Богатая ленивая столица

240
12 минут
Богатая ленивая столица

Автор: Владимир Козлов


Ростов-на-Дону — самый крупный и богатый город юга России, для постсоветских лет это неоспоримый факт. Однако его априорный отрыв постепенно сокращается: в последние годы во всех рейтингах лидирует Краснодар. Донской столице пора осознать, что сейчас меняется модель развития города — власти муниципалитета должны быть к этому готовы.


«Здесь было что делить», — этой фразой один из крупных ростовских предпринимателей как-то пояснил, почему регион долго не занимался привлечением инвестиций. Действительно, исторически сложившиеся ресурсы — в некотором смысле проблема города сегодня: они дают иллюзию, будто пресловутое звание южной столицы неоспоримо. Ресурсы эти лежат в сфере индустрии, образования, финансов, их даже легко увидеть, просто въехав в город с южной стороны. Условный центр города представляет собой огромный прямоугольник в пределах улиц Береговой, Сиверса, Текучёва и проспекта Театрального. Он рассечён широкими проспектами, каких не отыскать, например, в Краснодаре. Работы в этом центре — непочатый край: создание деловой инфраструктуры, реконструкция исторических памятников, замена ветхого фонда, занимающего пространство ниже Большой Садовой, развитие парковых зон, транспортной инфраструктуры, торговли. Это пространство, которое само собой порождает деловую активность. Проблема только в том, что деловая активность сама по себе не решает проблем городского развития — хотя иллюзия того, что это так, у ростовских властей, кажется, всё-таки есть. Сейчас уже ясно, какой будет следующая глава в развитии города — она начинается под знаком подготовки к проведению Чемпионата мира по футболу 2018 года. Однако было бы неправильно ограничиться этой подготовкой — нужно заложить новую модель роста города.


Рост без социального эффекта
Ростов — едва ли не единственный центр полноценного городского развития в Ростовской области. Его близость даёт возможность расти Батайску, Новочеркасску, прилегающим районам. Сюда едут учиться и работать со всей области. Последние четыре года показывают, что в Ростове усиливается миграционный прирост: за это время почти в полтора раза увеличилась списочная численность работников предприятий — такой динамики не показал больше ни один город юга России. При этом видно, что в последние годы рабочей силы не хватает: в 2013 году неожиданно быстро — на треть — стала расти средняя зарплата, которая в предыдущие три года сохранялась примерно на одном уровне в 23,5 тысячи рублей.
По величине доходов бюджета Ростов — абсолютный лидер на юге России, даже несмотря на олимпийскую историю Кубани. Но это накопленный уровень: за последние четыре года доходы выросли не более чем на 10%. А в Краснодаре за тот же срок рост доходов превысил 40%, в Пятигорске составил свыше 25%, даже в Махачкале — более 20%. Возможно, сейчас город заходит на новый виток развития. Последние два года Ростов имеет опережающие темпы роста инвестиций: в 2012 году — 13%, в 2013 году — более 20%. После долгого спада обозначился рост жилищного строительства — в прошлом году впервые после 2008 года город построил более миллиона квадратных метров жилья. Но достаточно бросить взгляд на социальную сферу, чтобы сделать вывод о том, что Ростов-на-Дону не стремится превращать экономические достижения в социальные. Например, количество врачей на 10 тысяч человек населения почти не меняется, оно меньше, чем в Краснодаре, Астрахани и даже Элисте. Ещё дальше от лидерства Ростов по показателю обеспеченности мощностями медучреждений — и, опять же, ситуация в этой сфере почти неизменна. Недавний рейтинг журнала «Русский репортёр» высветил проблемы Ростова ещё ярче: из десяти лучших городов России, в число которых донская столица стабильно попадает, здесь меньше всего тратят бюджетных средств на культуру и спорт (в 2–5 раз!). И никто из десяти лучших городов страны так мало не тратит на образование, транспорт и дороги, что заметно невооружённым глазом даже приезжему. Власти Ростова сейчас говорят о благоустройстве как об одном из ключевых приоритетов, другие проблемы они хотят решать, используя механизм ГЧП, однако бизнес этого механизма пока не понимает. Ситуация патовая: есть шанс не только не решить, но и усугубить наболевшие проблемы города.


