Образовательный проект как градообразующий элемент: разговор с арт-менеджером из Краснодара

1659
12 минут

«Наша цель — не деньги, а утоление голода на современный культурный продукт», — говорит Анна Пчелина, которая уже три года делает в Краснодаре просветительский лекторий «Как устроено современное искусство?». Она считает, что именно спрос на образование — драйвер культурных индустрий

Образовательный проект как градообразующий элемент: разговор с арт-менеджером из Краснодара

Анна Пчелина — пропагандист современного искусства в Краснодаре//Фото: предоставлено Анной Пчелиной
Поделиться
В рамках лектория Пчелиной, который работает при поддержке ПАО «Ростелеком», Краснодар посетили кураторы многих российских институций. Бэк-граунд Анны Пчелиной — деловая журналистика и филологический факультет Ивановского и Кубанского государственного университетов. Написала книгу интервью о Краснодарском крае «К.Рай». «Эксперту ЮГ» Анна рассказала о своем новом проекте — документальном фильме о художниках «1994. За Фасадом», и о том, где Краснодар черпает потенциал развития культурных индустрий. Общение состоялось в рамках проекта «Созидатели Юга: лидеры креативных индустрий», поддержанного Фондом культурных инициатив и КБ «Центр-инвест».

Анна Пчелина 1.jpg
Поделиться

На лектории Анны Пчелиной//Фото: предоставлено Анной Пчелиной

В документальное кино меня толкнула пандемия

— Какой из собственных проектов, реализованных за последние два года, вы считаете главным?

— Наверное, документальный фильм «1994. За Фасадом», над которым я работала в качестве автора и режиссера. Картина завершена в 2021 году и, надеюсь, скоро войдет в программы фестивалей документальных фильмов, которых так много, что пришлось искать специалиста для продвижения проекта. Это фильм о жизни художников в Краснодаре в 90-е годы. Магистральный сюжет — выставка «Фасад», которая прошла в Художественном музее им. Ф.А. Коваленко в 1994 году, она оказалась ключевым художественным событием того времени. Будет ли картина значима для города? Честно, не знаю. Но на меня работа в новом жанре произвела большое впечатление. Посмотрим, как ее примут краснодарцы, когда фильм будет выложен в сеть.

— Почему вы выбрали документалистику в качестве способа самореализации?

— Опыт работы в жанре документального кино стал неожиданным, к нему меня подтолкнула пандемия. Все-таки количество публичных мероприятий сильно сократилось, и образовалось много свободного времени. Сама идея создания фильма появилась как продолжение лекций о современном искусстве, которые я организую уже три года при участии ПАО «Ростелеком». Мы приглашаем к выступлениям и самих художников, но чаще - арт-менеджеров, которые рассказывают, как делают арт-парки и галереи, устраивают арт-ярмарки, собирают коллекции, осмысляют развитие искусства. Нам важно привозить в город акторов с переднего края этого процесса — тех людей, которые отвечают за значимые проекты, чтобы вдохновить местного человека.

— Что это за люди? Например...

— Например, коллекционер и директор ярмарки современного искусства Cosmoscow Маргарита Пушкина. Или директор арт-парка «Никола-Ленивец», продюсер Международного фестиваля ландшафтных объектов «Архстояние» Юлия Бычкова. Или директор петербургского Манежа Павел Пригара. Или один из ведущих экспертов в области искусства новых технологий в России, доктор философии (PhD) Антонио Джеуза. Все они откликнулись на наши приглашения. С каждым из них мы много говорили о машинерии выставок в искусстве, о художественном образовании, о привлечении партнеров и развитии местной среды. И в какой-то момент я поняла, что не хватает информации именно о Краснодаре, захотелось встроить в этот цикл какой-то дополнительный материал, посвященный этой среде, которым и стал фильм.

— В чем состоит его замысел?

