Ростовскую активистку связали с «нежелательной организацией»

70
4 минуты
Ростовскую активистку связали с «нежелательной организацией»

23 января Ленинский суд Ростова-на-Дону отправил под домашний арест на месяц и 25 суток активистку общественной организации «Открытой России» Анастасию Шевченко. Перед этим она два дня провела в СИЗО, так как против нее возбуждено уголовное дело по статье 284.1 УК РФ (осуществление деятельности организации, признанной на территории России нежелательной, введена в 2015 году). Это первое подобное дело в России. Еще у четырех ростовских активистов «Открытой России» в домах прошли обыски.

Анастасия Шевченко – член МОО «Открытая Россия» с 2016 года. Она также возглавляла региональный штаб кандидата в президенты России Ксении Собчак в 2018 году и пыталась объединить несистемную оппозицию под единым движением «Демократическая коалиция Дона».

«Открытая Россия» — некоммерческая организация Михаила Ходорковского. В 2017 году несколько организаций Михаила Ходорковского были признаны нежелательными. Это британские Open Russia Civic Movement, OR (Otkrytaya Rossia) и Institute of Modern Russia, Inc. Сама «Открытая Россия» зарегистрирована в Москве и в реестр нежелательных организаций не входит, но против ее активистов в 2018 году стали появляться административные дела по деятельности нежелательной организации. В «Открытой России» уголовное дело против Анастасии Шевченко, как и ряд административных дел, считают незаконным и будут добиваться его прекращения. «У нас есть опыт прекращения аналогичных административных дел. Мы доказываем, что участники «Открытой России» не принадлежат к британским организациям, признанными нежелательными», - говорит представитель «Открытой России» Алексей Прянишников.

Почему первое уголовное дело по новой статье УК РФ против активиста «Открытой России» заведено в Ростове-на-Дону, в организации предположить не могут. «Мы, разумеется, предполагали такую ситуацию, что в регионах, где присутствуют наши активисты, будут возбуждать административные или уголовные дела, но мне сложно сказать, почему именно в Ростове-на-Дону и именно против Анастасии Шевченко. Она – яркий представитель «Открытой России», но повестка и работа у всех нас примерно одинаковая», - продолжает Прянишников.

Действительно, «Открытая Россия» в Ростове-на-Дону, в основном, занималась местными проблемами и не создавала собственной политической повестки. Например, активисты организации присоединялись к митингам против вырубки Александровской рощи, против строительства мусороперерабатывающего завода в Левенцовке, собирали подписи за увольнение чиновников, занимающихся «транспортной реформой» в Ростове-на-Дону и подключались к различным митингам, в том числе, других политических партий (например, митингу против пенсионной реформы КПРФ). Из собственных акций – одиночные пикеты против пенсионной реформы и координация нескольких всероссийских акций «Открытой России».

По словам политолога «Центра региональных социально-экономических исследований Александра Джадова, в работе Анастасии Шевченко никогда не было ничего экстремистского, и сама «Открытая Россия» не была так активна в регионе, чтобы заводить здесь уголовное дело. «Я, как и многие мои коллеги, нахожусь в недоумении из-за уголовного дела. Шевченко никогда не призывала к насильственным или экстремистским действиям. Есть в нашем регионе гораздо более радикальные политические деятели с жесткой риторикой как с левого, так и с правого фланга. Она, скорее, - общественный деятель, чем политический активист. К примеру, в том же штабе Ксении Собчак она ежедневно обрабатывала десятки жалоб от населения. Даже если она где-то перешла какую-то грань, можно было бы обойтись более мягкими способами, чем уголовное преследование».

«Единственные заметные акции активистов «Открытой России» в последнее время — «Надоел» или «Обобрали до трусов» против пенсионной реформы. Да и то, они носили локальный характер. Собственной повестки они не формировали, а просто присоединялись к бытовым городским протестам. И сама Анастасия Шевченко не публичный политик. Поэтому какой-то региональной или личной подоплеки в этом уголовном деле нет, считает директор фонда «Прикладная политология» Сергей Смирнов. – Просто ситуация с существованием якобы разных организаций с одним и тем же названием «Открытая Россия», одна из которых уже давно признана нежелательной, рано или поздно могла привести к появлению такого уголовного дела».

Однако теперь, по словам экспертов, имя Шевченко прозвучало на федеральном уровне.

Против уголовного дела Анастасии Шевченко уже выступил Совет по правам человека при президенте РФ (СПЦ) и обратился в Генпрокуратуру РФ и Федеральное собрание РФ. «Совет обращает внимание, что у Анастасии Шевченко есть двое несовершеннолетних детей. Шевченко не обвиняется в совершении насильственного преступления, причинении вреда здоровью граждан, их имуществу, окружающей среде, общественному порядку или общественной безопасности. Таким образом, реальная степень общественной опасности деяния, в связи с которым возбуждено уголовное дело, является незначительной», - говорится на сайте СПЧ.

На уровне региона по делу Шевченко высказался губернатор Василий Голубев: «Меня беспокоит самочувствие трех ее детей. Все остальное — правовая оценка соответствующих органов, я не скрою, что обратил внимание на то, что у нее есть дети. Я не могу вмешиваться в процесс, но беспокойство вызывают дети».

  • Комментарии
Загрузка комментариев...