Накопленные проблемы
Официальный сайт Ростова-на-Дону оставляет впечатление, будто город не собирается развиваться. Если не считать подготовки к чемпионату мира по футболу, о которой разговор впереди, говорить не о чем. Презентация регионального проекта «Стратегия перемен» не обновлялась с 2011 года, собственных проектов, если не считать обязательных для освоения средств целевых программ, у города, кажется, нет. Хотя запас идей изложен в эффектной Стратегии развития Ростова-на-Дону на период до 2025 года. Например, там сказано, что главные проблемы города — быстрое ветшание инфраструктуры при отсутствии эффективных средств стимулирования инвестиций, инноваций, модернизационных процессов. А вот самая ёмкая формулировка из раздела «возможности»: «развитие города Ростова-на-Дону как межрегионального центра деловых, инновационных, образовательных, медицинских услуг, а также местного и международного туризма». Правда, неясно, читает ли кто-либо этот умный документ. Где искать информацию о том, как стратегия реализуется, неясно. Если судить об этом по тому, что говорит мэр Михаил Чернышёв (см. интервью в № 6–7 от 10–17 февраля), то она вообще не реализуется. Модернизация инфраструктуры — главная внутренняя проблема города. Каждую зиму Ростов переживает транспортные коллапсы, поскольку в центре продолжают строить жилые высотки, количество автомобилей неконтролируемо растёт, а количество парковок в центре и путей сообщения центра с периферийными районами не увеличивается. Более масштабная проблема — отсутствие взаимодействия с региональным бизнесом. По нашим наблюдениям, наличие программы развития, крупных медийных бизнес-проектов, в которых можно поучаствовать, — важный критерий привлекательности территории для бизнеса. Отсутствие публичной повестки, связанной с развитием города, — постоянный источник критики со стороны прогрессивного бизнеса. А ведь стратегии развития реализуются именно руками предпринимателей. В Ростове давно готов комплекс идей, посвящённых тому, как использовать инновационный и образовательный потенциал города и региона, но инструментария, позволяющего определяться с приоритетами не на словах, а на уровне системы поддержки, в городе нет. А сам малый и средний бизнес никогда не решит проблему подготовки кадров для специфических отраслей, не создаст отраслевых кластеров — нужна третья заинтересованная сила. Главная мысль, которая звучала на проведённом нами в Ростове в прошлом году форуме «Развитие городов юга России»: местная власть должна быть активным участником процесса развития. Но пока, говоря откровенно, вклад муниципальной власти в повестку развития города минимален.


Деловая культура Ростова
Ментальность делового Ростова довольно узнаваема. Рассказывают, что казаки строили дома на расстоянии ружейного выстрела друг от друга. Казачья прививка у города есть, и она оказалась помножена на опыт бойкой базарной торговли. В результате выработался довольно прямой и агрессивный способ вести переговоры, который южнее не встретить. У более вежливых и осторожных кубанцев ростовчане часто вызывают подозрение: в Ростове принято быстро решать вопросы, а в Краснодаре не привыкли к напору. Один из сотрудников транснациональной компании, который переезжал на работу из Ростова в Краснодар, после признавался, что переговоры по тому же самому вопросу он ведёт на Кубани примерно на сорок минут дольше. «Ростов — город сильных людей, которые всегда договорятся», — говорит один местный банкир. Конечно, ярко выраженная многонациональность города только укрепляет это качество, наряду с терпимостью. В Ростове сложно себе представить, например, митинг противников современного искусства — не потому, что их нет, а потому, что здесь так принято: «Сам живи — и другим давай». Но у торгашества есть и оборотная сторона — недальновидность. Для властей это тоже головная боль: как управлять торгашами, когда любому чиновнику любой бизнесмен готов быстро объяснить, как управлять городом? Звание «Ростова-папы», сложившееся в 1920-е годы, также сообщает нам, что вопрос о том, кто здесь реальная власть, как минимум, обсуждаем. Осложняют дело и промышленные традиции. Главы больших заводов всегда и везде были высшей кастой — властные, профессиональные, независимые в суждениях, очень требовательные. Это не отличительная черта Ростова — можно для сравнения пообщаться с промышленниками Волгограда: там тоже любой директор скажет всё, что он думает о чиновнике любого уровня. В Краснодарском крае, например, такое не принято — здесь не было никаких «красных директоров», были только председатели колхозов, благополучно пережившие распад Союза, а отношения власти и бизнеса складывались более доверительно. В Ростове же власть побаивается бизнеса, а предприниматели — иных чиновников. Это — проблема города, поскольку местные власти, по сути, мало что могут сделать совместно с бизнесом. А сделать, по-хорошему, надо немало.


Обретение идентичности
В историческом развитии Ростова-на-Дону было несколько переломных точек, проходя которые город существенно корректировал свою формулу роста. Он основан в 1740-х годах как приграничный пункт, первым учреждением которого была таможня на реке Темерник — за нею начиналась Турция. В 1761 году построенной здесь крепости присвоили имя святого Димитрия Ростовского. Название крепости сокращалось до Ростовской, название города — до Ростова, а чтобы отличать его от Ростова Великого, добавили «на Дону». Но к моменту обретения имени крепость утратила своё приграничное значение — в связи с присоединением Причерноморья. Гарнизон был переведён в район Анапы, крепость снесли за ненадобностью — началась новая, торговая и многонациональная история города. В 1840-50-х годах широкую известность получили ростовские ярмарки. Рынки стали центральными местами города. И сегодня огромный Центральный рынок, посреди которого возвышается главный кафедральный собор, — сердцевина Ростова. Однако город на новый уровень вывела не торговля. В 1856 году постоянного населения в городе было 12,6 тысячи человек — эта цифра не менялась на протяжении 15 лет. Прорыв случился в 1860-е — когда здесь появилась современная индустрия. Табачная фабрика Асмолова, огромная мельница купца Парамонова, писчебумажная фабрика Панченко, первое мукомольное предприятие, плугостроительный завод «Аксай», Главные мастерские Владикавказской железной дороги, судостроительный, гвоздильно-проволочный, чугунолитейный заводы… Всего за 30 лет — одно поколение — население города выросло в десять раз! В 1897 году тут проживало уже 120 тысяч человек, за следующие 25 лет население удвоилось. История говорит о том, что тот Ростов, каким мы его знаем сегодня, возник в результате индустриального рывка, усиленного размещением города на пересечении транспортных коридоров, идущих через порты. Идентичность города сложилась: Ростов — индустриальный центр юга России. Это так и сегодня. Но понятно и другое — этого мало для развития: индустриальный потенциал развития города исчерпан, нужно искать другой драйвер.