— Сначала у меня была идея снять какой-то видеоряд и сделать серию интервью на заданную тему. В результате увлеклась. Материала было так много, и он был таким многослойным и многоуровневым, что мы решили сделать документальный фильм.  Краснодарская выставка оказалась уникальным мероприятием в 90-е. Пожалуй, в то десятилетие ни в одном музее страны не было организовано ничего подобного. Группе молодых художников в 1994-м году на полгода предоставили целое здание на Красной, 15, выделили средства на материалы, дали в помощь работников. На шесть месяцев музей превратился в арт-резиденцию. Затем был организован показ в формате, как мы сейчас бы сказали, фестиваля. Выставка длилась всего несколько дней. Ее посетило огромное количество людей, сотни и сотни человек. Но поскольку участники не были экспертами, то не смогли эту выставку должным образом заархивировать, сохранить и засвидетельствовать для искусствоведов, она зафиксирована на старую пленку и эмоционально.

Фильм заставляет задуматься о важных вопросах. Как соотносится местное и глобальное искусство? Какой должна быть маркетинговая стратегия художника? Зависит ли она места его жительства? Как художнику создать проект с нуля, а затем организовать его успешный показ, в том числе для экспертного сообщества (которое находится по большей части в Москве)? Какую институциональную поддержку должно получать искусство?  Вроде бы человек высказывается в искусстве. И это его цель. Но задачи перед ним стоят в том числе и деловые: он должен довести продукт до потребителя и заработать на кусок хлеба. Фильм в том числе и об этой драме художников.

— Подобный продукт требует серьезных ресурсов: оператора, монтажера, режиссера и т. д. Большая у вас была команда? И насколько дорогим получился проект?

— На самом деле фильм создавали два человека — я и Алексей Коноплев, который сидел в Москве и был редактором монтажа. А сценарием, режиссурой и частично монтажом занималась я. У нас было 20 часов видео-материала: интервью, архивные и натурные съемки. Я собрала из этого два часа и передала все Алексею, который довел «до ума» и сжал фильм до 84 минут. Каждый вечер мы сидели в Zoom и пересобирали кадр за кадром, секунда за секундой. Спасибо «Ростелекому», который пошел навстречу и профинансировал проект. Озвучить сумму я не могу, это непубличная информация. Скажу, что это не было дорого.

Как поддержать тренд на локальность и аутентичность 

— Какими показателями можно измерить успешность реализованного проекта в сфере культуры?

— Для документального фильма «За Фасадом. 1994» я определила для себя три цели. Первая: возбудить, спровоцировать местных искусствоведов изучать материал 90-х. В те годы работало большое количество художников, а сегодня местному сообществу необходимо идентифицировать себя в культурно богатой среде. Ожидаю, что профсообщество  услышит мой сигнал. Вторая цель: встроить события, о которых повествует фильм, в общероссийский контекст. Надеюсь, о них напишут и в учебниках по истории отечественного искусства, которых правда еще не существует. И третья. Мне хотелось бы удовлетворить голод местной публики, которая ассоциирует себя с городом, в котором живем. Этот запрос есть, это подтверждают диалоги и споры, возникающие вокруг тех или иных объектов искусства в Краснодаре. Свежий пример — недовольство скульптурной группой «Тороиды», которую разместили на Кубанской набережной в прошлом году на деньги инвесторов — горожанам она не понравилась, и монументы решили убрать. Тренд на локальность и аутентичность сейчас сформирован довольно четко.

С Алексеем Коноплевым, режиссером монтажа фильма _1994.За Фасадом_.jpg
Поделиться

С Алексеем Коноплевым, режиссером монтажа фильма "1994.За Фасадом"//Фото: предоставлено Анной Пчелиной.

Вообще успешность любого культурного проекта можно измерить инструментами, которые применимы уже в следующем поколении: насколько глубокий след продукт оставил в мировоззрении публики, на что повлиял, сформировалась ли новая среда, культурная традиция, возникли на волне в момент события или после него инфовсплески.  Эффект, который я ощутила — это всплеск интереса к страницам лектория в социальных сетях, увеличение количества подписчиков и посетителей лекций, широкий круг вопросов, которые звучат на наших встречах. Ну, и ко мне стали обращаться за экспертизой как к человеку из мира культуры и искусства. Собственно, я себя так и позиционирую. 

