Однако тогда дальше бумаг это не пошло, так как регион не смог определиться со своей частью софинансирования концессии. При этом считаем, что тормозом развития

  • Комментарии
Загрузка комментариев...