Черты нового профиля
«Роствертол», «Ростсельмаш», «Донской табак», ГПЗ-10, «Балтика-Ростов» — в Ростове и сегодня размещаются крупные предприятия, которые имеют собственные планы развития. В постсоветский период добавились современные производства агропромышленной группы «Юг Руси», текстильного холдинга «Глория Джинс», лакокрасочного завода «Эмпилс», крупного производителя молочной продукции группы «Белый Медведь» и других. Однако совершенно ясно, что Ростов сегодня никому не предлагается в качестве площадки для размещения крупных индустриальных проектов, для этого у области есть индустриальные парки — в том числе в рамках Ростовской агломерации. Ясно и то, что крупную промышленность в обозримом будущем ждёт вытеснение за пределы мегаполиса — первым в промзону было вынесено производство «Донского табака». Сегодня нужно признать, что статистика не показывает существенную часть экономического роста донской столицы — поскольку он выплеснут за её границы, на более широкую территорию Ростовской агломерации. Когда мы видим рост Батайска, Аксайского, Мясниковского районов, то нужно понимать, что это растёт образование под названием Большой Ростов. Агломерации складываются стихийным образом, однако все признают, что их развитием можно и нужно управлять. Пока же можно говорить, что бизнес, планируя, например, проекты комплексного освоения территорий в рамках агломерации, берёт в расчёт её совокупный потенциал. Развитие темы Большого Ростова существенно повышает инвестиционный и потребительский потенциал территории. Агломерация — это прежде всего новые территории для освоения, которое в идеале привязано не столько к конкретному муниципалитету, сколько ко всей агломерации. Именно по этой причине сегодня донской бизнес поднимает вопрос о разработке стратегии и даже мастер-плана развития Большого Ростова — в таком случае, планируя собственные проекты, можно будет изначально соотносить их с официальным видением будущего пространственного развития. Движение по этому пути даёт новые возможности для строительства жилья, инфраструктуры, развития торговли, логистики, развлекательных зон, решая важную проблему города — малоземелье: из всех российских миллионников Ростов — самый компактный, город можно легко пройти в длину вдоль Дона за 4–5 часов. Именно на агломерацию будет работать подготовка к чемпионату мира. Создание спортивной, гостиничной, транспортной инфраструктуры на левом берегу Дона фактически позволит дать городу новую зону для развития. Многие годы на заболоченной местности между Ростовом и Батайском зрели разного рода прожекты, но только строительство стадиона и сопровождающей инфраструктуры может стать достаточным поводом для того, чтобы вытащить их из долгого ящика. Действительно, запланировано немало. Так, к 2018 году в Ростове должны появиться восемь крупных гостиниц высокого и среднего уровня. К чемпионату привязано также строительство южного и западного транспортного обходов города, нового моста через Дон, подвесной канатной дороги, связывающей два берега. Помимо этого — тренировочные базы, новые объекты здравоохранения и энергетики. Отдельный большой проект — новый международный аэропорт «Южный». Общий объём инвестиций в подготовку к мундиалю запланирован на уровне 85 млрд рублей. Возможно, ещё рано пытаться заглянуть за черту чемпионата, но уже сейчас ясно, что новый деловой профиль Ростова — это, с одной стороны, сфера услуг: транспорт, обработка грузов, торговля, социальная, образовательная сферы, развлечения, общепит, а с другой — развитие предприятий, производящих продукцию с высокой добавленной стоимостью. Так, сегодня Ростов почти не использует свой инновационный потенциал, сосредоточенный в существенной мере в сфере малого и среднего бизнеса. Именно такого рода предприятия способны, занимая узкие ниши, становиться игроками федерального и даже мировых рынков. Но пока в отчёте о социально-экономическом развитии города за 2013 год словосочетание «малый бизнес» не встречается ни разу, и реальных средств поддержки инноваторов на уровне города и региона не существует. И их надо создавать, иначе, закончив подготовительные спортивные стройки, город рискует осознать, что его будущее, которое уже на пороге, отложено на неопределённый срок. Наконец, новый деловой профиль нуждается в эффективном позиционировании. Здесь ещё многое стоило бы сделать — поскольку пока что надо долго жить в этом городе, чтобы понимать его необычайные перспективы.
  • Комментарии
Загрузка комментариев...