— Как вы ищете ресурсы для реализации культурных проектов?

— Как ни странно, ресурсы сами меня находят. Мне везет. В планах — написать грант. У меня сейчас есть проект, который, кажется, требует государственного участия. Но пока я не готова говорить об этом. Почти все свои проекты я реализую при чьем-то участии. Так, наш с «Ростелекомом» курс лекций о современном искусстве предполагает наличие различных локаций и площадок, которые принимают наши события. Среди слушателей и друзей есть много представителей бизнеса, и они активно вовлечены в культурный процесс. В прошлом году я начала сотрудничество с сетью кинотеатров «Монитор» - выступаю куратором выставок современного искусства, а это значит не просто картинки развесить. Компания уловила настроение своих зрителей.

— Есть ли в регионе сообщество, к которому вы принадлежите как творческая единица? Что это за сообщество?

— В Краснодаре есть человек 200-300 - сообщество, в которое входят художники, менеджеры и активные покупатели-зрители искусства. Все, кто имеет отношение к изобразительному искусству. Пожалуй, для себя я бы сузила этот круг до очень важной группы людей — арт-менеджеров, кураторов, галеристов, которые запускают проекты. Их немного, но благодаря им все и происходит. Это как Федор Коваленко, который когда-то создал музей в Краснодаре. Наша цель — не деньги, а утоление голода на современный культурный продукт. Мы помогаем развиваться обществу людей, которые хотят потреблять современное изобразительное искусство. Спрос на него растет. Например, меня недавно пригласили на свадьбу, для того чтобы я прочла лекцию о современном искусстве. В течение полутора часов молодожены и их гости сидели и слушали! По своей профессии эти люди не имели никакого отношения к искусству...

Культура и события вокруг вызывают дискуссии и даже довольно ожесточенные споры. Вспомните, как лет 10 назад в Краснодар пригласили известного галериста Марата Гельмана с выставкой современного искусства и проектом нового музея. Был скандал и многие тогда думали, что ничего не получится. В результате ничего и не получилось. Гельману не дали поработать. Сейчас мы видим, как за 10 лет все изменилось, Краснодар стал другим, люди более насмотренными. Они знают, что искусство — это нормально, важно, интересно, приятно. Город не только стал потреблять современное искусство, он начал его создавать. Появился ЦСИ «Типография», который существует в том числе на деньги, собранные горожанами. Наши лекции о современном искусстве собирают полные залы. Вы удивитесь, как много людей, которые регулярно поддерживают культурные проекты.

Галицкий показал, как нужно правильно

— Как оценить уровень развития культурной индустрии в регионе. Каков ее потенциал, в какой сфере он наибольший?

— Это, скорее, задача социологов, но я думала над этим вопросом. Полагаю, что основной потенциал скрыт в сфере образования, в просветительских проектах. Именно здесь будет большой всплеск частных инициатив. Тем более что у нас перед глазами — Академия футбола ФК «Краснодар» Сергея Галицкого. Заметьте, все началось с образовательного проекта. Вокруг него сложилось остальное — сначала стадион, затем парк, в который органично внедрили элементы современного искусства: скульптуру, ландшафный дизайн, архитектуру. Повторюсь, градообразующим элементом стал образовательный спортивный проект для подростков. Мне кажется, это мировой тренд. Трансформация общества из индустриального в цифровое выявила проблемы образования, которое сейчас в остром кризисе. Энергия проектов, подобных парку «Краснодар», заставляет город развиваться с космической скоростью и переключаться на язык современного искусства. Каждый раз, когда бываешь там, удивляешься: а можно и так! Уверена, что со временем мы увидим появление новых институций в наших креативных индустриях.

— Чью деятельность в культурной сфере регионе вы выделяете для себя?

— Для меня — это партнеры Вячеслав Плеханов и Елена Крупа из ПАО «Ростелеком». Это люди, которые внимательно следят за культурной жизнью в городе. Еще — генеральный директор киносети «Монитор» Николай Расторгуев. Он очень хорошо чувствует городскую аудиторию, организует в одном из своих кинотеатров выставки современного искусства. Не могу не отметить директора МКЗ «Органный зал» Марию Тернавскую за то, что она не только сохраняет традиции этого места, но и открыта новым идеям. Заместитель директора Художественного музея А.Ф. Коваленко Елена Ковакина горит своим делом, планирует собственные проекты. Отмечу кураторов Краснодарского центра современного искусства «Типография» Елену Ищенко и Марианну Кручински, «Типография» сейчас стала, можно сказать, цитаделью концептуального и остроактуального искусства, в частности артхаусного кино. Руководитель студии танца «Воздух» Юлия Блохина занимается современной хореографией, приглашает хореографов и театральных критиков в наш город; я слежу за образовательными инициативами артменеджера, специалиста по театральному маркетингу Евгении Карпаниной; моя давняя коллега и единомышленник — директор иностранных программ Международного фестиваля фотографии «Фотовиза» Маша Гольдман — все эти люди ценные кадры нашей культурной индустрии.

Бизнесу нужны налоговые вычеты

— Какую форму поддержки культурных индустрий вы считаете наиболее перспективной?

— Очень многие инициативы существуют и будут существовать на средства бизнеса - большого, среднего и даже малого. И это нормально. Если говорить о господдержке и вспоминать ресурсные возможности наших администраций, к примеру, то, я считаю, что не всегда от них нужны собственно деньги. Во-первых, нужен доступ к информационным ресурсам, которые дотируются из бюджета — газетам и ТВ, пока их хоть кто-то еще читает и смотрит. Очень часто возникает ситуация, когда та или иная редакция интересуется проектом, созданным на деньги бизнеса. Делает материал о событии и «вымарывает» из текстов любое упоминание о спонсоре. Доходит до смешного: кубанские СМИ ведут себя просто непрофессионально, не упоминая собственно организаторов мероприятия. А ведь от упоминания в отчете никто не пострадает. Это же ничего не стоит. Можно было бы сделать какие-то квоты для культурных проектов, чтобы, например, каждый проект мог рассчитывать на то, что его события будут освещены без этой нелепой цензуры.

Во-вторых, грантовая поддержка. Государство выделяет сейчас средства на разные проекты. И это хорошо.

В-третьих, мне кажется, Краснодару не хватает профессиональных сообществ. Именно за подобными формами взаимодействий будущее. Сегодня создать проект в одиночку очень сложно. Но кто должен создать условия для их формирования? Государство? А может, сами арт-менеджеры? Ответить на этот вопрос я пока не смогла. Но в объединении - сила.

В-четвертых, было бы здорово, если бы в крае спонсорам культурных проектов сделали какое-то налоговое послабление. Например, поддержал фестиваль балета — получил налоговый вычет. И мы увидим, как количество таких проектов увеличится. Создайте условия, а мы сами договоримся...

— Что можно было бы сделать для того, чтобы регион лучше использовал свой культурный потенциал?

— Необходимо создать условия для государственных и муниципальных музеев, у которых не хватает сил на организацию культурных мероприятий так, чтобы было интересно. Например, музейщикам из-за огромного объема административной работы, отчетных мероприятий и писанины просто не хватает сил на хорошие проекты. А в том, что отличные идеи есть, я уверена. Еще одной точкой роста могли бы стать библиотеки. У этих пространств огромный потенциал. Посмотрите на Питер или Москву, где они стали по совместительству кофейнями, лекториями, коворкингами, местами для встречи с интересным гостем, где можно очень интересно провести время.

Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наше сообщество ВКонтакте, каналы в Telegram и на YouTube, наша группа в Одноклассниках .